Альтернативные Миры вики
Advertisement

Россия, так же Российская республика или Русская земля (неофициально) - государство в Восточной Европе и Северной Азии, появившееся на карте мира в результате Последней войны и победы Альянса Свободных наций в ней. 

Победа Армии свободы в Освободительной войне позволила ее высшему руководству и политическим деятелям бывших "княжеств" перейти к государственному строительству. Вооруженным силам удалось занять 

Государственное устройство

Россия или Русская земля - федеративная республика с широкими полномочиями регионального самоуправления, в которой центральная власть сохраняет полный контроль над финансами, вооруженными силами, специальными службами, международной политикой и, наконец, 

Главой государства является президент России, избираемый прямым голосованием всего населения, достигшего 16 лет и не лишенного избирательных прав за совершение тяжких преступлений. Он правит пять лет и единожды может переизбраться. Впрочем, данные правила действительно заработали лишь с избранием на должность ... - поскольку первый президент, Василий Семеновский, правил во время чрезвычайного положения, продлившегося вплоть до 1970-го года включительно. 

Находящиеся в составе федерации субъекты, еще со времен Второй раздробленности привычные к самостоятельности, с большим трудом сдавали полномочия и права центру, особенно после завершения Последней войны. В результате, пришлось пойти на полную культурную и религиозную автономию, как и признать за местным правительством право сохранять свыше половины местных налогов при себе. 

История

Последние бои

Первые дни мира

В сентябре 1963 года Армия свободы и экспедиционные силы Альянса Свободных наций достигли предела - реки Эльба. Западнее нее начинались земли, уничтоженные атомным огнем и химическими бомбардировками АСН; основная территория Империи французской нации была уничтожена с воздуха, и очищающее пламя, столь дорогое генералу Риперу, поглотило как господ, так и несчастливых рабов. Дошедшие до Эльбы ветераны тяжелейших боев и кровопролитных сражений не направились западнее, хорошо понимая бесполезность и даже опасность подобного мероприятия. Эта германская река должна была стать естественным барьером между радиоактивными и пылающими Дикими землями и европейской цивилизацией нового образца - история снова показала свою любовь к жестокой иронии. Только один значимый человек и несколько десятков его сторонников ночью форсировали реку, чтобы раствориться в ночи. Речь идет о Рейнхарде I, главе немцев Востока; он осознал, что новый мир не для него, и решил таки последовать за мечтой о руинах Парижа до конца. До сих пор среди немцев популярны легенды о дальнейшей судьбе первого Конунга, отличающиеся масштабностью и былинностью.


Танцы в Золотом Роге по случаю победы.

День 21 сентября 1963 года надолго отложится в памяти людей. Тогда Василий Семеновский, выступая перед бойцами 1-го корпуса, прославленного схватками в Польше, не скрывая радостного волнения, объявил о триумфальном завершении Западного похода. Ответом ему стало громогласное "ура", своей силой потрясшее самый небосвод. Новость о победе над глубоко ненавистным врагом разлетелась по всей Северной Евразии, вызывая стихийные народные гуляния и празднества. В Золотом Роге, Омске, Нижнем Новгороде и Киеве - везде люди праздновали славную победу, одержанную их соотечественниками на Западе. Местные гарнизоны по такому случаю раздали дополнительные пайки празднующим и веселящимся, были проведены салюты.

Перед победителями сразу встало множество насущных и важных вопросов. Во-первых, территория под контролем Армии свободы выросла в разы, а следом за увеличением земель под власть Семеновского и его офицеров приросло и население, причем далеко не всегда лояльное и преданное. Во-вторых, после поражения французов и их союзников, вопросы, прежде носившие только второстепенный характер, выходили на первый план, грозясь расколоть некогда единое руководство в достаточно скорое время: если раньше все соглашались с необходимостью военного правления на местах, то теперь вставали вопросы, посвященные созданию новых властных органов, написанию законов и предписаний. В-третьих, из некогда центровых стран Альянса свободных наций, в лучшей форме сохранилась только Японская республика да Австралазия: Италия первой горела в атомном пламени, а Восточное побережье Америки, ее исторический, политический и экономический центр, был уничтожен, что повергло США в хаос и нестабильность. Победа в Последней войне перевернула миропорядок еще сильнее, чем лидеры Армии свободы могли надеяться летом 1961,

Постепенно лидеры вооруженных сил пришли к мысли о необходимости созыва нового Собора, схожего с тем, что прошел в 1961-м году в Томске. Решения, принятые там, годились как временные, принятые для объединения сил в борьбе с общим и страшным врагом, который теперь был повержен. Теперь пришло время принимать новые решения, согласно которым предстоит жить новой державе в стремительно меняющимся новом мире. 1 октября Василий Семеновский объявил, что на всей территории, которую контролирует Армия свободы, пройдут в начале зимы выборы на Второй собор, который должен будет точно определить государственное устройство новой страны. Организация выборов ложилась на плечи недавно сформированных органов самоуправления, которые могли обращаться за помощью и поддержкой к частям вооруженных сил на своей земле. Временно же военные продолжали заниматься поддержанием порядка, розыском преступников и распределением оставшихся ресурсов, но при этом численно войско должно было сократиться.

Агитация "красного" блока.

Пришло время формирования избирательных блоков и союзов, каждый из которых обладал собственным видением прекрасной России грядущего. В историографии их принято обозначать по названиям цветов, использовавшихся в агитации. Консерваторы, теократы да умеренные либералы составили "синию" коалицию или Партию русского народа. "Синие" настаивали на создании унитарного государства с сильной исполнительной властью и особой ролью православной церкви, при этом признавая права лояльных меньших народностей на культурную автономию. Среди всех партий они отличались наибольшим рыночным уклоном, хотя его стоит признать относительным: они не отрицали необходимости социального капитализма и классовой солидарности. Двумя их признанными лидерами были митрополит Омска Филипп и Максим Вольный, интендант Армии свободы и выходец из ДВР. .

Им активно противопоставляли себя "зеленые" из Народного движения, которые часто определяли себя как "Мересьевцы". Хотя сам Георгий Александрович, занимая пост главнокомандующего, отказался от баллотировки в Собор, "зеленые" были либо птенцами его гнезда, либо избрали его в качестве политического кумира. Если "синие" спекулировали на теме возрождения "имперских" традиций России, то "Народники" призывали обратиться к другим традициям, традициям воли и свободы, крепость которых была доказана победой освободительной рати над французскими угнетателями. В целом придерживаясь позиций демократического социализма, "зеленые" все еще делали ставку на русское население и левый национализм, необходимость создания равноправной федерации с развитым самоуправлением и взаимовыручкой.

Недовольные излишним либерализмом "зеленых", выходцы из Тухачевщины и красные партизаны основали "красную" фракцию, или "Российскую коммунистическую партию".

Агитация "черного" блока.

Самым же сомнительным, но при этом довольно популярным движением стали "черные", известные раньше как "непримиренцы", теперь создавшие Братскую Дружину. Первоначально кружок по интересам, они стали мощным и влиятельным объединением праворадикальных элементов, участвовавших в Войне и теперь готовящихся сыграть роль в мирной политике. Одним из важнейших их требований была физическая ликвидация лиц, принадлежавших к "врагам"; их вожди и слышать ничего не желали о прощении или снисхождении, отводя самым счастливым проигравшим долю рабов, остальным подписывая смертный приговор. "Черные" доводили тезис о солидарности до логического завершения, ставя своей целью построение бесклассовой общности евразийских народов, объединенных под русским флагом: автономии,

Василий Павлович Семеновский отказался примкнуть к какому-либо движению, справедливо считая, что это сыграет ему только в минус. Сейчас он был символом русского единства, победителем и объединителем, интегрирующим элементом политики - эту-то карту он и собирался вскоре разыграть. Как оказалось, одна лишь победа над Империей французской нации не закончила историю России, и теперь возрожденному государству предстоит через много пройти: Семеновский не видел вокруг никого, кому он мог бы доверить подобную миссию, кроме себя. В том же его убеждала верная Аксакова и другие работники аппарата президента, считавшие, что остальные ведущие фигуры скорее испортят своим поведением победу.

В программах партий и движений некоторые положения были схожи. Так, каждое объединение требовало скорого суда над пособниками врага и коллаборационистами; все были склонны признать Василия Семеновского общенациональным лидером, достойным сохранить свой пост и в дальнейшем; боевое общее прошлое сближало людей и не давало им обострять ситуацию, заставляя искать соглашение и компромисс. В конце концов, наиболее активным электоратом были военные, которые выковали свое братство в огне войны, и не были готовы теперь его приносить в жертву политическим амбициям. В конце концов, сами лидеры всех 4 фракций сражались бок о бок - достаточно вспомнить, пока Г.А. Мересьев (зеленые) был главнокомандующим, Л.Н. Гумилев (черные) занимал пост начальника агитотдела Армии Свободы, а М. Вольный (синие) занимался снабжением.

Избирательный участок на освобожденной территории.

Электорат у партий довольно заметно различался. Регионы бывшей Дальневосточной республики, Омска, верующие и предприниматели склонялись к "синим", их же охотно поддерживала сельская верхушка и многие офицеры. Другая часть офицерства, сельские низы, рабочие и левая интеллигенция устремились к "мересьевцам", полагая своим спасением расширение порядка бывшего Южноуралья на всю Россию. Оставшиеся рабочие, радикальные партизаны да бедные села с северными провинциями поддерживали "красных", заявляя о необходимости сочетать социализм и порядок. Наконец, "черных" поддерживали рядовые, самые яростные офицеры, национальные меньшинства (немцы особенно) и многие жители освобожденных территорий. Споры и конфликты внутри самих объединений обычно оставались внутрипартийным делом: так, "синие" подошли к выборам не решив окончательно секулярный вопрос, а "зеленые" испытывали разногласия по национальному вопросу.

Пожалуй, стоит отметить, что лидеры Армии свободы находились в никогда прежде ими не испытанном душевном состоянии. Ни один из них прежде не мог похвастаться или гордиться подобным триумфом, вне зависимости от былых успехов. Если Василию Семеновскому удавалось уничтожить важного чиновника Царства или пустить под откос значимый транспорт, то потом ему приходилось задумываться о побеге, о уходе из-под преследования. Возвращаясь с удачного похода, Георгий Мересьев задумывался о употреблении новых богатств и защите своей территории. Наконец, митрополит Филипп, приходя к себе после службы, снова погружался в государственные дела - всегда любой успех был временным, мимолетным, призрачным. Противник оставался на месте, вне зависимости от достигнутой тобой вопреки всему удаче. Даже падение Восточного царства не было подлинной победой, но лишь началом для настоящего испытания... Которое теперь и завершилось. Была уничтожена Таврика, побеждены Польша и Ромея, в атомном огне сгорели Франция, Италия и Скандинавия - это была настоящая, чистая и полная, победа. Новый порядок, столь торжественно провозглашенный в 1944-м,обратился в пепел и руины, Некоторые люди не смогли приспособиться к новой жизни. В частности, именно осознав завершение жизненного пути, в свой последний поход ушел Рейнхард I, решивший оставить Дейчсхеер тем людям, кто не настолько пропитался злобой и ненавистью, как он. Не всем было суждено и увидеть победу: наставник Семеновского Борис Злобов, любовница Мересьева Ольга Болотная, доверенный адъютант Артёма Хмелова Пётька Шатуров и многие, многие тысячи положили свои жизни на алтарь победы, и забыть из подвиг, разумеется, было просто невозможно.

Но дожившие, дотерпевшие, испытали новое для себя чувство триумфа. Пока простые люди, горожане, крестьяне и солдаты, радовались и веселились по-своему, Василий Семеновский призвал к себе ведущих генералов и старших чинов Армии, здраво рассудив, что им тоже не помешает отдых. Здесь было представлено несколько десятков мужчин и несколько женщин, внесших самый заметный вклад в историческую, уникальную победу. Был организован непритязательный, но аппетитный стол, организована простая, но родная выпивка и, наконец, Аксакова притащила граммофон и пару дисков, с записями довоенных и послевоенных лирических песен. Каждому из собравшихся было приятно в кой-то веки расслабиться и отдохнуть, особенно после недавних событий. Кто-то, как, например, Мересьев, собирал вокруг себя компанию, рассказывая какую-то юмористическую байку, Погромский сидел и в одиночестве хлестал водку, лишь иногда встревая в чужие беседы, а Хмелов как обычно пытался поиграть в героя-любовника, повествуя одну небылицу за другой. Обычные, не очень громкие беседы по душам, дающие хорошее представление об опыте присутствующих, о том, через какие беды им пришлось пробираться к этому моменту... И об их радости, разумеется. Но настоящим героем дня себя почувствовал Василий Павлович; он собирал вечер только ради отдыха, но теперь убедился, насколько крепко его чтут и уважают. Не было продолжительных и громких речей, которые требовал в свой адрес Тухачевский, или перечисление титулов, как поступали во "дворце" Горького, но один-единственный тост того же Штауффенберга, короткий и емкий, стоил многих фимиамов. Новый глава Дейчсхеера на хорошем русском объявил, что когда Один спросит у него, скольких великих полководцев он знал в жизни, конунг ответит "одного" - его взгляд, устремленный на Семеновского, не оставил сомнений или двусмысленностей. В подобном духе прошел вечер, и ночью, ложась с Аксаковой спать, Василий Павлович еще раз услышал "Я горжусь тобой, как гордится Там и Борис Михайлович".

Бойцы 124-го полка приветствуют прибывшего к ним старшего офицера.

Организацией выборов занимались сформированные прежде органы самоуправления, но на недавно занятой земле контроль полностью находился в руках Армии. Было принято решение, что каждый человек, не находящийся под стражей по обвинению в измене и предательстве, и достигший 16 лет, имеет право голоса. Впрочем, некоторые изменения внес Георгий Мересьев, объявивший, что ветераны Армии свободы могут голосовать вне зависимости от возраста, к радости сыновей и дочерей батальонов всей АС. Воевавшие и пресыщенные взрослой жизнью, они вполне заслуженно считали себя достойными права голоса Стоит так же уточнить, что понятие "измена" трактовалось достаточно широко: в эту категорию, помимо чиновников, офицеров и солдат врага, включались их родственники и с особенной страстью преследовались русские, сочетавшиеся браком или доказанно добровольно сожительствовавшие с врагом. Принадлежавшие к "черным" офицеры и солдаты нередко устраивали показательные расправы над такими, находя при этом не просто одобрение, но активную поддержку и содействие со стороны местных.

Избирательная кампания шла всю оставшуюся осень и довольно громко. Каждая партия, каждое объединение так или иначе было представлено по стране, и, хотя некоторые регионы были более чем крепки в своих симпатиях, агитация шла и не сбавляла темп. Учитывая техническое положение освобожденных земель, главными инструментами становились рисунки, плакаты, настенные газеты и, разумеется, живая агитация, рассылка агитаторов по долам и весям с задачей выступать перед желающими слушать и убеждать несговорчивых. Здесь стоит сказать, что неожиданное преимущество получили "черные", поскольку именно к их лагерю присоединились многие профессиональные агитаторы не-священники (духовенство почти поголовно держалось линии Омска на поддержку "синих" всеми возможными мерами). Все партии старались привлечь к себе внимание: "синие" обещали благополучие, "зеленые" говорили о свободе, "красные" вещали о равенстве и "черные" призывали взять реванш; и каждая сторона пыталась извлечь максимум из доступных ей ресурсов. Столкновения разных агитаторов, впрочем, почти всегда оставались словесными дискуссиями, пусть порой и выходящими за рамки приличий: ветераны Армии уважали друг друга и не были готовы махать кулаками.

Второй Русский собор

16 января в Нижнем Новгороде собралось человек 350, которым и предстояло решить важнейшие вопросы государственного строительства и законодательства. Председателем собрания был единогласно избран В.П. Семеновский, перед этим формально сложивший с себя полномочия президента и передавший высшую власть Второму собору. По его же настоянию делегаты немедленно приступили к составлению повесток, согласно которым первые дни были полностью посвящены самым насущным проблемам и остро поставленным задачам. Во-первых, все делегаты согласились сохранить название страны как России, без добавлений к нему излишних определений. Но уже затем, на стадии выбора символики, симпатии разошлись. Если большинство было согласно сохранить прославленное знамя Армии свободы как государственное, то вот с гербами проблема была острее.

Несмотря на сопротивление "красных", Собор провозгласил новую Россию страной, признающей и защищающей право на частную собственность; впрочем, там же отмечалось, что Россия должна сохранять заметное присутствие в экономике, поддерживать общественную солидарность и признавать и иные, совместные формы собственности. Подчеркивалось, что частное начало признается на территории всего государства, но вот конкретные меры по ее подержанию оставались на совести местных. Это означало, что, например, Мересьевский Урал получил возможность сохранить приоритет коллективного начала в сельском хозяйстве и промышленности, при этом понемногу признавая частное на рынке услуг и посреднической розничной торговли. За гражданами признавалось право на труд, отдых и достойную жизнь; отдельно проговаривалось, что задачей государства является сглаживание классовых и социальных противоречий, обеспечение единства народов и племен новой страны. Можно сказать, что в условиях послевоенной разрухи, мирового кризиса и неуверенности, Россия избрала солидаристскую модель развития, чувствуя, что именно она станет наилучшим ответом для испытаний будущего.

Довольно влиятельным и могучим оказалось крыло клерикалов, которые находили поддержку у "синих" и, частично, "черных". Активное участие Омска в объединении России еще со времен Диких земель, роль Филиппа в Войне, доблесть его ратей и, наконец, обширное присутствие Русской Православной церкви - все это давало сторонникам Филиппа выгодные позиции для ведения переговоров. Первоначально "синие" пытались добиться признания Церкви отдельной ветвью власти, но потом им пришлось пойти на несколько компромиссов и отказаться от радикальных предложений. По итогу, было официально признано, что, при равенстве всех религиозных организаций перед законом, именно православие является основой русской духовности и культуры, но при этом оно не имеет возможности получать преференции от федеральной власти. На территории России запрещалось исповедование католицизма, а заодно и пресекалась деятельность различных сект и культов, открыто себя противопоставляющих главенствующим религиям. Православие и протестантизм, ислам, буддизм и даже неоязычество - вот эти религии имели то или иное влияние в новом государстве.

Формой правления было решено сохранить президентскую республику с сильной исполнительной властью при сохранении значительной автономии регионов, составляющих республику, от центра. Следовательно, глава государства будет способен вести страну в будущее, но при этом провинции имеют гарантию, что они смогут сохранить свой жизненный уклад и смогут противостоять тем решениям правительства, которые расценят как тиранические. Для защиты их интересов было принято решение создать двухпалатный парламент, верхняя палата которого формировалась властными органами на местах. Президент же самостоятельно формировал правительство, утверждая в парламенте или каждую кандидатуру отдельно, или весь список сразу, если вопросов не возникало. Подчеркивалось, что президент является главнокомандующим и управляет отечественной внешней политикой, направляя ее развитие в соответствии с общими интересами.

Важным был армейский вопрос. Численность вооруженных сил теперь значительно сокращалась: с .... миллионов до одного миллиона человек на воинской службе: критерии отбора становились строже, теперь на действительную службу брали после тщательной и всесторонней проверки. Впрочем, по инициативе "черных", Собор разрешил создание "Русского братства" - силовой структуры из числа ветеранов АС и партизан, не прошедших отбор в армию, но желающих помогать с восстановлением и поддержанием порядка. Эта структура занималась организацией учений, поддержанием местного призывного населения в должной форме и, разумеется, привлекалась властями для борьбы с криминалом или остатками вражеских войск. У Братства скоро появилась еще одна, ничуть не менее важная, но при этом неофициальная функция: поддержание ветеранов и инвалидов, оказание им помощи и слежение за воспитанием последующих поколений. Ее участники нередко занимали важные места в местных образовательных учреждениях.

На освобожденных территориях (к западу от Волги) провозглашалось установление режима Восстановления, на время которого действует чрезвычайное положение, местные органы власти создаются и контролируются центром, а военные имеют повышенные полномочия. На практике, этими военными часто становились вчерашние партизаны, присоединившиеся к Армии свободы на том или ином этапе продвижения. Такие люди хорошо знали местность, населяющих ее людей, их нужды и потребности, и, находясь под контролем центра, они должны были справиться с поставленными перед ними задачами. Главными задачами периода были: восстановление народного хозяйства, проведение суда и исправление наказаний, определение новых границ и культурная реинтеграция в единое пространство. Чрезвычайное положение позволяло действовать по законам военного времени и ориентироваться на выгоду и общие правила, отложить временно в сторону буквы законов... Которые еще предстояло написать.

К слову об этом, Собор постановил, что отдельно собранная коллегия юристов должна разработать законодательство для единой России. Было принято волевое решение, согласно которому уголовное законодательство должно быть единым для всех регионов, составляющих страну. Остальные кодексы могут быть модифицированы в регионах при сохранении в неприкосновенности нескольких, имеющих особое значение, статей и пунктов. Так, никто не мог убрать из Трудового кодекса право на гарантированную оплату или запрет на принудительный труд, а из Семейного - права ребенка на защиту и образование. Соответственно, хотя местные власти и могли добавить свое видение, общий "скелет" позволял укрепить национальное единство и гарантировать базовое равенство.

Отдельно стоит проговорить национальную политику. Решением Собора было постановлено, что именно русская нация внесла решающий вклад в победу над французами и исторически считается основой любой российской государственности. Следовательно, . Впрочем, не были забыты делегатами и союзники: была создана Область войска германского, официально переданная Штауффенбергу в полное распоряжение для оформления немецкой диаспоры, а другие азиатские и не совсем народности получили гарантии культурной автономии и права самостоятельного избрания руководителей. В частности, создавались автономии в Якутии, Калмыкии и Прибалтике; немцы получили свою территорию на западе, в бывшей Восточной Пруссии. Область войска германского в скором времени привлечет многих беженцев с Запада, которые помогут Конунгу пополнить этнически немецкое население.

Гораздо острее встал вопрос об участи попавших к Армии свободы пленных или мирных жителей врага - в особенности, поляков и румын, но нередко встречались и французы, и другие европейцы. День обсуждения их участи стал одним из самых острых: сперва Георгий Мересьев предложил разместить их в специально оборудованных лагерях для перевоспитания и, после сдачи ими экзамена, отпускать как граждан новой России. Когда он завершал свое выступление, ему уже стала очевидна враждебность большей части собравшихся к его идее. Подобное предложение вызвало настоящую бурю, особенно среди делегатов от "черных": поднявшийся следом за Мересьевым на трибуну Гумилев, взбешенный подобным "либерализмом" и требующий показать противнику "справедливую кару", под которой он и его сторонники понимали бойню. С других скамей раздались требования установить рабство и поработить вчерашних господ; даже часовой перерыв в заседании не помог делегатам успокоиться. Предложение Гумилева окрестили "мясницким", Мересьевский вариант заклеймили "либеральничанием", а идею Хмелова назвали "французской по сути" - отобраны из употреблявшихся только цензурные выражения.Семеновскому пришлось очень постараться, дабы сохранить обсуждение хотя бы в рамках относительного приличия, и то стенограмма заседаний того дня публиковалась со значительными купюрами - население не должно было знать, какими неудобными словами друг друга именовали депутаты. Становилось ясно, что доброго согласия по этому чувствительному вопросу не достигнуть: уж слишком полярные точки зрения высказывались на этот счет и слишком яро велись споры. Тогда Семеновскому пришлось пойти на компромисс: Собор разрешил местным властям самостоятельно определять дальнейшую участь попавшихся врагов, ориентируясь на степень обид, нанесенного урона и принадлежность к той или иной армии или нации. Единственное, Собор требовал ото всех граждан проявлять решимость и суровость в деле поиска и наказания военных преступников, вне зависимости от местонахождения и адреса.

Русский собор практически единогласно поддержал идею провозглашения России свободной и демократической республикой, признающей концепцию прав и свобод человека. Отмечалось, что после завершения периода Восстановления, свобода слова и печати установится повсеместно и в полной мере; на данный же момент специальные службы имеют право контролировать печать и собрания, хоть на практике случаи произвола довольно редко происходили.

В результате работы Второго Русского собора государственность России была не просто заявлена, но подобающим образом оформлена и закреплена. Вместо аморфных и расплывчатых формулировок теперь были законы, а вместо союза "княжеств" - федерация с полностью функционирующим аппаратом власти. Выкованное в пламени Последней войны единство теперь полным, и Россия вступила в совершенно новый этап своего развития.

Президентство Василия Семеновского (1964 - 1970)

Василий Павлович знал, что он сохранит свой президентский пост... Или, скорее, свое президентское бремя. Все-таки, как он говорил по утрам Аксаковой, "пост" - это к Петену: сон-еда-выпивка-сон, да изредка нечто подписать. А перед ним стояли задачи и проблемы гораздо большего масштаба, которые никому нельзя было передоверить.

Нужно признать, что к началу 1964 года еще не все силы Ойкумены были полностью уничтожены. Да, сражения в Польше и Румынии уничтожили французскую армию, а ядерные удары американцев сравняли с землей тылы врага... Но кое-где еще оставались вооруженные части противника, некоторые из которых не горели желанием признать свое поражение. В Малой Азии, Греции, в Карпатах и лесах Прибалтики осталось несколько тысяч солдат Ойкумены, потерявших связь с командирами, но сумевших сохраниться. Многие бойцы дезертировали - они либо сдавались на милость победителей, либо бежали на Запад, надеясь найти родственников и дожить новую жизнь подальше от фронта. Впрочем, самые отчаянные, идейно крепкие или известные преступники, решились и дальше вести борьбу, желая убить столько русских, сколько смогут. Вскоре к ним присоелинились многие "мирные" поляки и румыны, недовольные русской оккупацией и мерами администрации. Арьергардные бои Старого порядка (как его теперь было принято называть в России) первые несколько лет президентства Василия Семеновского были серьезной проблемой для западных рубежей нового государства. Теперь уже Армия свободы боролась против партизан и подпольщиков, прибегая к заложничеству, террору и показательным расправам для устрашения врага. Особенной решимостью в борьбе с остатками сил врага проявляли немцы, спокойно сжигавшие целые поселения за убийство одного своего солдата. Новые партизаны не опирались на тылы, не имели поддержки из-за границы, их собственные запасы таяли на глазах, а противники демонстрировали обезоруживающую жестокость и готовность к ней в любой момент, так что исход обреченного противостояния был предрешен. К 1967-му году Артём Хмелов рапортовал о полном искоренении остатков неприятеля, и еще через полгода совершенно прекратились подобные сражения.

Разумеется, сопротивляться решилось меньшинство. Насколько известно, Подобное переложение ответственности на местных на практике означало, что оказавшиеся в плену полностью зависели от милости тех, в чьих руках они оказывались. На Урале, Дону, Кубани и полях Малороссии вскоре открылись десятки исправительных учреждений, куда доставляли поляков, румын, французов и других проигравших свою войну, ради перевоспитания. Порой начальство, идейные мересьевцы, серьезно подходило к "воспитанию" и в таких случаях у заключенных, особенно молодых, был шанс выйти на свободу с паспортом, знаниями и свободой, пусть и ограниченной. Порой в лагерях происходили те или иные эксцессы: так, в учреждении около Полтавы, комендант попытался "воспитать и обучить прислугу", в других местах режим был явно строже, чем предполагался... В Омске, Беларуси и Сибири охотно использовали "покаяние трудом" и дешевую рабочую силу; в Малороссии и на Черноземье села прибегали к полурабскому труду на полях, благо земледелие всегда было трудоемким процессом. Стоит еще обмолвиться, что особенно заслуженные солдаты, офицеры и партизаны спокойно брали "работниц" для своих персональных нужд, и обычно все спускалось с рук, если речь не шла о совсем уж из ряда вон выходящих случаях. Но особое отношение встречалось теми несчастными, кто попадался в руки бойцов и офицеров Дейчсхеера, чье начальство занимало самую радикальную из возможных позицию - соответственно, их разжалобить нельзя было ничем и никак. Область войска германского была самым страшным местом для проигравших, ибо жажда мести и торжества их видения справедливости у немцев была поистине велика.

Министром образования был назначен ..... -

"За горизонтом"

Судьба, постигшая Францию, ветеранами АС может расцениваться только и исключительно как справедливое возмездие. Многолетнее господство над Европой, самодовольное позиционирование себя как хозяев мира, истребление целых народов и многие другие преступления теперь подлежали к оплате. Ядерная бомбардировка сперва со стороны Италии, а потом и американцами ликвидировала всю властную структуру и многие военные части, а вскоре обрушилась и экономика, без того надорванная испытаниями военного времени. Прекратился товарооборот, регионы изолировались, ою организации бесперебойного снабжении все еще действующей регулярной армии в новых условиях не могло идти и речи. Казалось, что хуже быть уже не может.

Оказалось, может. Огромное число рабов, прежде содержавшихся в нечеловеческих условиях, решило до смерти взять свой реванш. Им отдельно помог старый запрет провозить рабов в Галлию и другие крупные города Империи, ставшие целями бомбардировок и атома. Во многих сельских районах и небольших городках начались массовые выступления рабов, многие из которых, самые отчаянные, проникали на пепелища и разыскивали там вооружение: кровь лилась реками во Франции, пока ее армейские части все еще сражались в Центральной Европе. Нередко победителями выходили рабы, которые затем торжественно казнили самых ненавистных господ и измывались над остальными, сокрушали Кое-где их господам, ценой больших потерь, удавалось перебить плохо организованные, пусть и массовые, восстания, но на это уходили последние силы местного самоуправления и . О кризисе идеологии, веры и мировоззрения и говорить не стоит, настолько это очевидно: и хотя глобальные последствия скажутся чуть позже, уже сейчас можно было отметить крупные сдвиги. Снова, казалось, хуже быть не может.

Может. Атомное оружие страшно не только своим немедленным действием, но еще и долгоиграющими эффектами от его массового использования.

Англия завоевала свою независимость и даже сумела избежать атомного геноцида. В обреченном восстании силы Дж. Толкина и Дж. Черчилля одержали победу и теперь планировали переустроить освобожденную ими землю. Разрушенные города (в частности, подвергшийся бомбардировке Лондон) были оставлены, пособники врага строго наказаны, а ненавистные символы рабства - крупные заводы и фабрики - срыты в землю, и лишь фундаменты оставлялись, как своеобразные памятники. Многие американские солдаты остались в Англии, другие ее покинули с остатками US Navy, и англичане начали свободно обустраивать свою жизнь. На специальном собрании депутатов было решено отказаться от возрождения индустрии, распустить армию, предоставить местным право свободной ассоциации с Англией и, наконец, перейти к монархической форме правления и сословному строю. Верховной королевой Англии в торжественной обстановке избрали молодую и харизматичную Эльфгифу I, которую провозгласили наследницей англосаксонских королей, последних истинных и законных владык Островов; ее ближайшими помощниками остались Толкин и Черчилль.

Большинство бывших графств охотно осталось в едином союзе, который мог бы гарантировать им безопасность и предоставление помощи. Новой аристократией становились выдающиеся бойцы Сопротивления и отдельные, самые примечательные, гражданские; Верховная королева охотно даровала титулы, звания и награды, среди которых самым важным, разумеется, всегда был земельный надел.

Уничтожение всей политической элиты Соединенных Штатов, гибель десятков тысяч на поле боя и миллионов в тылу, сожжение крупнейших городов - всё это вызвало беспрецедентный кризис в государстве. Стоит отметить, что американские внутренние проблемы так и не были удачно решены администрацией Голдуотера, чьим приоритетом всегда была внешняя политика; и теперь это аукнулось в полной мере. Новым президентом США, согласно порядку наследования должности, стал ...., прежде занимавший незначительную позицию .... - и тут же столкнулся с целым каскадом неприятностей.


Культура

Advertisement