ФЭНДОМ


Наш святой моральный долг - протянуть руку помощи всем нуждающимся мира. Наш Фонд воплощает собой самые лучшие черты западной цивилизации: заботу о ближнем, любовь к незнакомым тебе людям, готовность к бескорыстному служению. (Жан-Клод Леклерк)

Фонд "Руки помощи", просто Фонд, также Благотворители - крупнейшая благотворительная организация в XXI-м веке, созданная правительством Объединенных наций в 2030-м году для оказания поддержки страдающему населению Желтых и Красных зон. Вскоре организация обросла связями с крупнейшими корпорациями, очень быстро превратившись во влиятельную и богатую структуру, являющуюся мощным рычагом влияния Наций на окружающий их мир. По состоянию на 2048, "Руки" охватили весь мир и являются самой богатой благотворительной организацией из всех когда-либо существовавших, и самой влиятельной из современных. 

Оценки деятельности Фонда отличаются резкой полярностью. Подавляющее большинство политиков, Средств массовой информации, партий и движений внутри ОН безоговорочно поддерживают деятельность "Рук", считая Жана Леклерка воплощением всех добродетелей. Многие государственные деятели и организации в Желтых зонах также одобряют действия "Рук", акцентируя внимание на том, что они делают доступными продвинутые медикаменты и снабжают наиболее удручающие районы продовольствием. Благотворительная организация действует практически по всему миру и ежегодно спасает десятки тысячи жизней, о чем постоянно извещает на своих медиа. На данный момент, Фонд предоставляет работу многим тысячам людей и содержит свои клиники, школы, госпитали и другие социальные пункты по всему Земному шару, присутствуя даже в охваченных агонией Африке и Индостане. 

Но есть, по мнению многих других лиц, и оборотная сторона медали. Согласно проводимым журналистским расследованиям, "Руки помощи" зачастую нарушают элементарные требования гуманизма, активно предоставляя нуждающимся просроченные товары и услуги крайне низкого качества. Есть свидетельства, что организация стоит за многочисленными похищениями людей в Желтых зонах, а уж про связанные с Фондом коррупционные дела слышали хотя бы краем уха все граждане Наций. В любом случае, "Руки" уже давно стали неотъемлимой частью не просто политической системы Объединенных наций, но даже самой геополитики. 

Организация 

Офис Рук

Офис Жана Леклерка в Лондоне.

В 2030-м году при деятельном содействиии Генеральной Ассамблеи Объединенных наций произошло слияние нескольких крупных благотворительных организаций Запада. За время своего существования "Руки" претерпели несколько крупных изменений, но с приходом на пост председателя Совета попечителей Жана-Клода Леклерка (2033) фонд обрел необходимую стабильность. Основным источником финансирования деятельности организации являются пожертвования от крупных компаний Наций: согласно полудоказанному расследованию Юнио Герро, Исполнительный совет через Палату корпораций обязывает бизнесменов скидываться на нужды Фонда, угрожая применением карательных мер к воздерживающимся. Помимо акул бизнеса, многие рядовые граждане Объединенных наций делают взносы в пользу Фонда, что считается престижным и одобряемым обществом способом вложить деньги; наконец, "Руки" получают и солидное государственное субсидирование, так как являются мощным оружием влияния на Желтых зонах. Обобщая, Фонд не испытывает нужды в деньгах: даже наоборот, он позволяет себе предоставлять кредитование для тех или иных социальных проектов местных властей. 

На данный момент "Руки помощи" имеют свыше 10 000 филиалов по всему миру: особенно много отделений на Ближнем востоке, в Азии и Латинской Америке. Разумеется, посланники Лондона присутствуют и в Восточной Европе с Россией; наконец, действуют социальные объекты под патронажем "Рук" и на территории самих Наций. Главный офис компании расположен в Лондоне: здесь же проходят заседания Совета директоров, на которых определяется стратегическое направление развития "Рук". Отсюда приказы и распоряжения расходятся по всему миру: вторые по важности офисы, направляющие действия местных отделений, находятся в Киеве, Ла-Плате, Каракасе, Иерусалиме, Баку, Коломбо, Санье и Токио. Именно эти офисы распределяют отправляемую из центра помощь, оказывают поддержку начинаниям местных правительств в области развития социальной сферы, наконец, готовят местные кадры в области педагогики и здравоохранения. 

Торговец

Жан-Клод Леклерк на пресс-конференции, посвященной открытию медицинского комплекса в Москве.

Благотворительный фонд на удивление иерархичен: местные отделения обязаны строго подчиняться центральному офису, который направляет финансовые потоки в зависимости от эффективности работы каждого сектора. Жан-Клод Леклерк умело создает себе репутацию скромного служителя всего человечества: носит недорогие костюмы, показательно отказался от драгоценностей кроме обручального кольца, воздерживается от комментариев по политическим проблемам, всегда подчеркнуто вежлив. Казалось, как такой человек может вызывать негативные эмоции хоть у кого-то? Между тем Леклерк - рекордсмен Исполнительного совета Объединенных наций по пережитым покушениям: атаковали его 30 раз, но все время неудачно. Даже командующий войсками Наций Фридрих фон Бок или председатель комитета национальностей Мурниеце реже становились объектами покушений; очевидно, что глава Совета директоров "Рук" не так-то прост. Например, глава "Силуэта" Морган Эверетт считает Жана-Клода самым опасным своим врагом - за исключением, разумеется, самого Джордана. Прислушаться к мнению лидера самой могущественной криминальной корпорации определенно стоит, он крайне редко ошибается в своих оценках других людей. 

Фонд занимается не только распределением продовольствия и лекарств среди нуждающихся, но и пытается воссоздать поврежденную или даже разрушенную социальную инфраструктуру. Во второй половине 2030-х "Руки помощи" по инициативе своего нового начальника перешли к широкомасштабному открытию клиник, школ и даже ферм, на которых предоставляли работу нуждающимся в ней. Согласно достигнутым в 2039-2040-х договоренностям с национальными правительствами, последние брали на себя половину содержания объектов, а Фонд брался тренировать местные кадры по новейшим методикам и обеспечить доставку современного оборудования. Таким образом, на 2048, "Руки" проникли по всему миру, постоянно расширяя сферу своей деятельности и преумножая достигнутое положение - несмотря на все скандалы и "грязноватый" имидж в глазах противников Наций. 

Официальная деятельность

Работа в Желтых зонах

В Китае

Госпиталь Фонда в Сиани.

Своей приоритетной задачей "Руки помощи" видят оказание поддержки всем в ней нуждающимся по всему земному шару. Так по крайней мере громко заявляют программные документы Фонда, а в их правдивости мейнстримные Средства массовой информации не позволяют себе усомниться. При этом активнее всего Фонд действует в относительно стабильных Желтых зонах, где существуют национальные правительства, обладающие той или иной, но легитимностью и силой принуждения. Следовательно, там нет откровенного разгула бандитизма, и можно вести работу, не содержа огромное количество охранников. Разумеется, нельзя говорить об одинаково хорошем положении всех Желтых зон: например, наиболее дикие районы Китая недалеко ушли от Индии, а вот Украина с Беларусью считаются самыми безопасными странами мира - за исключением самих Наций, естественно. 

Первоначально (2030 - 2034) главной задачей Фонда была доставка и распределение гуманитарной помощи между нуждающимися в ней. Поставки шли более-менее регулярно в Восточную Европу, Латинскую Америку и на Ближний восток: Азия в силу своей географической отдаленности получала помощь эпизодически. Уже тогда "Руки помощи" открывают свои первые офисы в крупных городах: там можно было записаться на получение гуманитарной помощи, предоставив свидетельства своего бедственного социально-экономического положения. Вскоре начинается прием на работу местных, причем на довольно-таки щадящих условиях: от них требовалось знание английского языка и наличие определенных навыков, например, водительских или познаний в медицине. За это время Фонд получает репутацию спасителя многих тысяч людей: по "TrueNews", главному новостному телеканалу Наций, регулярно крутили репортажи, выставлявшие работников "Рук" в самом лучшем свете. Чаще всего показывали посланцев Лондона в окружении улыбающихся местных жителей после получения последними гуманитарки; настоящий же фурор произвела прямая трансляция открытия госпиталя в Москве 21 мая 2035-го. Стоя у дверей нового комплекса, построенного в рамках укрепления отношений РДФР и Наций, Жан-Клод Леклерк объявил о смене всей организацией курса. 

Академия

Академия имени Мазепы в Киеве.

В самом деле, с 2035 изменилась вся стратегия Фонда. Он переходит на полноценное освоение территорий, которые покрываются социальной инфраструктурой. Председатель Совета директоров Леклерк постоянно ездил по оставшимся странам, добиваясь подписания выгодных ему соглашений о сотрудничестве, полагаясь при этом на всю мощь Объединенных наций. Если некоторые государства вроде Украины и Азербайджана сами охотно шли навстречу, то с Россией или Аргентиной приходилось применять меры воздействия. Но в конечном итоге никто не мог устоять перед амбициями Жана, и с 2037-го начинается строительство: новые здания в большинстве своем строились по заранее проверенным шаблонам, что позволяло значительно сократить ресурсозатраты и время стройки. В то же время иногда начальство проводило эксперименты: так, в июне 2038 в Киеве открывается Академия имени Мазепы, призванная стать "кузнецей новых кадров для свободной Украины". В этом учебном заведении преподавание вели европейские специалисты по новым учебникам, что стало для многих политических сил поводом для сомнений: ряд оппозиционеров полагал, что Фонд в конечном итоге будет заниматься подготовкой не украинцев, а граждан Наций. Впрочем, сеть учебных заведений "Рук" быстро распространилась не только на Украину: подобные академии появились в Москве, Аргентине, Анкаре, Токио... 

Ближе к началу нового десятилетия "Руки помощи" укрепились в Желтых зонах настолько, что их присутствие стало естественным. С каждым годом рос штат сотрудников Фонда из числа местных жителей, открытие новых филиалов перестало быть выдающимся событием, а денежные потоки все увеличивались и увеличивались. По настоянию председателя Совета директоров, местные руководители активно шли на контакт с властями, пытаясь как можно прочнее войти в нее, слиться с нею. Многочисленные бедствия Желтых зон играли благотворителям только на руку: в самых нестабильных государствах они оказывали огромную помощь режимам, обеспечивая их население социальной помощью; причем, по их словам, делая все совершенно бесплатно. Потрясающая активность Фонда особенно заметна в арабских странах Ближнего востока, Северной Африке и южных китайских государствах: там "Руки" по-сути узурпировали оказание помощи. Таким образом, действуя через Фонд, Исполнительный совет легко мог навязать этим странам свою непреклонную волю, не оставляя им особых вариантов для сопротивления. Российская Демократическая Федеративная Республика, Аргентина и Япония втроем еще могли оказать противодействия "Рукам", не давая тем слишком глубоко проникать в социальную сферу общества - но в 2045-м Леклерк уверил Совет, что "ведет работу над этим"

Многие понимают нашу деятельность превратно и начинают искать в ней некие сокрытые смыслы. Они страшным образом ошибаются: наше служение человечеству бескорыстно и самоотверженно. (Жан-Клод Леклерк на пресс-конференции, 2042-й)
Универ

Новоприбывшие из Желтых зон рассматривают университет в Париже.

В 2040-м Леклерк запускает грандиозную программу "Новая Надежда", основываясь на успешности предыдущих образовательных мероприятий. Теперь Фонд обязывался предоставить собственную стипендию для обучения в престижных университетах подающим надежды молодым людям со всего света. От них требовалось принять участие в специальном отборочном конкурсе: 10 000 лучших могли рассчитывать на получение средств для переезда в Нации. Пройти конкурс можно было в ближайшем отделении "Рук", оборудованном для принятия своеобразного экзамена. Скептики отметили, что конкурс определял только уровень знаний и талантов студентов, но и с помощью хитро составленных вопросов выяснял их политическую принадлежность - по мнению Герро и других диссидентов, таким образом Исполнительный совет хотел заранее отсеять нелояльных. Однако программа определенно пользуется спросом, и, в самом деле, многие люди начали получать высшее образование под протекцией Фонда в Лондоне, Нью-Йорке, Париже и Бостоне... Также существуют аналогичные программы для набора потенциальных спортсменов, актеров, военных и прочее, каждая со своей спецификой, но служащая одной, весьма конкретной, цели - набору лучших кадров для Наций. Именно для Наций, а не национальных правительств - подавляющее большинство стипендиантов отказываются возвращаться, легко получая гражданство ОН. Часто аппелируя к общечеловеческим ценностям и свободе выбора в частности, Фонд успешно противостоит попыткам других государств вернуть выпускников себе. 

Сегодня Благотворительный Фонд стал в Желтых зонах неотъемлимой частью политики. Если верить расследованиям отдельных журналистов как внутри Наций, так и вне их, то могущество Жана-Клода куда больше, чем может себе представить рядовой обыватель: Юнио Герро упоминает 40 смещенных по воле Жана министров, 12 потерявших его поддержку и свергнутых диктаторов и 5 павших по его слову кабинетов. Впрочем, даже если журналисты по своему обыкновению врут, отрицать влиятельность Фонда бессмысленно, поскольку оно логичным образом вытекает из его деятельности. От распространение гуманитарной помощи он перешел к созданию параллельной государственным системе социальной помощи, которая, опираясь на ресурсы Наций, зачастую оказывается эффективней и симпатичней населению. Даже многочисленные в последнее десятилетие скандалы не могут подорвать силу благотворительности, ставшую одним из важнейших оружий Лондона.

Работа в Красных зонах

Лагерь

Лагерь для беженцев в Африке, 2030-е.

Верное служение гуманности, столь яростно декларируемое Фондом, вынуждает его отправляться на помощь страдающим людям даже в Красные зоны - те местности, куда без крайней нужды посторонние люди не суются. Первые визиты туда организация осуществляла уже в 2031-м, привычно начав с Африки. На черном континенте крушение Китайской Народной Республики и резкое сворачивание деятельности Соединенных Штатов Америки запустили ряд катастрофических процессов: правительства стремительно теряли контроль за окраинами, снова начались межплеменные войны, а радикальные религиозные террористы попытались выйти из подполья. В результате, уже к середине 2030-х большинство государств региона пало, положив начало тем самым Красным зонам, которые теперь раскинулись от арабской Африки и до самой Южно-Африканской республики, где кровопролитная и устрашающая гражданская война начнется чуть попозже. Разумеется, социальная сфера Африки развалилась чуть менее, чем полностью: на север устремился поток беженцев, который Нациям надо было как-то остановить. Ответственную работу за восстановление прародины человечества Генеральная Ассамблея торжественно возложила на Благотворительный фонд.

Однако первоначально справляться с объемами настоящей гуманитарной катастрофы "Руки" банально не могли, при всем своем желании. Разовые подачки еды и лекарств не помогали остановить волны отчаявшихся людей, пытавшихся убежать от бойни дома в развитую и спокойную Европу. Объединенные нации сами только-только начинали путь к укреплению государственности, им предстояло встретить много препятствий, и они не хотели увеличивать их число без меры. Как следствие, дальнейшая эскалация миграционного кризиса была попросту невыгодна европейскому правительству, которое решило действовать жестокими методами, но при этом воплощать их в жизнь чужими руками. После устрашающей бойни в Алжире в 2033-м в Лондоне решили полностью изменить стратегию: поддерживать стабильность в арабских странах, которые должны будут стать дополнительным барьером для Наций от неограниченного наплыва негров. Вдобавок к этому, Леклерку поручили расширить присутствие "Рук помощи" в Африке и на Индостане, опираясь на местные квазигосударственные образования. 

  • Работница Фонда в лагере для беженцев.
  • Африканские беженцы.
Служба в Красных зонах считается внутри Фонда неблагодарной и непрестижной: об этом говорят многочисленные инсайды и журналистские расследования. У такого отношения есть несколько причин: во-первых, колоссальный объем работы, предстоящий волонтерам и кадровым работникам. Поток жаждущих получить еду, воду и лекарства постоянен и огромен, одновременно приходится заполнять все необходимые формы, встречаться с прессой и успевать когда-то поспать. Во-вторых, нужно постоянно сохранять бдительность: отсутствие даже видимости законности на большинстве Красных зон позволяет бандитам нападать на лагеря Фонда, отчаянно надеясь заработать на контрабанде гуманитарки. И хотя с 2040-го, когда были предприняты суровые, но достаточно эффективные контрмеры, нападения сократились, тревожность никуда не пропала, так как участились случаи воровства. В-третьих, нередко работникам Фонда приходится иметь дело с темнотой и необразованностью людей, чьи жизни они обязаны защищать: зачастую аборигены отказываются от принятия курса таблеток или прививаний, крайне неохотно идут на контакт с чужаками и т.д. Наконец, сам Фонд явно считает свою деятельность в Желтых зонах более важной, хотя их обитатели явно меньше нуждаются в помощи со стороны. Мы можем судить о его приоритетах, взглянув на финансирование, распределяемое Центром явно в пользу филиалов в ЖЗ. 

Подобный подход естественным образом приводит к ухудшению ситуации в Краснозонных отделениях. Туда отправляются либо идейные, но неопытные волонтеры, либо провинившиеся по службе, либо резиденты, пытающиеся таким отчаянным шагом заработать собственное гражданство. Довольно часто местное руководство входит в сговор с наиболее влиятельными варлордами, "соображая на двоих" доходы филиалы. Помимо них, лекарствами "налево" торговали сами врачи, пытаясь как можно скорее собрать достаточно денег для безбедной жизни - они старались не задумываться над происхождением довольно многочисленных марок у африканских царьков, вожаков и самозванных генералов. Наконец, сама гуманитарная помощь зачастую была не первого качества - в Африку, Индию и северный Китай чаще всего отправляли второсортные лекарства, просроченную еду и отвратительного качества одежду, понимая, что там и такое с радостью возьмут. Но под конец 2030-х руководство Фонда решило перейти к новой стратегии по отношению к Красным зонам. 

Распределение

Распределение гуманитарной помощи войсками Шри-Ланки.

Жан-Клод Леклерк 15 июня 2039 года разослал по офисам в Красных зонах новые инструкции, в которых подробно описывал произошедшие в курсе изменения. С этого дня помощь становилась адресной: местные отделения Фонда должны были опираться на варлордов, которые казались им наиболее перспективными. Одновременно Комитет внешних отношений опубликовал приблизительный перечень тех самых "наиболее перспективных" вождей, среди которых в абсолютном большинстве оказались самые преданные Нациям личности, пусть часто и не обладавшие большим войском/обладавшие крайне спорной репутацией. Согласно расследованиям некоторых, особо ушлых, журналистов, до конца 2039-го Африку и южную оконечность Индостана наводнило успевшее устареть европейское оружие, которое передавалось строго в конкретные руки - наиболее лояльным вожакам. Объединенные Нации теперь начали массово поддерживать верных себе предводителей, надеясь, что тем удастся создать более-менее стабильные государственные образования при их двухсторонней поддержке. В действиях Исполнительного совета действительно имеется резон: оружием верные им полководцы смогут отбиваться от своих врагов и расширять свои земли, 

В самом деле, к середине 2040-х, ситуация в Красных зонах несколько улучшилась. Пошла на спад казавшаяся бесконечной гражданская война в Индостане: на юге полуострова сложились мелкие государства. объединившие свои вооруженные силы для противостояния набегам. Опираясь на Шри-Ланку, где располагалась одна из цитаделей, они смогли создать заградительный пояс, за которым приступили к полноценному воссозданию государственности. Стоит ли говорить об уровне зависимости этих стран от Фонда, который поставлял им почти все, начиная от еды и заканчивая новейшим (по меркам разрушенной Индии, разумеется) медицинским оборудованием? Впрочем, севернее обстановка все еще остается напряженной: местные варлорды регулярно воюют друг с другом, а из северо-востока надвигаются полки новых наксалитов, возжелавших объединить полуостров под своим правлением. В черной Африке ситуация крайне медленно, но стабилизируется: Генеральная Ассамблея одобряет усилия Фонда по помощи неграм, но отказывается увеличить ассигнования в этом направлении. Если исключить печально известные "черные зоны", то в Африке снова складываются пока что неофеодальные, но образования: уже погибли миллионы, но у оставшихся появился проблеск надежды. Другой вопрос, насколько велика здесь заслуга Фонда... Но "TrueNews" и другие авторитетные издания уверяют нас в ее важности и значительности, поэтому дальнейшие обсуждения бесполезны.  

На 2048 год Фонд продолжает свое верное  служение человечеству в красных зонах, постепенно расширяя присутствие. Разумеется, пока не идет и речи о широком создании полноценной инфраструктуры, которая на данный момент имеется только в цитаделях, защищенных миротворцами и принадлежащим Лондону. Также Фонд не задействует Красные зоны в своих образовательных программах на общей основе, случаи предоставления стипендий на получение образования здесь единичны. Жан-Клод Леклерк крайне редко посещает эти районы, а если такие визиты и случаются, то он остается в пределах хорошо охраняемой территории, не рискуя лишний раз своей жизнью. Прочие благотворительные организации еще меньше участвуют в жизни Красных зон: там гораздо быстрее находятся проблемы, чем признание и популярность. 

Оборотная сторона организации

"Venusgate"

Бордель

Бордель "Венера", в котором началось расследование Герро.

Скандально известный итальянский журналист Юнио Герро, известный своей симпатией к радикальным идеям, не мог оставить без внимания такую огромную структуру, как Фонд "Руки помощи". Герро уже получил известность как противник существующего государственного строя и главный враг всего истэблишмента, который он обвинял в порочности, коррумпированности и самолюбовании. Сложилась по-настоящему уникальная ситуация: анонимный итальянец, чью внешность Службе безопасности не удавалось установить, приобрел большое влияние среди диссидентского движения, и даже смог завоевать признание среди радикальных врагов Наций вроде неонародников или силуэтовцев. Благотворительный фонд оказался в прицеле внимания Герро с 2037-го: нелегкая история их отношений началась с публикации журналистом-анонимом статьи "Великая ложь нашего времени", где он обвинял "Руки помощи" в редкостной даже для Наций двуличности, обобщая известные ему сведения, выставлявшие Леклерка и его подчиненных в отвратительном виде. Многочисленные почитатели попросили Юнио продолжать заинтересовавшее их расследование, а сыщик-журналист прислушался к их мнению.

Для гражданина Объединенных наций проблема нелегальной миграции была довольно злободневной; дешевый труд мигрантов особенно часто использовался на непрестижных и низкоквалифицированных работах. Конкретно внимание Юнио Герро привлек бордель "Венера" в Берлине, известный в определенных кругах как наиболее изысканное заведение такого порядка в Центральной Европе. Проведя короткое расследование, журналист смог установить близкую связь между владелицей борделя и главой отделения "Рук помощи" в Токио, которые оказались двоюродными сестрой и братом. Увлекшись изучением информации, Юнио смог определить происхождение большинства работниц "Венеры" - они оказались в подавляющем своем большинстве кореянками, причем живущими при борделе. Довольно быстро ему удалось установить плотную связь "Венеры" с рядом других борделей в европейских секторах, которые имели примерно одинаковый по этничности персонал и одинаковую атмосферу полной разнузданности. В поисках доказательств своей теории Герро даже посетил Японию, пойдя на известный риск, связавшись с контрабандистами и криминальным миром - но результаты расследования на месте превзошли все его ожидания. Возвращаться с Хонсю пришлось впопыхах: по словам Юнио, за ним по пятам шли наемные убийцы, неизвестно кем подосланные - то ли самим Говардом, то ли кем-то повыше, например, из руководства Наций.  

Результатом проделанной работы стала публикация в ноябре 2037 в Интернете статьи "Билет в один конец", где Герро подробно разбирал созданную семьей Говардов cхему. Брат, Джордж Говард, работая в Токио, отвечал и за Корейский полуостров со всеми расположенными в нем филиалами. В них он с помощью ряда подручных, получавших определенную денежную долю, отбирал подходящих кандидаток - молодых и красивых девушек около 20 лет, желательно находящихся в печальной жизненной ситуации. Как только они попадают в отделение, с ними проводят "разъяснительную" работу, предлагая трудоустроиться в Объединенных нациях с помощью Фонда. По воспоминаниям одного из источников Герро, во время "беседы" соучастники без зазрения совести лгут: про процедуру получения гражданства, про атмосферу в обществе Наций, наконец, о самой предстоящей работе. Отказы случаются крайне редко, причем, в некоторых случаях, жертвам попросту не дают покинуть помещение и отправляют их в Европу насильно. Большинство же кореянок охотно покидают родной полуостров, искренне надеясь хорошо зарабатывать и начать новую жизнь, полную ярких ощущений и удовольствий.  

В Европе же контроль переходит к Белле Говард, которая в середине 2030-х считалась "звездой полусвета". Она нередко появлялась на торжественных приемах, делала крупные взносы в пользу "Рук помощи" - что характерно, именно японского филиала в первую очередь - любила публичные выступления, где проповедовала гуманность и говорила о себе как о родоначальнице "новой эпохи в истории любви". Уже здесь легко увидеть эгоистичную натуру, пытающуюся укрыться за лживым альтруизмом - но расследование Герро вскрыло ее темнейшие стороны. 

Качество помощи

Работорговля

Контроль над популяцией 

???

В культуре

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.