ФЭНДОМ


Когда Нас не будет - все твое будет. (Карл XI отказывается признавать владычество Сурии, 1311-й)

Сурийский потоп,  чаще Сурийское вторжение, Освободительный поход или Нашествие Врага в зависимости от симпатий определяющего - грандиозный вооруженный конфликт, начавшийся ранней весной 1311 и продолжающийся на сей момент. 

Развитие мира все несколько предшествующих столетий подходило к этому конкретному моменту: одновременное существование Сурийской и Западной империй не могло дольше продолжаться по идеологическим и политическим причинам. Соперничество в пограничных регионах и за влияние на второстепенные мировые силы, открытое и постоянное противостояние двух главенствующих религий и, наконец, субъективные амбиции правителей государств сделали возможным возникновение нового конфликта, который и разыгрался к XIV столетию от Славной битвы. Впрочем, стоит сказать, что неожиданностью разгорание войны не стало: еще с 1270-х годов ее предсказывали, ее ждали как ученые, так и священнослужители, как военные, так и простые жители. По масштабам предстоящее столкновение может сравниться только с двумя событиями в истории Континента: падением Эльфийской империи или Войной последнего союза, все остальные войны попросту меркнут по сравнению с начавшимся событием.

Непосредственным поводом для начала военных действий стало угасание Поднебесного царства и восстание нижних каст на Летних островах, недовольных постоянно растущим давлением метрополии и налоговым гнетом. На помощь повстанцам пришли силы Сурии, в результате чего военные действия были перенесены на территорию самого Царства, где правителям перворожденных помогать взялась Империя Запада, опасавшаяся распространения влияния Востока на соседние острова. Отправка людьми Запада помощи эльфам стала поводом для объявления войны и начала полномасштабного конфликта. 

Несомненно одно: победитель в войне подобного масштаба действительно останется гегемоном Континента и сможет установить свой собственный, несомненно истинный и правильный, порядок. 

Причины

Противостояние Сурии и Империи людей тянется еще с полулегендарного V века, когда историки Университета точно установили первую конфронтацию между двумя государствами людей. Та война привела в конечном счете к окончательному оформлению государственности как Сурии, так и Империи Запада с Пограничьем; она же задала этим двум странам вектор развития. 

Войны велись с некоторой периодичностью и в целом никогда не приводили к значительному изменению баланса сил. За несколько столетий правители Империи и Владыки Тьмы наносили друг другу поражения, одерживали победы, но никогда никому не удавалось нарушить сложившуюся картину мира. Казалось, что подобная уникальная стабильность будет сопровождать всю дальнейшую историю Континента. Однако в середине XI века император Карл X собрал вокруг себя невиданную прежде армию людей, эльфов и гномов, после чего устремился в наступление на саму Сурию, желая покончить с обителью зла раз и навсегда. Под его лидерством объединилась колоссальное войско, талантливые генералы, передовые научные достижения и доблесть простых воинов... Но Война последнего союза завершилась настоящей катастрофой для оного альянса; жалкая доля изначальной армии добралась домой, а моральный дух был сломлен. Поражение было полным, и только крайняя степень истощенности победившей Сурии помешала Десятому Владыке начать ответный поход на Запад. Но даже подобный исход войны, которая замышлялась как окончательное решение сурийского вопроса, привел к переменам во всех участвовавших сторонах. Так, Империя людей значительно потеряла в централизованности, гномы отказались от дальнейшего противостояния с сурийцами, а сами сурийцы наоборот сплотились плотнее под престолом Башни. 

За XII-XIII века произошли и другие значимые изменения в жизни мира. В упадок пришло Поднебесное царство, Гномья конфедерация отказалась участвовать в делах Континента, зато Железное господарство пришло в зенит своей силы, начав оказывать непосредственное влияние на большую политику по всему миру. Белозерская конфедерация перестала играть какую бы то ни было самостоятельную роль, превратившись в поле битвы за влияние между Западом и Востоком; Вольные города вошли в череду кризиса, вызванного ростом недовольства простонародья и торговым кризисом: упадок Поднебесья нанес страшный удар по посреднической торговле, некогда бывшей основой могущества городов. 

Локальные конфликты двух столетий готовили Континент к новой глобальной войне. Войне, которой осталось лишь дождаться повода, благо все необходимые причины уже были на месте. И таковые поводы действительно состоялись во втором десятилетии XIV века, которому суждено было оказаться поворотным моментом. 

Покушение в Нирне

Сурийские дворцы

Место действия - дворец нэси Бальтазара Мудрого.

Зима 1311-го в Сурии выдалась на удивление приятной и легкой; недавно был собран один из крупнейших урожаев, шла своим чередом торговля и города, села и веси Владыки готовились спокойно провести зимнюю пору. Орки, люди Великого океана, дракеи и гоблины радовались мягкой погоде, крупным запасам еды, участвовали в гуляниях и Всеобщее спокойствие воцарилось и в зиккуратах, где обитали аристократы Рассветной империи. Никто не ожидал неприятностей и аристократы собрались с удовольствием и радостью провести спокойное время, наслаждаясь богатством и роскошью. Привилегия первого торжества отошла нэси Бальтазару Мудрому, ученому книжнику и талантливому полководцу. 

В такой обстановке и случилось проишествие, ставшее во многом определяющим для последующей истории Континента. На торжественном приеме в честь Асами Тан, первой жены Владыки и матери трех его детей, убийца-человек попытался  добраться до ее старшего сына, Ур-Намму, которому только что исполнилось 17. Подлый удар кинжала был отведен Эйко Бейфонг, а незадачливого убийцу удалось схватить и со всей полагающейся строгостью допросить. Оный злодей под пытками профессиональных специалистов признался, что он был подослан императором Карлом XI именно для убийства наследника Владыки; дескать, император Западных людей разузнал о пророчестве Нахитона и решил предпринять радикальные превентивные меры. По настоянию разгневанной Асами, Владыка устроил незадачливому убийце публичную экзекуцию перед казнью, которую первая жена правителя Востока с радостью посетила. Затем правитель государства уединился с женой, детьми и своим наставником, обсуждая произошедшее и планы на будущее. Как только все разошлись, Владыка послал гонцов и вестников во все края своей обширной державы и ко всем значимым союзникам. 

Орки идут на войну

Кланы Северной Сурии идут на войну.

Через месяц со дня покушения в Нирне собрались представители каждого города, аристократического рода или племенного союза Сурии; здесь же были представлены культы Восьмерых и союзные Владыке окрестные государства. Всего собралось около 500 разумных существ, при нормальном составе совещательного органа в 250 лиц. Атмосфера заседания походила теперь на военный сбор: воеводы и командиры были в парадных доспехах и при оружии, жрецы пришли не в шикарных и тонких мантиях, но при одежде и символике, подобающей походу в дальние дали; на лицах легко читались решимость, ненависть и озлобленность. Великий совет открылся короткой, но гневной речью Темного Владыки, призвавшего сурийцев и их союзников к отмщению за подлое покушение.  Все остальное собрание прошло в потрясании оружием и произношении гневных клятв, но теперь нечто надломилось: люди, орки и дракеи Сурии сегодня были готовы переходить к конкректным действиям, их требовалось только поощрить к действию. Эту привилегию Владыка оставил за собой: после одновременно трогательной и воинственной речи Асами, почувствовав окончательную перемену в настроениях, он торжественно объявил подчиненным о своем желании уничтожить имперцев. Его желание нашло яростное одобрение у собравшихся, клявшихся в своем желании помочь правителю. 

Отношение к Западу в элитах и народе Сурии никогда не было теплым, но теперь все сословия и социальные группы требовали войны. Государство Свободных стремительно вооружалось и мобилизовывалось; Багряный флот в спешке чинил суда, орочьи племена двинулись ближе ко Вратам, а города собирали требуемые с них ополчения. Казалось, что через несколько месяцев огромная, невиданная прежде армия Сурии обрушится на земли Империи. Однако тут в игру вступает другое обстоятельство, которое обусловит значительные изменения в начальном этапе военных действий.

Восстание на Летних островах

Последняя царица

Королева Аларэль.

Многочисленные Эльфо-венделийские войны, никогда не завершавшиеся победой перворожденных, привели к дестабилизации экономики Поднебесья. И если первоначально утрата богатого редкими минералами региона угрожала только положению верхушки эльфийского общества, то к началу XIV века негативные последствия от постоянных неудачных войн ощущали все касты Царства. Регулярно терпевшие поражения воины требовали денег и ресурсов для восстановления, которые безжалостно выкачивали из колонистов и нижнекастовых, что, разумеется, им не пришлось по душе. Метрополия не предоставляла практически ничего взамен; ее гарнизоны были слишком малочисленными и колонистам самим приходилось заниматься своей безопасностью, зато с них регулярно требовали значительную дань. Вдобавок ко всему вышесказанному, к колонистам относились как к существам второго порядка, пригодным только для удовлетворения потребностей метрополии. 

В 1310-м году Царство испытало гибель урожая на своих собственных островах. Истощенная каменистая почва не принесла плодов, и каста земледельцев не смогла прокормить своих господ; к этому прибавился провал пиратской экспедиции к берегам Империи людей, которая была разбита силами императорского флота. Торговые операции в Вольных городах тоже не завершились желаемым успехом: не удалось совершить достаточно массовых покупок заграницей. Власти некоторых городов (Ламин) просто отказали в сделке, другие желали слишком, по мнению эльфов, многого, а другие уже поглощались хаосом противостояния элит и простонародья. Теперь вопрос встал по-серьезному и не ограничивался лишь потребностями аристократии и жречества; перед населением Островов вообще встал вопрос о выживании в зиму. Королева Аларэль, вошедшая на престол два года назад и известная своим упертым консерватизмом, отправила экспедицию на оставшихся кораблях на Летние острова, желая получить у колоний их собственные запасы. Правительница Поднебесья отдельно проинструктировала капитанов не церемониться с переселенцами, а помнить, что первостепенно - выживание аристократии и жречества тут, в метрополии. 

Ополчение 2

Ополченцы из корабельщиков.

Но прибытие сборщиков податей отнюдь не вызвало у местных подъем энтузиазма. С начала века на Летних островах активно действовал Культ Отрекшихся - подпольное объединение радикальных проповедников, разносивших среди переселенцев веру в Восьмерых. Отрекшимися они назвались самостоятельно, поскольку отринули одновременно и кастовый строй, и традиционную для перворожденных религию. Главным условием для вхождения в ряды культа было показательное отречение от былого путем уничтожения предмета, символически связанного с прежней кастой. Секта учила о равенстве всех эльфов перед истинными Божествами, необходимости свержения гнета правящих элит и объединения с общиной сурийских дракеев, указавших некогда правильный путь всем остальным сородичам. В борьбе с паразитирующими высшими сословиями угнетенные могут использовать любые методы, звездопоклонники должны пострадать за сделанный ими ошибочный выбор, приведший к столетиям издевательств и позора для подчиненных. Пропаганда культистов нашла самый живой отклик среди народных масс колоний, недовольных как тяжелым налоговым бременем, так и презрительным отношением к себе. Неву Нахитон, занимавшийся работой с Культом, нашел для них крайне удачный символ: юношу Галад-Лира с темным происхождением, но определенными зачатками харизматичного лидера. Конкретные решения за него принимали специально присланные из Сурии жрецы и доверенные неофиты - именно Культу суждено было стать тараном, сокрушившим эльфийскую государственность.  

Прибытие гонцов из Поднебесья стало началом общественного кризиса: в столице Летних островов начались массовые народные волнения, ставшие закономерным ответом на озвученные воинами Аларэль запредельные цифры подлежащих изъятию продовольственных запасов. Порт-всех-Звезд возмутился, но колонисты начали собирать потребованное у них зерно, опасаясь гневной реакции хорошо вооруженных экипажей из метрополии. Первоначально капитаны кораблей держали своих матросов под контролем: начальники уловили напряженность в воздухе, не хотели допустить эскалации этой озлобленности. Но уже через пять дней произошли первые эксцессы - и тогда Отрекшиеся нанесли удар. Заранее подготовленные отряды вышли на позиции, а народный гнев гарантировал поддержку перевороту. В Порте тихой зимней ночью были перебиты все капитаны и военные; культисты арестовали всех представителей власти и провозгласили о начале новой эры для эльфов. 

Галад-Лир и остальные Отрекшиеся немедленно послали корабли в Куш за помощью сурийцев. Вести такие ответственные переговоры отправилась Вайрис Гневная, одна из основательниц Культа, поклонявшаяся Покровителю Воинств и ревностно следившая за чистотой рядов. 

Силы сторон

Империя Запада

Карл Красивый

Коронационный портрет Карла XI Леви.

Империя людей Запада у престола Творца со дня своего основания была главным врагом Сурийской державы, ведущим защитником Континента от непреклонной воли Владык Тьмы. Религия Творца идеологически, своим авторитетом утверждает невозможность мирного сосуществования двух стран; соображения чисто прагматического толка тоже способствуют разгоранию конфликта. Народы, принявшие глубоко порочное покровительство демонов, должны быть уничтожены, а следы поклонения ложным божествам превратятся в пыль. Герой, избранник самого Бога, должен нанести решающий удар и уничтожить Сурию - в решающем бою он сразит последнего Владыку Тьмы, а его люди уничтожат последователей ложных божеств.  Когда слово Создателя будет раздаваться во всех уголках мира, когда падут стены лжесвятилищ - тогда установится вечное владычество Творца и наступит долгожданный мир. В грядущем мире установится всеобщее счастье, а Хор Радующихся будет существовать в полной гармонии с Творцом, как он и задумывал в конце концов. 

Основу вооруженных сил Запада представляет собой рыцарское сословие, достаточно многочисленное, хорошо оснащенное и боевитое. Слабость центральной власти при династии Валуа привела к росту численности профессиональных военных, на чью деятельность был великий спрос у крупных феодалов. За счет работы крестьянского сословия Империи удается содержать многотысячное воинство людей, никогда не занимавшихся работой, отличной от убийства себе подобных или других разумных существ. Конечно, рыцари бывают разными и есть целая пропасть между владетельным герцогом, который правит целой провинцией, и почти разоренным семейством, у которого едва ли найдется пяток деревень, но даже при таких различиях главное сословие старается соответствовать своему предписанному статусу. Каждый с детства готовится к войне, осваивая и теорию, и практику; для них работали талантливые ремесленники, к их услугам были слуги и наставники. 

Некогда имперские рыцари подчинялись строгой дисциплине и повиновались начальникам, но царствие Валуа расшатало эти устои. Теперь дворяне были привычны к самостоятельным действиям, риску и авантюризму; каждый слушался своего сюзерена и императора, но при попытке назначить среднего начальника возникали трудности. Рода были честолюбивы и не хотели повиноваться менее старым, споры за право руководить были привычными. Сравнительно малочисленные отряды с одной местности, либо войска провинций под командованием своего герцога, могли действовать  очень удачно, но вот объединенные войска испытывали трудности с взаимодействием и взаимопомощью.

С другой стороны, знать Империи наследует великолепные воинские традиции. За долгие века войн с Сурией они накопили вариативный тактический арсенал, знали как противостоять неприятелю и как наносить ему опасные удары.  Отвага и честь здесь действительно высоко ценятся, они обладают превосходными навыками бойцов и поддерживают себя в отличной форме. Им принадлежит качественное и разнообразное вооружение, эффективное для самых разных боевых ситуаций, могущее и спасать жизнь, и отнимать ее у неприятеля. 

Богатая и могущественная Церковь Творца ничуть не менее центральной власти опасалась сурийцев, ибо она пала бы их первой жертвой. Конклав становился ценным союзником, могущим предоставить не только деньги и Святые Ордена, но и помочь с укрощением высокой знати, укрепить дух простонародья и даровать людям светлую надежду, без которой война уже будет проиграна.  Между Карлом XI и священниками были споры в прошлом, но теперь-то они должны были объединить свои усилия, если кто-то из них собирался пережить грядущие события. Деньги Церкви позволят оснастить множество бойцов,  ее монастыри-крепости сдержат вражеское продвижение, Святые Ордена предложат свои благословенные мечи и копья, а рядовые служители займут позицию рядом с простыми людьми, помогая им продержаться долгое время. Эта сила послужит Империи Запада наилучшим способом - тем или иным способом император добьется их поддержки. 

Города и села Империи многочисленны, трудовые люди закалены жизнью и испытаниями, готовы в час нужды подняться на защиту своего скромного положения. Богатые поселения обязаны не просто содержать стражу, но и регулярно проводить собрания ополчения, на которых горожане занимаются и физической подготовкой, и строевой, и пытаются овладеть оружием. Конечно, ополченцы в массе своей находятся на качественно другой ступени,  нежели профессиональные воины из числа рыцарей, но и они способны показать себя на войне. Вооружением их являются копья, арбалеты и короткие мечи; жители сельской местности идут в бой с топорами и луками; защитное вооружение каждый приобретает сам для себя, но по стандарту это деревянный щит и сравнительно легкие доспехи. Обеспеченные ополченцы позволяют себе кольчужное оснащение, другие пользуются кожаными или даже стегаными - впрочем, какой-то уровень защищенности и они могут предоставить. Крупные города Империи, особенно в ее богатых провинциях, содержат наравне с ополчением компании - наемные отряды численностью от нескольких сотен до двух тысяч человек, которые и 

Свой вклад в защиту Империи готовы внести и ее ученые мужи из Университета Столицы, и ее верные маги, тесно связанные с учебным заведением.  Первые день и ночь готовили новое оружие, пытаясь дать стране технический перевес над врагом; вторые готовились помогать непосредственно на полях кровопролитных сражений.   

Сурия

Освободители завещали Сурийским правителям победить несмотря ни на что. Одержать победу над поклонниками злобного Бога-узурпатора, презревшего собственные клятвы и пытающегося самовластно распоряжаться мирозданием. В свое время людское племя, еще единое, сокрушило Первую империю; только очередная подлость "милостивого Творца" уберегла его от падения. Однако теперь потомки тех, кто остался предан изначальному Договору, могут перевернуть ход событий. Слишком долго они терпели противника по соседству, слишком долго тиранопоклонникам позволялось существовать в одном мире с верными Договору. Страна Свободных вошла в пик своего могущества, следовательно, пришло время сокрушить державу предателей, а равно и другие страны Континента, которые не признают истинность заветов Освободителей.  Великое пророчество гласит, что с падением пристанища Творца в физическом мире, нынешний Владыка Тьмы вознесется к Освободителям как равный, как 9-й член их Пантеона, а его наследник сможет объединить реальный мир и божественные реальности. И воцарятся радость, добро и счастье. 

Самым главным инструментом победы должна стать сурийская армия, представляющаяся порой бесчисленным войском хорошо обученных и оснащенных воителей. 

Венделия

Регулярно на Континенте происходят страшные войны. Сурийские полчища, одержимые то ли религиозным фанатизмом, то ли примитивным желанием убивать и разрушать, прорываются во внутренние провинции Империи людей, а та старается от них отбиться. Армии разоряют мирные селенья, кровь льется рекой, убийства, насилье и предательства становятся повседневностью. Достаточно вспомнить Тьму и Пламень IX века, когда Владыка Тьмы сокрушал армии, палил города, разорял предместья самой столицы и опорочил императрицу людей - только Чудо, проявленное в храбрости бойцов императора и удаче, спасло тогда Континент. Люди Запада доказали свою способность защищаться, прикрывая собой всех остальных жителей Континента. Но затем последовала Война последнего союза, когда император Карл X из-за своей недальновидности не смог расправиться со врагом всего живого и обрек народы на продолжение войны. Но теперь, в новом веке, пришло время покончить с угрозой раз и навсегда - настал момент, к которому правители Венделии готовились всю свою долгую, совместную нежизнь. 

Численно армия Железного господарства уступала обоим вышеназванным сторонам. Лучшие войска Всеслава Вечного составляют всего 17 тысяч человек, что ничтожно мало по меркам Сурии и недостаточно много для Империи Запада. Однако есть нюанс: армия Всеслава представляет собой высокопрофессиональное, отлично обученное и превосходно оснащенное войско, на службе которого находятся передовые технологии и могущественные маги. Эти мужчины посвятили себя войне, постоянной подготовке к ней; ими командуют талантливые руководители, а дисциплина в этой армии свято чтится.  Сам Всеслав, его жена Анариэль, их главный воевода Святослав Черный доказали в многочисленных военных конфликтах свой талант; В час пришедшей нужды вместе с дружиной на поля сражений отправится ополчение венедцев, в которое вошло еще десять тысяч бойцов - обязательная воинская подготовка позволит добиться пользы в битве и от них.  Вендейские мужчины привычны к оружию, охочи до боя, искренне верят и в праведность своего дела, и в мудрость своих правителей-воевод, которым доверяют вести себя хоть в самое жаркое пекло. 

Дискуссионным остается вопрос о степени распространенности в армии Венделии темных созданий, настоящей нежити; в этом вопросе до сих пор не удалось отделить правду от досужих сплетен и слухов, возможно, даже нарочно распускаемых Венделией.  Более-менее надежно можно говорить только о существовании в рядах армии Господарства личной гвардии Всеслава и Анариэль, чьи боевые характеристики явно превосходят человеческие. Все послы отмечали, что дворец Господ охраняют громилы в чернейших доспехах, вечно хранящие гробовое молчание, но яростно пресекающие любое нарушение и всегда готовые прийти на помощь правителям по их малейшему зову.  В Северной долине Университету удалось обнаружить сразу нескольких беглецов-чернокнижников, обитающих под чужим именем и под иной личиной, но явно продолжающих свои изыскания на пользу Венделии. 

Прочие

Мелкие государства и народности, оказавшиеся к несчастью для себя между трех огней, находят себя в ситуации, когда им не до решения великих задач, поставленных перед собой крупными игроками. Главной, если не единственной,  задачей таких племен становится их выживание, выживание любой ценой. По мере возможностей, желательно, нарастить влияние, но в приоритете простое продолжение существование. Уже эта задача зачастую становится слишком сложной, невыполнимой. 

На стороне Сурийской державы будут сражаться Королевство обеих Рек, созданное легендарной Батильдой после победы в Войне последнего союза. Это государство так никогда и не обретет настоящего единства и останется ареной боевых действий, что безусловно скажется на их военном деле. Речники не смогли освоить нового вооружения, основная масса их солдат не пользовалась надежными доспехами, а конница была только сопровождением Верховного короля. Сам правитель признавался командующим, но сложная система подчинения практически приводила к тому, что отряды скорее повиновались своим воеводам, нежели общему королю. Стоит учесть, конечно, что воины-речники обладали ценным боевым опытом и привычкой к лишениям, тяготам войны; их пехота была терпиливой и выносливой, хорошо приспособленной к ведению тяжелых боев и продолжительных осад. 

Распавшаяся на две части Белозерская конфедерация прекратила свое существование как даже формальное государственное объединение. Теперь там было два князя,  два двора и две дружины, выступавшие либо в интересах Империи Запада,  либо в интересах Сурии. 

???

Ход событий

Первый этап

Падение перворожденных

Культ Отрекшихся смог добиться помощи из Сурии, но им пока что надо было продержаться до ее прибытия. Между Кушем и Летними островами лежала большая дистанция, а вот карательная экспедиция направилась из Поднебесья заранее. В ее составе были профессиональные воины и лучшие корабли Царства, так что оставшиеся на Островах мятежники подвергались суровой опасности.  

Дипломатия Всеслава

Карл XI был человеком весьма прагматичным и рациональным; он превосходно понимал, каких масштабов исходит опасность от Сурии на сей раз и собирался привлечь к борьбе с этой угрозой всех, кого только мог. Все свое правление (с 1307 года) император посвятил сбору сил, укреплению своей власти и повышению численности войска. В поисках союзников государь Запада обратил свой взор на крайний Север, где в уединенной долине лежала и ожидала своего часа Венделия. О враждебности Всеслава сурийцам знали все, кому на Континенте полагалось это знать; его армия была закалена многими войнами, ему принадлежали богатые месторождения минералов, наконец, он сам  был могущественным не-человеком, ценным кадром для  потенциальной "Второй армии Союза".   Но было одно но... 

Здесь стоит отметить, что отношение к Венделии и в начале XIV века у имперцев не отличалось доброжелательностью. Конечно,  это не сравнится с X веком, когда никто не хотел признавать Всеслава правителем; но и ныне у Господарства хватало недоброжелателей, пусть они и затаились до поры до времени. В первую очередь, разумеется, Церковь Творца, не желавшая иметь абсолютно никаких отношений с вечно не-живым отступником, поскольку это полностью противоречило ее постулатам и вере. Правление Вечного словно подтверждало их правоту: господарь едва ли не открыто демонстрировал враждебность к культу Создателя, экспериментировал с собственной идеологией и давал укрытие людям, которых Церковь полагала опасными преступниками и врагами. Примеру клира следовали наиболее крепкие в вере феодалы, вроде Сигизмунда Монфора: последний в своем владении запретил торговлю с венедцами и показательно расправился с нарушившим запрет торговцем. Высшая аристократия или опасалась могущества вампира, или искренне ненавидела демоническое отродье - хотя, вот как раз ее скорое наступление сурийцев могло резко заставить изменить мнение.  Наконец, маги и ученые мужи Университета могли найти возражения против сотрудничества с бывшими коллегами, но они, пожалуй, были наиболее лояльной частью элиты.  Как видно, Карл XI оказался в ситуации, из которой не было правильного выхода, но делать выбор надо было как можно скорее. 

Император людей очень долго думал над решением. Оно было принято с тяжелым сердцем, но уже ранней весной 1311 года  его доверенный гонец, наперстник  и друг направился в Венделию с посланием для ее правителя. Реми Шатьер не получил самого письма, разумеется; он зато мог говорить от лица своего правителя и наизусть знал все, надлежащее и ненадлежащее к обсуждению. Именем императора он изымал лучших лошадей, коих не жалел по своей дороге, стараясь добраться до Долины как можно скорее. Наконец, менее чем через две недели, усталый и изможденный гонкой со временем, Шатьер добрался до Перекрестка, где произошла его первая встреча с законной супругой Всеслава, Анариэлью Вознесенной - не-мертвая вампирша охотилась на оленя в присутствии своей компании из нескольких подруг и вечных черных стражей.  Внезапное появление иноземца, наверное, взволновало Черную стражу: огромные воители в доспехах едва ли не напали на него, отойдя от него только после прямого приказа Анариэль. Посол, сохраняя спокойствие и улыбку, представился и убедил госпожу Долины в срочности и важности своей задачи, для решения которой ему нужно как можно скорее увидеться с ее супругом. Хорошо известный в Столице своим умением убеждать и привлекать к себе, он смог быстро расположить госпожу венделийцев и та согласилась ради него свернуть охоту и поспешно вернуться в город. 

Реми вступил в Венделию и сразу же был поражен ее особенностями: полным отсутствием нищих на улицах, прекрасным состоянием домов, обилием хорошо вооруженной стражи и в то же время - улыбающихся, хорошо одетых, довольных и сытых горожан, выказывающих всяческие знаки почтения своей королеве. Передвигаясь по правую руку от Анариэли, Шатьер смог лично убедиться в правдивости известий о народной любви к правителям: каждый считал своим долгом поклониться, самые рьяные становились на колено и бились лбом об мостовую. Вознесенная отвечала им приветственным жестом и легкой улыбкой; с удивлением, даже шоком, имперский дворянин отметил, что группы людей даже подходили ближе и подставляли головы, словно под благословение, и оное им щедро раздавалось. Сравнительно короткая дорога по городу убедила Реми в необходимости заключения союзного договора с таким государством; про себя он поклялся привести венделийцев в распоряжение своего сюзерена и хорошего друга. Внутри замка его уже ждали: Анариэль ввела нового знакомого в тронный зал, где расположился на своем троне Всеслав Вечный в парадном облачении, а за ним, по всей стене, висели знамена и личное оружие тех, кто когда-либо бросал вызов Венделии - самое наглядное и убедительное свидетельство могущества ее правителя.   

Переговоры начались с обмена любезностями: Реми восхитился силой вампира и великолепием его города, а сам Всеслав поинтересовался подробностями его путешествия, после чего осведомился о целях путешествия. Поняв, что владыка Долины настроен говорить о конкретике, Шатьер сообщил ему о волнениях на границе между Империей и Речным королевством, слухах о собирании сурийцами огромного войска... Причем имперец подчеркнул свою личную неприязнь к еретикам, хорошо зная о ненависти к ним со стороны Всеслава; затем Реми перешел к главному - император Запада Карл XI через своего доверенного посла просит у господаря Долины помощи в грядущей войне. В доказательство своей уполномоченности Шатьер продемонстрировал правителям Венделии верительную грамоту, зачарованную таким образом, чтоб видеть написанное на ней мог лишь ее адресат - Всеслав Вечный. Действительно, Шатьер представлял здесь монарха Западной империи и обладал полным правом просить о помощи. 

Но кое-чего Реми знать не мог. Все его сообщения о многочисленности войска Владыки и подготовки Сурии к войне на самом деле были неактуальны для правителей Долины. Несколько дней назад в северный город вернулся посланник Всеслава, наблюдавший за воинскими приготовлениями сурийских правителей, и он успел подтвердить все худшие опасения Всеслава. Оный разведчик с крыш зиккуратов сам наблюдал выдвижение орды из Нирна на запад: он видел своими глазами как десятки тысяч бойцов маршировали по улицам, сверкая новеньким вооружением. На ветру развевались знамена, сотни знамен с геральдикой Владыки, Культов, аристократических семейств, городов, орочьих кланов и Багряного флота; а вел эту орду вперед сам правитель Востока, горя желанием уничтожить Западные страны. 

Господарь свою ответную речь начал с подчеркивания ироничности ситуации, в которой оказались два государства. Прежде взаимодействия между ними почти никогда не было; врагами они не были, но и друзьями друг другу не приходились. Императоры прошлых династий предпочитали игнорировать город на краю Континента, а сам господарь был слишком занят войнами с Поднебесным царством и Вольными городами. 

Жертва Эвин

Подготовка
Разведчик Соколов

Сержант Фолтар недалеко от Врат Сурии.

Перемещение огромных масс сурийской орды не прошло незаметным для заинтересованных лиц. По правде говоря, орден "Стальных соколов" всегда наблюдал за Вратами Сурии, регулярно отправляя небольшие группы тщательно замаскированных агентов. Так было и на сей раз: в момент выхода армий Тринадцатого Владыки из крепостей за ними наблюдали двое сержантов Ордена, братья Фолтар и Макмиллан. Они оба были опытными воинами, прошедшими бои в Пограничье и отмеченными благодарностями леди-коммандера: итак, они представляли собой закаленных вояк, вроде бы готовых ко всему. Однако бесконечный поток людей, орков, гоблинов, троллей, великанов, дракеев и прочих, мерной поступью выплывающих из Врат, внесло смятение в их сердца. Уже давно выплыло личное знамя Темного Хозяина, прошли эмблемы Культов и городов, пронеслись стяги орочьих кланов и флотов... Но река из тел и стали не завершалась целый день, причем это не преувеличение - подобный исход не оставил бойцов леди Эвин равнодушными. Они все поняли: начинается новое вторжение, и о нем на Родине должны узнать как можно скорее. 

Сержант Фолтар поспешно выдвинулся в обратную дорогу, оставив своего брата следить за дальнейшими продвижениями войска Врага. По дороге Фолтар оповещал аванпосты о приближающейся опасности, после чего они тоже возвращались домой, в главную крепость "Соколов" - . Вильгхтунг, расположенную на имперском берегу реки Фонтир. Тем самым новость о начинающемся Потопе дошла бы до Эвин даже в случае гибели Фолтара. Однако словно сам Творец вел бойцов ордена в те недели: все добрались до штаба в целости и сохранности, и именно вышеназванный сержант стал первым, донесшим пугающее известие. Он прибыл в крепость в час службы, и только срочность сообщения понудила его нарушить священный момент единения леди-коммандера и Создателя.  Новость не вызвала у женщины страха или испуга: она велела сообщить об этом окрестным феодалам и начать приготовления к обороне замка. Она знала, что ее оплот контролирует главный пункт переправы, и что здесь пройдет если не вся, то основная часть вражеского войск - пришло время "Соколам" исполнить свое предназначение и стать настоящим щитом для людского рода. 

Леди Эвин

Леди-коммандер Эвин, последний предводитель "Стальных соколов".

Итак, леди-коммандер приступила к подготовке к главному сражению своей жизни. В первую очередь она велела всем командорам прибыть в Вильгхтунг вместе с подразделениями; были свернуты все патрули и сняты все остальные гарнизоны. Каждый, кто принес клятву верности "Соколам" и принял их обеды, должен был как можно скорее вернуться в родной замок и принять посильное участие в его защите. К полноправным рыцарям спешили присоединиться сержанты и оруженосцы, жители находившихся под их защитой деревень, отбившиеся от компаний наемники, ожидавшие благой смертью искупить грехи земного существования. Эвин хорошо понимала, что для грядущего ей понадобятся все возможные силы, поэтому она послала гонцов к окрестным феодалам, с которыми у Ордена были неплохие отношения, за помощью; особые надежды она возлагала на герцога Фридриха Мирбаха, на чьей земле и был воздвигнут столетия назад этот аванпост Империи. Мирбахи, их рыцари и ополченцы за года жизни рядом с Пограничьем привыкли к состоянию боеготовности и представляли из себя одну из лучших армий Империи. Одновременно леди-коммандер обратилась с призывом ко всем волшебникам, обитающим неподалеку: она просила их присоединиться к обороне Вильгхтунга и тем самым доказать Творцу благость своего жизненного пути. Учитывая, что ее Орден отличался высокой терпимостью к волшебникам, а одним из ее доверенных командоров был маг, Эвин вполне законно ожидала увидеть их подкрепление. Но были двое, к которым Эвин даже не подумала обратиться, и одним из них герцог Сигизмунд Монфор, "Защитник Церкви" и неистовый религиозный фанатик; превосходно осведомленная о его отношении к собственному Ордену, леди Эвин и не собиралась беспокоить владетельного герцога, опасаясь его возможной реакции. Другим же стал император Запада Карл XI, отдаленный потомок ненавистного "Соколам" "предателя" Луи-Филиппа Леви; сама мысль о сражении бок о бок с узурпатором и потомком архизлодея выводила из себя верных клятвам братьев и сестер. После длительного обсуждения с капитулом, руководство Ордена решило отправить в столицу письмо с предупреждением, но не обращаться к правителю за помощью.  

Помимо созыва всех возможных подкреплений, леди-коммандер плотно занялась вопросами, связанными с состоянием самой крепости. Самоотверженная работа и вечная бдительность "Соколов" сыграла им здесь на руку, поскольку Вильгхтунг поддерживался в превосходном состоянии: его стены были высоки, башни - крепки, а гарнизон обладал всеми необходимыми запасами... Или так казалось прежде? Учитывая, что теперь им предстояло противостоять целой орде сурийских монстров, Эвин внимательнейшим образом проинспектировала арсеналы и кладовые, и, оставшись в целом довольной, посчитала, что можно сделать немало улучшений. Кузнецы и ремесленники работали едва ли не круглосуточно, отвлекаясь только на базовые потребности; все жители окрестностей замка, нашедшие в нем убежище, трудились над укреплением стен и ворот, углубляли ров, копали хитроумные ловушки и учились обращению с оружием, если не обладали таким навыком; братья и сестры Ордена тренировались, молились и снова тренировались, готовясь к бою. Боевой дух был высок, Поддерживать моральный дух гарнизона Эвин помогал брат-капеллан Эдуард, отвечавший за связь между Орденом и Творцом, и её правая рука, брат-коммандор Теодор, закаленный во множество боев ветеран, помогавший теперь всем освоиться с оружием и укреплявший в людях веру в себя. 

Армия, которую вел вперед Тринадцатый Владыка, старалась передвигаться как можно скорее; донесения брата Макмиллана давали Эвин в лучшем месяц на подготовку и сбор сил. Привыкшая исходить из наихудшего варианта, леди-коммандер решила считать, что орда сурийцев будет здесь через три недели. За это весьма ограниченное время "Стальные соколы" смогли подготовиться настолько хорошо. насколько это было возможно: все улучшения обороны, какие можно было сделать в столь ограниченный срок, были сделаны; гарнизон был расширен, припасы на случай осады собраны, и практически весь Орден собрался в стенах крепости, готовый к сражению, которое отчетливо выглядело как их последнее.  Помогать им явились все окрестные маги и многие жители Пограничья, некогда спасенные рыцарями из рабства - вернуть святой долг. По призыву Эвин к замку прибыли многие мелкие феодалы, считавшие честью соседство с "Соколами" и в миру, и в войне.  Конечно, не все было идеально: главное, на призыв о помощи не откликнулись Мирбахи, на чью армию рассчитывала леди-коммандер - они отходили на соединение с остальными силами Империи; не пришло никакой подмоги ни от кого-либо из крупных властителей. 

К сожалению, никто не был готов лицезреть то, что привел Темный повелитель к Вильгхтунгу в итоге. То было ни войско, ни армия ни даже не орда, но самый настоящий потоп из крови и стали. На другой стороне Фонтира был  разбит лагерь, чьи размеры никогда и никем прежде не были видены. Капитул ордена не мог разглядеть границу лагеря с самой высокой дозорной башни, а вызвавшийся добровольцем на разведку маг-анималист Доран вернулся только через два часа и принес поистине ужасающие новости. Ему удалось насчитать в войске неприятеля около ста тысяч живых существ, и разглядеть личное знамя Владыки; здесь собралась ударная сила, которую он собрался обрушить на земли Творца. Спешно собраный капитул, вместе с которым заседали и представители других сил гарнизона, должен был принять решение о дальнейших действиях. Некоторые заметили, с легкой опаской, что армия Владыки только с марша, и если гарнизон покинет крепость сейчас, она не сможет их преследовать... Но предложивший это замолчал немедленно, ощутив на себе презрительный взгляд зеленых глаз леди-коммандера. По свидетельству мага Дорана, на Эвин словно снизошла благодать самого Творца, настолько ярко, красиво и убедительно она произносила ответную речь, призывая всех и каждого из собравшихся гордо встретить судьбу, уготованную им Создателем. Она смогла восстановить веру крестьян, убедить в своей правоте рыцарство, поддержать дрогнувшую было веру собратьев и сестер по обетам - словом, гарнизон Вильгхтунга решил стоять насмерть. 

Леди-коммандер Эвин: 3 500 "Соколов", 500 союзных рыцарей,  5 500 сержантов и ополченцев, 15 магов. .
Тринадцатый Владыка: 80 000 бойцов[1], 10 тысяч союзников[2],  3 000 троллей и великанов, 100 волшебников. 

Имея очевидное преимущество в силах, правитель Востока не хотел тратить времени на штурм, или, тем более, осаду Вильгхтунга, обойти который и не раздробить столь мощный ударный кулак не было возможности. В то же время его преимущество  в силах сегодня было неоспоримым. Он вызвал леди-коммандера Эвин на "переговоры", то ли искренне желая уговорить ее сдаться, то ли собираясь поиздеваться над нею вдоволь. Та явилась, больше из желания дать своим людям хоть чуть-чуть побольше времени на приготовления. Переговоры, на которые от сурийцев пришла целая делегация, проходили на лугу перед замком, и не продлились долго; сперва Владыка поручил огласить условия капитуляции своему наперстнику, Броску, и тот явно смакуя детали, раскрыл их врагу. Оказывается, что Владыка милостиво готов даровать жизнь всем, кто находится в замке, и даже отпустить их без оружия, если леди-коммандер добровольно сдастся на милость Хозяина и согласится отречься от принятых обетов ради "иной службы". Сурийцы ожидали реакцию Эвин, но она их явно разочаровала: начальница "Соколов" презрительно отметила,что подобное хулиганское поведение не красит Владыку, но еще меньше его красит перекладывание ответственности на "раба". Она с нескрываемой неприязнью оглянулась на остальных сурийцев, с трудом, но удержавшись от комментариев в их сторону. Затем она напомнила, что по принятым ею обетам она является невестой павшего Вильгельма II и обязана сохранить непорочность; наконец, она "пригласила" правителя Сурии взять замок, отметив лишь, что каждый внутри готов его достойно встретить. Вернувшись, леди-коммандер четко и твердо приказала всем занять посты; Темный Владыка в испорченном настроении потребовал как можно скорее взять лежащий перед ним замок.

День и ночь были потрачены обеими сторонами на подготовку к бою. Пока подданные Владыки поспешно готовили лестницы и пытались подготовить план наступления, защитники выставили патрули и дозорных, расставили поблизости ящики с боеприпасами и, конечно, обе стороны готовились к сражению в моральном плане. На рассвете следующего дня имперцы собрались в храме Вильгельма Заступника, который был настоящим сердцем всего замка и хранилищем величайших артефактов Ордена "Соколов". В этом убежище собрались не только воины, но и беженцы с округи - женщины, дети и старики, некоторым из которых повезет не только пережить грядущее сражение, но и избежать позорной рабской доли. Сейчас же они все преклонились перед изображениями Творца и его Святых, прося у них защиты, покровительства и спасения. 



Замок в огне

Сражение началось утром третьего дня: сурийские великаны и стенобитные машины обрушили на стены Вильгхтунга целый град из камней и глыб. Физическая сила великанов и совершенство осадных орудий, однако, столкнулись с достойным соперником - укрепления замка "Соколов" строились на века из лучших материалов и теперь они не  собирались просто так падать. Был и еще один фактор: замок все же стоял на отдалении от переправы и берега, на котором находились нападающие, поэтому немалое число снарядов уходило "в молоко", не нанося совершенно никакого повреждения ни стенам, ни башням.  Впрочем, у интенсивной бомбардировки была и другая цель, с которой она справилась куда лучше: помешать защитникам вести огонь по переправляющимся на другой берег основным силам Владыки. Действительно, лучники Ордена оказались под столь плотным обстрелом, что они не могли стрелять по переходящим реку силам с должной эффективностью. Конечно, в атакующих летели стрелы и болты, кое-где бойцы Сурии уже падали наземь, но в целом потери были значительно меньше ожидаемых. 

Добраться до широкого и глубокого рва удалось почти без потерь... И тогда руководивший натиском Броск Кроворук заметил, что темп обстрела замка резко упал: увлекшись, великаны и артиллеристы Сурии раньше времени потратили значительную часть своего арсенала, так что Владыке пришлось по-сути прекратить прикрывать бойцов. Моментально к бойницам вернулись отряды лучников под командованием брата-коммандера Теодора, которые занялись своей прямой обязанностью - поливать противника дождем из стрел. "Сокола" здесь получили руку помощи от местных крестьян, многие из которых занимались охотой и были близко знакомы с луком: ответная стрельба уже унесла пару жизней защитников, но пока что сохранялось преимущество. Все-таки стрельба снизу вверх не может быть названа эффективной; оставалось лишь надеяться, что закопка рва не займет слишком много времени. 

Сурийские солдаты занялись закапыванием рва: пока тролли и пара великанов держали осадные щиты, орки и люди Востока отчаянно орудовали лопатами, стараясь как можно скорее забросать опасную воду. Важным моментом этого этапа можно считать удачное убийство великана магом Дораном - превратившись в птицу, Доран выклевал тому глаз, после чего монстр потерял равновесие и упал, придавив несколько десятков неприятелей, не успевших выскользнуть. Беспорядком воспользовались защитники на стенах, залп в строй, потерявший свое "ограждение"; между тем во дворе леди-коммандер собрала ударный отряд напротив главных ворот, около которых образовался прорыв; в составе отряда в основном были боевые братья и сестры, но тут же стояли и светские рыцари, и экс-наемники, и даже некоторое число крестьян. Все хорошо понимали, что даже самые удачные выстрелы лучников лишь оттягивают неизбежное, поскольку то количество врагов невозможно перестрелять. 

Прорыв, наконец-то, состоялся: сурийцам удалось снести ворота парой особенно удачных залпов и закопать ров, тем самым давая возможность отрядам перейти на другую сторону. В разлом устремились тяжело вооруженные и доведенные до полного боевого безумия тролли, которые должны были расчистить путь; им на плечи полилась раскаленная смола, был дан арбалетный залп - но рукопашная все равно началась. Первыми удар приняли знаменосцы леди-коммандер и она сама: высокий профессионализм воинов позволил им минимизировать урон от штурма, но теперь в образованную дыру пошли настоящие солдаты Сурии, а не простое пушечное мясо. Но и встречали их не перепуганные крестьяне и взявшиеся за оружие по случайности ополченцы, но достойные братья и сестры боевого Ордена, опытные бойцы и способные рукопашники. Контроль за стенами позволял стрелять сурийцам в спину и голову, сбрасывать на них камни; узость прохода не позволяла реализовать преимущество в численности, но давка в рядах играла против них. Защитники внимательно следили за единством рядов, не позволяли врагу себя обойти, умело тем самым используя свои немногие преимущества. 

Через час боя сурийцы отошли; первый штурм завершился неудачей, войскам Владыки не удалось закрепиться внутри замка. Гарнизон торжествовал первый успех; со стен раздался дружный радостный клич, поддержанный возгласами бойцов из двора. Леди-коммандер вынула меч из трупа незнакомого ей молоденького сурийца, и только счастливо улыбнулась - легендарный клинок Мученика действительно остался девственно чистым, незатронутым кровью грешников и отступников. Солдаты Эвин убирали тела, относили раненных в храм Святого Вильгельма, где им пытались оказать первую, самую необходимую помощь; другая группа бойцов старалсь завалить дыру в стене, заделать ее баррикадой. Бойцы перебрасывались друг с другом короткими подбадривающими фразами, кое-кто хвалился своими успехами в бою, остальные готовились к продолжению схватки. Между тем в лагере Владыки состоялась весьма неприятная сцена: Хозяин Сурии обрушился с жесточайшей критикой на своего наперстника Броска, обвинив того в срыве штурма и слишком больших потерях. Асами Тан порекомендовала супругу обратиться к помощи новенького вооружения, привезенного с собой из Сурии. но ее перебил Кроворук, поклявшийся своему господину через час взять Вильгхтунг и принести ему голову леди-коммандера. Между ним и первой женой разгорелся спор, в ходе которого они перешли на личности и уже едва-едва не поссорились окончательно - их напряженная беседа была прервана Хозяином, принявшим свое решение. Поразмышляв, Владыка согласился дать Чемпиону Нирна последний шанс реабилитировать себя. 

Броск Кроворук лично отобрал отряд, который ему суждено было вести в решающий бой. Он возглавил троллей и орков северных кланов - выросшие на севере Сурии орки издревле занимались добычей руды, окрепли и закалились. Значительно уменьшилось число бойцов, зато Броск был уверен в них и их способности взять крепость единым ударом. После получения благословения у жрецов Ганера Броск вооружился своей любимой секирой и направился добывать себе победу, смывая кровью позор предшествующей неудачи. Дозорные крепости вовремя заметили переправу сил Сурии на свой берег и успели предупредить гарнизон о приближающемся противнике. Но стремительность бега Броска и его соратников помогла им преодолеть опасное расстояние до баррикад с наименьшими возможными потерями - и началась ожесточенная схватка в ближнем бою. Со стороны Сурии в ней участвовали свежие войска, а вот многие рыцари Империи и сержанты уже были ранены или просто истощены тяжелым боем. Штурмовой группе удалось пробиться во внутренний двор крепости, миновать опасное "бутылочное горло" - орки полезли на стены по внутренним лестницам, тролли и сам Кроворук устремились дальше. Чемпион искал встречи с леди-коммандером Эвин, желая сразить ее в отместку за свою неудачу. Молодая женщина сама его нашла: поединок действительно был коротким, проходил в идеальной тишине и приковал к себе внимание многих бойцов обеих сторон, которые на время прекратили свои собственные бои. Развязка наступила скоро: Броск замахнулся на Эвин своей устрашающей секирой, но она умудрилась в считанные секунды приблизиться к тому и пронзить гигантского орка в сочленения между броней. Броск упал на одно колено, и тогда Эвин одним ударом снесла ему голову. Она издала победный клич и высоко подняла клинок в небо, словно бросая вызов всем остальным силам Зла, ожидающим ее на пороге ее дома. 

Однако празднование победы было недолгим. Час, данный Броску, прошел - и хотя о его судьбе еще ничего не было известно, правитель Востока понял, что чемпион его подвел. И подвел уже в последний раз. Владыка дал знак - сурийцы зарядили катапульты какими-то странными глиняными сосудами и дали залп в сторону осажденной крепости. Разумеется, от падения и соприкосновения с камнями горшки разлетелись на сотни мелких кусочков... Освобождая свое смертоносное содержимое, которое и было той самой новинкой сурийской военной мысли. Воздух во дворе замка обернулся темно-зеленым, и вот вокруг Эвин начали падать как ее люди, так и остатки сурийской штурмовой команды. Бойцы кричали, задыхаясь, старались разогнать руками воздух - тем самым делая все только хуже - в конечном счете они замирали на земле. Те, кто стоял ближе всех к Храму, успели укрыться за его дверьми - и Эвин оставалось лишь молиться, что они помнят старинные тунели, по которым надо вывести мирное население и унести священные сокровища. Упала оземь и она, держась из последних сил за рукоять меча и шепча молитвы Творцу, святому Вильгельму и непорочной Ровене...

Пять минут. Семь минут. Наконец, десять - и Хозяин Сурии торжествующе поднял руку, давая сигнал о третьей атаке. Несколько полков перешло реку уже под личным командованием Владыки, с удовольствием предвкушавшего свое торжество. Ни одна стрела не упала пока сурийцы приближались, а это могло значить лишь одно - нэси Бальтазар Мудрый в самом деле не зря носил свое почетное звание. Сурийцы вошли во внутренний двор, и их глазам предстала незабываемая, страшная картина: люди, орки, тролли - все лежали на камнях двора без движения. Но только Владыка хотел велеть сигналить победу, как открылись дверь Церкви и из нее вышли последние братья и сестры Ордена, способные носить оружие; справиться с ними не составило бы никакого труда, но в это же время, то тут, то там начали подниматься те, кто должен был быть мертв - отряд Эвин и сама леди-коммандер. Вот, рядом с конюшней приподнимается на одно колено сержант, у фонтана встает ополченец-крестьян, а  рядом с ним пытается встать сама  неукротимая леди-коммандер.      Первоначально сурийских солдат охватил первобытный страх и ужас, казалось, что сейчас войско дрогнет и побежит вспять... Но это ощущение очень чутко уловили Владыка, Бальтазар и Асами - и, разумеется, они предприняли весьма конкретные действия. Государь Сурии затрубил в свой именной рог и направил исполинского черного коня на леди-коммандера, Бальтазар дротиком отправил в вечный сон пытавшегося подняться с земли ополченца, а Асами подожгла нескольких рыцарей, выбежавших было на помощь.  К бойцам вернулась хватка, с победным кличем они устремились на остатки гарнизона, одержав победу в считанные минуты. Эвин попыталась отступить в храм, но была убита Владыкой; она упала, прося прощения у Вильгельма Мученика за свою слабость. 

В конечном счете Вильгхтунг пал. Орден "Стальных соколов" де-факто прекратил свое существование, а Сурия взяла контроль над всеми удобными переправами через пограничную реку. Но в ходе боя сурийская рать понесла ощутимые потери, пал Чемпион Нирна и правая рука Владыки, и было потерено время - жертва Эвин позволила дать время остальным феодалам, городам и селениям Восточных провинций. 

Атака Бальтазара

Итоги и последствия

Примечания

  1. Люди, орки, гоблины и дракеи
  2. Из Речного королевства и Мери-Та


Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.