ФЭНДОМ


Русское возвращение, или Атака за Волгу, Поход на запад - осуществленное в марте 1962 года вторжение войск Армии свободы на территорию Восточного царства, имевшее целью воссоздать российское государство на исторически центральной для него земле. 

Необходимость похода была впервые озвучена на Земском соборе в Томске; 12 июня 1961 года делегаты провозгласили Россию единственным государством Диких земель, а через четыре дня была создана Армия свободы - объединение всех вооруженных сил Земель. Ее генералиссимус Георгий Мересьев четко и просто озвучил цель АС: вернуть все утраченные русским народом в 1940-м году земли и расплатиться с французами за года унижения и позора. 

Смерть Оливье Исидора Мари Фурнье и переход внутриэлитной борьбы во Франции в финальную стадию позволили русским атаковать Восточное царство 3 марта

Предыстория

Весна 1940 положила конец существованию Свободной республики - железный натиск французских барелей не оставил ее солдатам ни единого шанса. Тогда же Оливье Фурнье провозгласил Восточное царство во главе с некоей авантюристкой, нарекшей себя Анастасией I Романовой, наследницей свергнутого в 1825 году царского дома. Ее правой рукой французы оставили вовремя перешедшего на их сторону Андрея Андреевича Власова, получившего почетный титул регента Восточной равнины и практическую должность начальника Ее величества добровольческой армии

С того самого момента начинается история жестокого оккупационного режима, который должен был обеспечить грядущую колонизацию этих земель французами и поляками. Летом 1940 года Анастасия I коронуется в Курске и принимает католичество; весь обряд провел Леон Сен-Жорж, оставивший после себя в стране внушительный гарнизон. Даже война с Соединенными Штатами Америки и оставшимися в Европе недругами не заставила Французскую империю значительно сократить контингент. В 1943-м А.А. Власов значительно расширяет численность Добровольческой армии, проведя мобилизацию в нее уголовных элементов, бывших дезертиров и волонтеров со всех концов Европы; тогда же создается печально известная Царицына гвардия, призванная играть ту роль в Восточном царстве, какую во Франции успешно выполняла Государственная. Именно ЦГ стоит за главными преступлениями против человечности, совершенными за время существования страны, которой она служила. Например, именно карательные отряды Царицыной гвардии разорили в 1954-м году Тверь, перебив более 10 000 человек и уведя в рабство еще больше 30 000. Руководителем Царицыной гвардии с 1953-го был опальный госгвардеец Пьер, получивший прозвище Зубатый за свою маниакальную жестокость и страсть к откусыванию частей тела у заключенных. Заядлый садист, он все-таки был компетентным сотрудником и смог превратить ЦГ в настоящую угрозу для не желающих повиноваться - а таковых было много. 

Разумеется. подобный режим не мог не вызвать сопротивления. Уже в 1942-м году группа офицеров армии Свободной республики и сочувствующих гражданских объявила о создании Русской Повстанческой Армии - подпольной организации, призванной очистить Центральную Россию от наглых оккупантов и освободить порабощенное население. Первым руководителем РПА был полковник Александр Викторович Герман, сумевший создать устойчивую иерархию, наладить внешние связи и провести целый ряд громких акций. После его трагической гибели в бою с карателями в 1946-м новым лидером РПА стал Евгений Коновалец, до того известный успешными террористическими актами в Киеве, Минске и Львове. С того времени и вплоть до 1961-го РПА вела свою неравную и тяжелую войну, никогда не давая Курску время на передышку или отдых; Андрей Власов с конца 1950-х писал в Галлию, прося французов увеличить контингент и финансирование, а еще лучше ввести дополнительные части регулярной армии или провести полномасштабную зачистку земель по ту сторону Волги.

Сенегальцы

Сенегальцы на Волге, 1952-й год.

Однако удача, кажется, постепенно отворачивалась от Восточного царства. Ближе к концу десятилетия французы начали сокращать свое присутствие на Волге; в 1958-м году волна сокращений гарнизонов стала по-настоящему массовой, солдаты отзывались на Родину, а техника покидала базы вместе с ними. Подобное решение было принято под давлением Франсуа Миттерана, представлявшего "либеральное" крыло в Народно-государственной партии Франции. Он хотел таким образом сократить расходы на военные статьи бюджета, тем самым освободив денежную массу для выплаты новых социальных пособий и глобальных реформ в области образования. В то же время Миттеран понимал, что сокращения в стратегических отраслях вызовут яростное сопротивление у военных, обладающих огромным влиянием на государственные дела, поэтому "под нож" пошли именно гарнизоны на востоке. Отчаянные просьбы Андрея Андреевича оставить войска на их местах были встречены в штыки: Миттеран "рекомендовал" Курску улучшить качество подготовки собственной армии, а де Голль в коротких, но ярких выражениях потребовал от Власова научиться самостоятельно решать свои проблемы. Становилось очевидно, что у Империи Французской нации появились дела поважнее, чем поддерживать стабильность восточной границы: такими данными ЦРУ охотно делилось с доверенными русскими. 

Массовые бомбардировки пространств за Волгой прекратились еще с 1955-го, а последняя крупная экспедиция франко-аваро-таврических сил за великую реку состоялась в 1957-м, и закончилась полным провалом. Больше десяти тысяч солдат и офицеров, причем большая часть из которых были французами, погибли в жестоких боях с войсками Г.А. Мересьева, а добивали их полубезумные немцы: сбежать удалось только бригаде из Херсонеса, и то не в полном составе. Плохо подготовленная и возглавленная некомпетентными офицерами экспедиция растворилась во владениях Мересьева-Гейдриха: история ее гибели, как и приведших к ней факторов, очень темна, в ней полно черных пятен, но достоверно известен один факт: после позорного поражения централизованных попыток навести порядок к востоку от Волги не предпринималось. Подобный успех вдохновил русских правителей и простых жителей, дал им веру в возможность победы над ненавистным врагом. К слову говоря, поражение похода также привело к ослаблению позиций милитаристов де Голля и Сент-Экзюпери... но задумываться об этом у Мересьева не было времени.

Мересьев 2

Георгий Александрович Мересьев, генералиссимус Армии свободы.

В 1960-м году в Томске была воссоздана Россия, получившая свою собственную армию. Вооруженные силы нового государства назывались Армией свободы, символизируя одновременно и главную цель существования, и сокровенную надежду всех угнетенных народов Европы. Ее вождем, генералиссимусом стал Георгий Александрович Мересьев, признанный лидер на Диких землях и самый талантливый генерал русского народа в XX веке. Уже с августа 1960 начался процесс глобальной реформации, в которую оказались втянуты все вооруженные силы Диких земель: наибольшую автономность сохранил Дейчсхеер Рейнхарда Гейдриха, но даже он перешел под общее командование, признавая талант верховного главнокомандующего. Опираясь на свою новообретенную власть, Мересьев начал глобальную реформу вооруженных сил России. Осознавая невозможность создания мощной индустрии в Сибири и на Дальнем востоке, Георгий Александрович предложил принять другую военную доктрину. Доктрину, основанную на тактике, с успехом используемой Гвардией своего имени: партизанская война, постепенное окружение вражеских поселений и массовая агитация среди порабощенного населения, призванная разжечь настоящий пожар народной войны. По возможности избегать прямых столкновений с главными силами противника, стараться уничтожать его части отдельно друг от друга, вести настоящую охоту за любыми значимыми офицерами - словом, Г.А. Мересьев собирался обречь противника на игру в невыгодных условиях, и победить его силой смекалки и народной ярости. 

Зимой 1961 года Василий Павлович Семеновский, избранный главой России (официальное название должности) и сохраняющий пост начальника Русской Повстанческой армии, приступил к созданию плана по возвращению территорий Восточного царства. К тому момента ослабление французского альянса стало очевидным: с Семеновским охотно делился информаций Барри Голдуотер, да и собственные разведчики у русских были, хоть и не на верхах Империи. Уже с этого времени границу по Волге начинают пересекать специальные отряды лазутчиков, имевшие целью создать систему схронов - потаенных складов, которые потом будут использованы уже диверсантами. Борьба среди лидеров Восточного царства за власть в условиях ухудшения здоровья Анастасии I и влияние на ее наследников (Николая и Феодору) позволила силам РПА успешно провести операцию. Тогда же Семеновский установил надежный контакт с американцами и японцами: обе страны согласились поставить еще большее число оружия, патронов и других припасов. В Вашингтоне с каждым днем росла уверенность в своих силах, а рвение русских вернуть свою землю могло сослужить прекрасную службу интересам Америки.

Бой-баба 1

Агафья Болотная, лидер "Ночных ведьм".

Развертывание основных сил началось осенью 1961, когда русские окончательно добили Идель-Урал и казнили все татарское руководство. Оставшиеся силы присягнули Семеновскому и были отправлены по другим бригадам, доказывать свою верность России в боях и заслуживать отпущение прежних грехов. Ячейки Русской армии в крупных городах, лесах и деревнях были приведены в полную боевую готовность; оборудованные схроны ждали своего часа, а связные находились на местах, готовые указать к ним верный путь. В январе 1962 по личному приказу Георгия Мересьева Волгу перешли "ночные ведьмы" - элитный отряд снайперов Гвардии Мересьева, состоящий исключительно из женщин, общим числом в пятьдесят человек под непосредственным командованием Агафьи Болотной. "Ведьмы", печально известные среди французских гарнизонов и недругов Георгия Александровича, получили конкретную и ответственную задачу: открыть сезон охоты на высокостоящих офицеров, гражданских чиновников и других важных лиц оккупационной администрации, гибель которых позволит расшатать обстановку в Царстве. Местные группы подпольщиков и партизан обязались оберегать ценные кадры, но неизбежность потерь понимали все в группе. Впрочем, никто не попытался уклониться от задания. 

К концу зимы 1962 основные приготовления завершились. Бригады, для удобства объединенные в Северную группу, Центральную и Южную, под командованием Рейнхарда Гейдриха, самого Мересьева и Артема Хмелова соответственно, были готовы нанести решающий удар. Армия свободы численностью до 3 000 000 человек растянулась по всей Волге, радуясь, что французские гарнизоны покинули эти места, а предатели явно не справлялись со своими непосредственными обязанностями. "Добровольческая армия" формально составляла свыше 3 000 000... На практике, конечно, дело обстояло совсем не так. Но войска Андрея Власова по-прежнему превосходили русских в части технического оснащения; к ним в любой момент могли прийти на помощь силы диоцезов, поляков или даже самих французов. Сражение не будет легким - это хорошо понимали лидеры бывших Диких земель... Но они желали этого сражения с весны 1940 года и не хотели теперь отрекаться от своей мечты. 

Ход событий

Переправа

Между безнадежным, обреченным боем и жизнью раба я выберу сражение. (Василий Семеновский)
С возвращением

Войска Артема Хмелова в южных районах.

Сигнал был отдан 1 марта 1962. Василий Павлович Семеновский отправил своим генералам приказ приступить к реализации амбициозного плана. В районе Ярославля (русское командование принципиально не использовало новые названия, данные населенным пунктам оккупационными властями) Волгу перешли силы Рейнхарда Гейдриха: немецкие войска принесли обильные жертвы богу войны, а российские части в это время молились святому Георгию и триединому Богу о даровании им победы. Присутствовавшие при войсках американские журналисты писали на родину, как Гейдрих ловко рубил головы захваченным добровольцам, а потом его люди смазывали свои штыки и лица их кровью. Несмотря на такую разницу, силы действовали эффективно и жестоко: за два дня все гарнизоны Добровольческой армии на линии Рыбинск-Ярославль-Кострома были уничтожены. Одновременно основные силы Армии свободы перешли границы у Нижнего Новгорода, в котором силами РПА удалось поднять восстание. Наконец, южная группа войск Артема Хмелова с боем заняла Саратов, откуда она должна была идти на Курск самой короткой дорогой. 

Первоначально руководство Восточного царства не вполне отдавало себе отчет о происходящем. Налеты на поволжские гарнизоны и рейды "изгнанников" по окрестным селам давно перестали быть новостью, а связь с отдаленными аванпостами не была адекватной. Именно поэтому Андрей Андреевич Власов только 3 марта доложил Анастасии I о неспокойной обстановке на фронтире, посоветовав царице объявить полную мобилизацию и обратиться за помощью в Париж или в Херсонес. К тому моменту войска России уже начали расходиться: успешно заняв переправы и отогнав от них противника, генералы перешли ко второй части плана. Гейдрих направил часть войск к Твери, а с основными силами двинулся на руины Москвы, в окрестностях которой было особенно много латифундий французских колонистов. Силы Георгия Мересьева двигались на Владимир, Муром и Саранск, надеясь поднять массовый крестьянский мятеж. Хмелов шел к Курску, не забывая обходить вражеские базы и стараться наносить по ним неожиданные ночные удары. Царица Востока, однако, отказалась звать на помощь старших покровителей, приказав Андрею Власову изгнать "мятежные банды" с престольной земли, а потом начать наступление за Волгу. 

Лесовики

Партизаны в весеннем лесу идут на штурм базы Добрармии.

На освобожденной территории русские войска и их союзники немедленно устанавливали военное управление: старосты и жандармы отправлялись маршем на ближайший сук,  за ними следовали священнослужители "восточной церкви", с которыми особенно жестоко расправлялись немцы и омичи. Новыми управляющими назначались либо младшие офицеры Армии свободы, либо старые подпольщики и партизаны этого региона. Первой же задачей становилось укрепление переправ, по которым осуществлялось снабжение идущих вперед сил. За это время крупное сражение произошло только 6 мая, когда Ее высочества лейб-гвардейский конный полк Бориса Кострикова под Ростовом попытался вступить в прямой бой с основными силами немцев. Костриков пренебрег разведкой, искренне считая, что ему противостоят отдельные банды: Клаусу фон Штауффенбергу удалось убедить его в этом. Правая рука Рейнхарда завязал бой, имея только небольшой авангард, а после сыграл ложное отступление: словом, лейб-гвардейский полк из 25 000 был уничтожен практически полностью. Полковнику удалось сбежать лишь чудом, а взятые в плен добровольцы были принесены в жертву Одину. 

К 7 марта критичность ситуации стала очевидна даже для самодовольных курян: Анастасия I согласилась подписать приказ о всеобщей мобилизации, но по-прежнему отказывалась звать на помощь французов или поляков. Она небезосновательно считала, что после оказания ей помощи эти страны попросту аннексируют Восточное царство, а рисковать своим благополучием царице не хотелось. Она повторила весьма категоричный приказ А.А. Власову: отбросить врагов за Волгу, а после собственными силами очистить ее "тот берег". Даже паническая телеграмма от Бориса Кострикова не помогла Двору образумить монарха: пришлось полностью положиться на свои собственные силы. 

Всеобщее наступление

Из тайги, тайги дремучей,

От Амура от реки

Молчаливой, грозной тучей,

В бой идут сибиряки.


Их сурово воспитала

Молчаливая тайга,

Бури грозные Байкала,

И сибирские снега.


Ни усталости не зная,

Бьются ночь и бьются день,

Только серая папаха

Лихо сбита набекрень.


Эх, Сибирь, Сибирь родная,

За тебя мы постоим.

Волнам Рейна и Дуная

Твой поклон передадим.


Знай, Сибирь, в лихие годы

В память славной старины

Честь великого народа

Отстоят твои сыны.


Русь свободная воскреснет,

Нашей верою горя,

И услышат эту песню

Стены древнего Кремля.


Именно 8 марта Добровольческая армия Восточного царства вступила в полноценное противостояние с Армией свободы; сражения начались под Иваново, Муромом и Пензой с Балашовым. Генералы и полковники Царства опомнились от своего шока, теперь они получили точный приказ из центра: любой ценой остановить продвижение противника и уничтожить его основные силы. Андрей Андреевич Власов и сопричастные вполне могли рассчитывать на победу, поскольку Добрармия превосходила русских по оснащению и в численности; наконец, части Армии свободы испытывали трудности в коммуникации. Лично от себя Власов обещал полевым командирам различные блага и удовольствия, но в беседах с правительственными журналистами (9 марта) он отказался обсуждать возможные политические реформы, считая возможным одержать победу исключительно силами верных войск, не пытаясь привлечь на свою сторону простонародье. Зато на встречу с главнокомандующим были приглашены самые крупные помещики-французы, которые гарантировали Власову участие колониальной милиции в боях на стороне Царства. Милиция, сформированная из колонистов и их самых преданных работников, обладала достаточно высоким боевым духом и была готова сражаться... Но вот идти в далекие походы от латифундий не желала.  Ранним утром 9 числа немецкие полки вошли в Иваново, где им удалось арестовать всю областную администрацию в полном составе. Там же Гейдрих узнал о выдвижении к нему навстречу новых сил Бориса Кострикова - потерпевший поражение офицер собрал новые силы и готовился взять реванш. Здраво оценив обстановку, Конунг приказал своим войскам покинуть Иваново и двигаться к Суздалю, на перехват вражеских сил, шедших с юга. Одновременно русские Георгия Мересьева овладели Саранском и его окрестностями; в войска Освобождения шла повальная запись местных жителей, настолько большая, что даже запасов Добрармии не хватало для снабжения всех желающих встать в строй. Избранная тактика измождения противника постоянными налетами оказалась успешной, многочисленные, но неповоротливые полки Добровольческой армии не могли адекватно реагировать на десятки ударов и постоянно теряли личный состав в постоянных стычках. 
Агафья

Агафья Болотная в родных краях, март 1961

Тогда же Георгий Александрович отдал приказ начинать масштабную партизанскую войну в тылах неприятеля. Операция "Тихий удар" открылась громким убийством 11 марта в Курске, самой столице Восточного царства - от руки Агафьи Болотной, предводительницы "ночных ведьм" пал Пьер Зубатый, глава Царицыной гвардии и отъявленный маньяк. Человек, прославившийся любовью к пыткам и поеданию ушей у пленных, был сражен наповал выстрелом из чердака, пока принимал парад французской колониальной милиции. Болотная смогла уйти, внеся хаос и панику во вражеские ряды и положив начало целой серии удачных террористических актов. Например, 14 марта в Рязани было убито два полковника и пяток майоров; в тот самый день в Тамбове другая "ведьма" убила старосту и всех членов администрации. Подобные успехи становились известны буквально через пару дней, они внушали солдатам Армии свободы уверенность в своих силах и убеждали их в возможности победить противника. Впрочем, не все задуманные акции удавались: 24 марта Георгий Брынцалов, министр двора, ушел от покушения, а 28 числа Агафья попала в плен, пытаясь убить Андрея Власова; от немедленной расправы ее спасло только вмешательство самого генерала, которому нужен был заложник для гарантии собственной безопасности. На тот момент события приняли настолько неблагоприятный поворот для Восточного царства, что Власов нарушил прямой приказ Анастасии I, желавшей повесить Болотную на главной площади Курска - разумеется, в конце прочих мучений. Однако Андрей Андреевич боялся трогать фаворитку Мересьева, тем самым полностью перекрывая себе "путь отхода".

Но это будет позднее; в начале десятых чисел А.А. Власов был настроен решительно и требовал от своих подчиненных нанести противнику скорейшее поражение. Из глубины Восточного царства двинулись полки, оставляя привычные места дислокации и простую гарнизонную службу. В этот самый момент вскрылась еще одна огромная слабость Царства и его вооруженных сил: сомнительное качество рекрутов и негативное отношение подавляющего большинства населения к их делу нанесли огромный урон по моральному облику бойцов. Они годились для карательных операций и поддержания порядка в мирное время, но для ведения полноценных боевых действий на протяжении долгого времени уже вряд ли. В 1957-м году А.А. Власов сам отказался от проведения предложенной ему Борисом Николаевичем Костриковым реформы, и теперь ему пришлось пожимать горькие плоды. 

Воюем

Солдаты Дейчсхеера под Суздалем.

Крупные сражения состоялись 13 марта под суздальскими лесами и 16 числа под Богучаром. В первой битве Б.Н. Костриков атаковал позиции Штауффенберга, горя желанием оправдаться за свой предыдущий позор. Правда, теперь под его командованием находился не полк лейб-гвардии, а сводный корпус из частей, никогда прежде не сотрудничавших и не отличавшихся даже сравнительно высоким уровнем подготовки. Полковник Костриков приказал идти очень осторожно, не повелся на трюк с отступлением во второй раз и даже смог уничтожить несколько отрядов немцев, гарантировав безопасность Суздалю. Одержав победу, Борис Николаевич приказал корпусу занять оборону в городе и отдохнуть.. К сожалению для него, рядовые, а особенно офицеры, неправильно поняли значение слова "отдохнуть" - мгновенно потеряв любое подобие дисциплины, добровольцы устремились к магазинам, ресторанам и питейным заведениям, а самые наглые ринулись грабить дома жителей. Попытка навести порядок скорее провалилась, а ночью в Суздаль лихо зашли немцы и русские, воспользовавшиеся расслабленностью противника и ненавистью местных. Костриков был взят в плен, а его солдаты уничтожены. 

Много южнее, под Богучаром, Армия свободы Артёма Хмелова пересеклась с Георгием Брынцаловым, генералом Добрармии. Брынцалов попытался организовать оборону по всему периметру, благо ему на помощь были отправлены две бригады таврической армии. В свою очередь казаки не были готовы к бою с элитными подразделениями Херсонеса, но отступать они явно не собирались. Вплоть до этих пор Армия свободы не потерпела неудачи ни в одной битве, да и таврических солдат на поле боя предвиделось немного. Однако приход войск Херсонеса только открыл цепь случайностей и необъяснимых событий, которые в совокупности привели к полной победе АС. Сперва казачья бригада самого Хмелова перешла Дон около Дедовки: в окрестностях стояли разведчики в форме Таврики, но удара на самой переправе никто не нанес. Правый флаг Брынцалова оказался полностью оголенным, что и позволило 16 марта разгромить крупную группировку Добрармии, прикрывавшую прямую дорогу на Курск. 

Таврические бригады, которых весной 1962 в Восточной царстве осталось всего две, оказались как раз на юге. Насколько известно американским специальным службам, поздней ночью 17 марта с Артемом Хмеловым связались офицеры Таврики. После этой встречи войска Леона Сен-Жоржа спокойно растворились в степи: их никто не преследовал, но и они сами никак не мешали продвижению русских солдат. Простое объяснение, конечно, выглядит самым логичным и правдивым: малочисленные французы не горели желанием помирать за проигравших свой бой добровольцев, а русские опасались вступать в открытый бой с оснащенными новейшей техникой и хорошо обученными воинами. Выход был найден простой и элегантный: французы спокойно уходят на Юг, отказываясь от участия в войне; взамен они получают свободный уход. 

Отчаянные попытки Андрея Власова и его подчиненных нанести русским разгромное поражение провалились. Добровольческая армия показала свою некомпетентность, французская милиция слабо подчинялась приказам и была малочисленной, а враги все время шли вперед, не давая времени одуматься и собраться с силами. Наступление со всех сторон Армии свободы и активная деятельность партизан нивелировали численное преимущество Курска, а союзники явно не спешили на помощь Анастасии I. Уже 20 марта генерал А.А. Власов начал думать о возможных путях отхода, с растущим интересом поглядывая на курский аэропорт. Поражение теперь ему казалось вполне вероятным исходом, а правящие им инстинкты требовали позаботиться о своей собственной безопасности.

Русское восстание

Партизаны

Русские партизаны, март 1962.

Тяжелые поражения Добровольческой армии и резкое сокращение гарнизонов в тылах сделали свое дело: ячейки Русской Повстанческой армии в тылах у Анастасии I смогли действовать свободно. Заранее созданные схроны и присланные специалисты позволили значительно расширить ресурсы партизан и подвольщиков, а ослабление внутренних сил гарантировало успешность выступления. И вот, 19 марта начинаются события всеобщего восстания с выступления недовольных горожан в Пскове: попытка Власова провести мобилизацию на севере страны натолкнулась на настоящий взрыв ненависти. Местное отделение РПА под командованием Геннадия Ефремова нанесло неожиданный удар: ему удалось поднять горожан на бунт, овладеть арсеналом и арестовать всю верхушку Пскова. Стоявший поблизости полк Добрармии, который вскоре должен был быть отправлен под Москву, предпочел верной смерти от рук немцев почти что в полном составе перейти на сторону мятежа, тем самым дав восстанию значительное преимущество. По Радио сопротивления известие о бунте в Пскове было передано очень быстро; оно стало катализатором для бунтов, восстаний и мятежй на всей территории Восточного царства, что еще оставалась под контролем Курска. В крупных городах (Ржев, Калуга, Воронеж, Смоленск) подпольщики вместе с сочувствующими горожанами наносили внезапные удары, которые зачастую оказывались успешными. Так, в Воронеже и Смоленске повстанцам удалось взять власть в свои руки, а калужане уничтожили все армейские склады, пока туляки разгромили запасы. 

Но главные события происходили даже не в крупных населенных пунктах, а в селах и деревнях. Там в середине 1950-х появились новые хозяева жизни - французские колонисты, офицеры Добрармии и другие привилегированные люди, забиравшие себе лучшую землю, беспощадно следящие за законностью и порядком, и заставляли крестьян работать на себя забесплатно. Особенную ненависть снискали даже не французы, от которых ожидать чего-то хорошего было в самом деле наивно, но русские же по национальности добровольцы, теперь старательно "косящие" под своих господ. Именно они были самыми жестокими самодурами, они не знали пощады к "врагам" и они же приводили в исполнение все приговоры. Теперь пришло время расплаты, показавшейся множеству русских крестьян сладкой и долгожданной: горели усадьбы, были вырезаны ненавистные угнетатели, их имущество распределено между нуждающимися, а отряды жандармов теперь сами висели на яблоневых деревьях в "барских" садах. Подобная жестокость не казалась чрезмерной, но выглядела лишь как заслуженное возмездие за годы рабства и садизма со стороны французов и их сподвижников. Американская печать, ставшая рупором освободительной борьбы русских, никогда не акцентировала внимания на жестоких акциях, но постоянно, все чаще и чаще, поднимала вопрос об ответственности французов за учиненные ими деяния на оккупированных землях.

Власов собирается линять

Андрей Власов в Курске, апрель 1962.

За 20-е числа марта было перебито свыше 16 000 членов семей добрармейцев, считая их самих; уничтожено около 4 000 усадеб различной степени роскоши.. Крестьяне своей атакой окончательно сбили с толку высшее руководство Добровольческой армии. Свои позиции покинули последние подразделения французской милиции: оставшиеся в живых латифундисты решили отойти к своим домам, а самые догадливые собрались прорываться к Речи Посполитой, надеясь на убежище и помощь. Многочисленные восстания нужно было подавлять, но при этом Армия свободы ни разу не замедляла темп продвижения, не давая отвести войска с передовой. Войска, которые и так уже таяли на глазах: дезертирство стало массовым, нарушения приказов - повальными, а переход на сторону АС рядового и младшего офицерского состава совершенно перестал удивлять. Сотни маленьких пожаров в тылу отвлекали не только внимание генералов, но и ресурсы, коих было очень мало, Даже успешное подавление восстания в Смоленске (21 марта) не помогло: псковичи устояли, а к Воронежу уже рвались первые казачьи патрули. 26 марта войска Рейнхарда Гейдриха заняли Мытищи, а на следующий день остатки добрармии покинули руины Москвы. Успешное освобождение Третьего Рима стало поворотным моментом в истории Русского возвращения: войска Василия Семеновского одержали свою самую значительную победу, а оставшиеся силы Андрея Власова потеряли остатки своей воли к сражению. Согласно известной легенде, узнав об утрате Москвы А.А. Власов произнес: "Я устал. Мне пора на покой". 

Впрочем, глава Добровольческой армии не собирался уходить так просто. Требуя от подчиненных соблюдения приказов и постоянно отдавая приказы, один другого абсурднее, Андрей Андреевич Власов приказал самым верным подразделениям собраться около Курска. 28 марта Власов смог поймать Агафью Болотную - главу личной гвардии Георгия Мересьева, пытавшуюся его убить. Несмотря на конкретный приказ Анастасии I казнить Болотную, предварительно подвергнув ее страшным истязаниям, А.А. Власов просто запер ее, поручив охрану верным людям. Хорошо понимая значимость Болотной для Мересьева, Андрей не собирался гневить его еще больше. Тем временем Армия свободы продолжала наступление, освобождая Воронеж и подходя вплотную к Ростову-на-Дону, откуда было совсем недалеко до Таврики и Аварии. К огромному неудовольствию полевых командиров, 29 марта В.П. Семеновский издал приказ, запрещавший атаковать указанные диоцезы. Глава России хорошо представлял себе опасность наступления на эти земли: вооруженные силы Херсонеса или Черкесска совершенно не походили на Добрармию, причем за свои непосредственные колонии Франция скорее всего заступилась бы скорее. Скрепя сердце, Василий Павлович Семеновский принял сложное решение в ситуации, в которой правильного выбора попросту не существовало. 

Гвардейцы Мересьева

Бойцы 1-й гвардейской дивизии имени Суворова в окрестностях Курска.

Последние крупные сражения Русского возвращения состоялись в начале апреля. В это время Гейдрих, немцы и омичи зачищали север Восточного царства, а сам Георгий Александрович Мересьев отправился освободжать Курск. К нему, впрочем, шли не только силы Армии свободы, но и то, что осталось от Добровольческой армии: самые умные и при этом запятнавшие себя командиры которой, к слову, предпочли двигаться к Таврике, Аварии, Польши или Скандинавии. 3 апреля дружина из Омска вошла в Новгород (его руины), а через день немцы соединились с Псковом. К тому времени Армия свободы уже значительно прибавила в своей численности за счет жителей ВЦ, перебежчиков из Добрармии и даже иностранных волонтеров, приехавших воевать с французами и их слугами на бескрайних российских просторах. Обладая возможностью выбора, Г.А. Мересьев направил на Курск самые лучшие части - гвардейские, специально сформированные и оснащенные для освобождения крупных городов.

Первые бои у села Тим начались 7 апреля: тогда же в столице Восточного царства произошло очередное неудачное покушение на Андрея Власова.  Снайпер промахнулся, но генерал Добровольческой армии попросту исчез. Он покинул дворец, не появлялся в госпитале или в штабе обороны, не отвечал на истеричные призывы царской семьи вернуться к ним. Генерал, бывший олицетворением Восточного царства и самым преданным служакой Анастасии I, казалось, растворился в воздухе - настолько эффективно он исчез. По всему городу моментально распространился слух о смерти Власова, который вскоре проник и на передовую. Отчаянно державший оборону на реке Тим против превосходящих сил противника Георгий Брынцалов уже днем 8-го числа был казнен своими же офицерами, после чего вся оборона попросту рассыпалась. Воспользовавшись удачным моментом, Георгий Мересьев двинул все силы к Курску, захват которого равнялся полной победе во всей кампании. Он рассчитывал захватить в плен весь царский двор. 

Тем временем Агафья Болотная попыталась сбежать из заключения, но ей удалось лишь освободиться из тюрьмы. Пуля в затылок настигла ее уже на самой границе города... А выпустил ее охранник Власова, сопровождавший переодетого генерала к аэропорту. В обстановке полного хаоса аэропорт был занят людьми самого Андрея Андреевича, которые захватили последние самолеты, все еще остававшиеся на нем. В девять утра 9 апреля Власов покинул Курск с десяткой самых преданных офицеров, оставляя позади царскую семью, остатки Добрармии и прошлое повелителя Европейской России. Теперь он направлялся в Таврику, на поклон к Леону Сен-Жоржу, искренне надеясь, что всесильный викарий найдет его талантам применение. Отбытие произошло как раз вовремя - уже через два часа бойцы первой гвардейской дивизии вошли в Курск и поймали всю семью Анастасии I. 

Итоги и последствия

Русские идут и зажигаются огни

Русские идут напомнить русским, кто они

Русские идут тьму и злобу разгонять

Русские идут не только русских защищать!


Марш марш марш.

Русский марш, собирает на марш

Всех, неуничтоженных войной,

Марш марш марш,

Русский марш, он закончит шабаш,

Тех, кто издевался над страной! (Софья Белова, "Русские идут", апрель 1962)
Радость победы

Офицер Армии свободы в деревне Брянщины, апрель 1962.

10 апреля
было объявлено Василием Семеновским Днем России - в тот день Восточное царство прекратило свое существование, а по освобожденным городам, селам и весям начались празднования. Торжественные парады, широкие гуляния и даже совместные пиршества проходили от Дальнего востока до самой границы с Великой Речью Посполитой. Казалось, что осуществилось настоящее чудо - еще полгода назад никто не мог бы поверить в реальность освобождения центральной России от врага, окопавшегося там с самого 1940-го года. Врага, опирающегося на помощь Империи французской нации, карательные отряды и многочисленные полки регулярной армии, чьи солдаты и тем более офицеры обладают целым перечнем существенных привилегий. Однако Армия свободы под командованием Василия Семеновского, Георгия Мересьева, Артема Хмелова, Егора Погромского, Рейнхарда Гейдриха, Агафьи Болотной и других лидеров сделала мечту русских людей реальностью. Великие стены Древнего Кремля, ну, или хотя бы то, что от них осталось, услышали вольную, свободную русскую песню, а крестьяне, горожане Царства теперь не опасались человека с ружьем. 

У главы России, разумеется, нашлось еще одно дело. Надо было решить судьбы Анастасии I и ее детей, Николая и Феодоры "Романовых". Еще 8 апреля отдельным указом Семеновский сформировал специальную комиссию из юристов ДВР, Сибири и Омска, призванную установить надлежащее наказание. На самом деле работа комиссии была скорее формальностью, нужной для американских союзников, потому что в действительности смертный приговор всем троим был "приговорен" еще до начала кампании на собрании правительства России. Его члены и сами пылали праведной ненавистью по отношению к "царской семье", и также хорошо понимали необходимость подобного наказания для остального русского народа. Результатом стала публичная казнь 14 апреля в Курске, которую проводили в аэропорту, дабы ее смогло посмотреть как можно больше людей. Саму "царицу восточную" посадили на кол, старшего сына, известного садизмом и жестокостью, отдали собакам, а младшую дочь, по просьбе сердобольных женщин, просто пристрелили, избавив от дальнейших мучений.  Наверное, тогда многим показалось, что все проблемы воскресшей России уходят с останками сожженных трупов, куда-то наверх, далеко-далеко. Конечно же, это было совершенно не так.

Леон Сен-Жорж

Официальный портрет Леона Сен-Жоржа в кардинальском одеянии.

Подобная акция вызвала резкий ответ в Херсонесе: 15 апреля викарий Таврики Леон Сен-Жорж в резких выражениях потребовал от Армии свободы за 5 дней покинуть всю занятую ими территорию и самораспуститься, при этом выдав всех палачей Анастасии I ему. Тогда же Андрей Андреевич Власов с разрешения викария провозглашает себя Регентом востока и призывает "всех верных династии и союзническим обязательствам перед Империей граждан связаться с ним для продолжения борьбы". Через день в Галлии Леон Дегрель, ставленник Леона Сен-Жоржа и его верный преемник, объявил себя президентом Империи Французской нации и верховным главнокомандующим всеми вооруженными силами ИФН. Процесс передачи власти во Франции подошел к самой нежеланной концовке для русских: в кабинет Оливье Фурнье переезжал не либеральный Миттеран или недалекий Деа, но фактический глава Государственной гвардии и один из двух отцов Таврической системы. Однако и Армия свободы не осталась одна против всех: 17 апреля Барри Голдуотер в послании к нации отказался от признания нового режима в ИФН легитимным и фактически объявил о своем желании пересмотреть мирный договор 1943 года. Тогда же президент США заявил о признании полного суверенитета России над всеми землями бывшей Свободной республики, что еще больше обострило международную ситуацию. 20 апреля настало, а Армия свободы не просто не покинула освобожденную территорию, но стянула резервы и подготовилась стоять насмерть. Василий Павлович Семеновский даже не удостоил гневное послание Леона Сен-Жоржа ответом. 

В 20-х числах апреля призрак новой мировой войны не просто чувствовался, а стремительно воплощался из мира опасений и догадок в мир реальный. Оставался лишь последний вопрос: кто первым спустит курок?


Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.