ФЭНДОМ


Религиозные войны (также известна, как Идумейские войны или Божьи войны) - вооруженный конфликт между государствами в составе Фелианской империи. Считается самой кровопролитной междуусобной войной в истории материка. Продолжительность конфликта - 813- 905 годы. Следует однако отметить, что периоды военных действий чередовались с временами относительного перемирия, а в саму войну включены конфликты, относящиеся к ней достаточно опосредованно (к примеру, Морская война 846-853 гг.).

Тяжелый характер войны, сравнимый по напряжению лишь со Страшной войной, сильно повлиял на все аспекты жизни Фелианы: были разрушены несколько государств и полностью опустошены многие территории, десятки тысяч людей лишились жизни. К концу войны среди всех слоев населения укрепились пацифистские настроения, что стало причиной начала нового периода в истории Фелианы, известного как Долгий мир.

Предыстория

Политический кризис

С окончания Страшной войны в 650 году вплоть до конца VIII века на политической арене Фелианы наблюдалось относительное затишье: обескровленные в предыдущей войне государства стремились к решению конфликтов мирным путём. К началу VIII века большинство государств оправилось от следов войны, однако новый виток войн отсрочило наличие свободных пространств в глубине материка, на освоение большинства из которых ушел целый век. К концу века население материка увеличилось вчетверо, что вызвало Великий Мор (800-805) - чудовищную пандемию, вероятно, привезенную с восточного материка Шеол. Болезнь не щадила никого - ее жертвами стали даже правители государств, в том числе и Шифт III - император всей Фелианы.

1280px-Giuseppe Maria Crespi (Italian (Bolognese) - Bernard Tolomei and the Plague in Siena - Google Art Project

Великий мор

Великий мор вызвал развал феодальных отношений, инфляцию и прочие вещи, которые приведут к возрождению. Однако во время Мора умер и Ярослав III, король Рутенский и штатгальтер всего материка. В те времена эта должность была наследственной и перешла к Богуславу II, малолетнему сыну почившего князя. Дела государственные оказались в руках рутенских бояр, которые не замедлили ограничить княжескую власть до минимума - в том числе и в отношении штатгальтерства. Правление боярской клики оказалось неэффективным во всех отношениях и юный рутенский король даже не пытался вернуть власть себе, за что получил прозвище "Ленивый". Новый император Фелианы был ненамного старше своего вассала - за него правил Регентский совет, также погрязший в склоках.

Столь сложным положением не могли не воспользоваться честолюбивые, охочие до власти люди, каковых много в любом из миров. Центральным персонажем этой истории оказался Рахме V из династии Даговых, король Идумеи. Страна его была небольшой, бедной и гористой, а потому не могла претендовать на важное положение в системе международных взаимоотношений вплоть до 790-ых годов. Недостатки Идумеи обратились в ее преимущество и болезнь обошла эти земли. Кроме того, идумейская пехота была одной из лучших на материке. Дагову оставалось лишь ждать случая, дабы применить этот ресурс.

Религиозный кризис

Страшная война и Великий мор сильно ослабили позиции кафолической церкви по всему континенту. В первом случае церковь показала себя бессильной перед атакой сил Миктлантекутли, в то время как магия, бывшая объектом порицания церковников, стала одним из факторов победы в войне. Во втором случае церковь сохранила и преумножила свое имущество в период мора, что вызывало порицание низших слоев населения и желание отнять богатства у церковников. Особенно к этому стремились в бедных или особенно опустошенных областях. Кроме того, ненависть вызывали различные поборы, количество которых лишь увеличилось.

Разумеется, именно в этих условиях в 807 году возникло реформатство - течение кафолицизма, предполагавшее Священное Писание в качестве единственного источника религиозной истины, т.е. выступавшее за упразднение структуры церкви как таковой. Новое учение быстро распространилось по многим областям Фелианы - в Инкском государстве, Идумее, Боспоре, Южном Ниппоне, Империи Габсбургов и т.д. Создателем идеи был проповедник из страны вервольфов Кесарий, изгнанный за свои взгляды, но добившийся огромного успеха за ее пределами. В 810 году Кесарий был вызван в императорский дворец в Бубастисе, однако Регентский совет не смог убедить его отказаться от своих взглядов. В том же году Кесарий исчез из города - как позднее оказалось, его убили по заказу Масуды Сиро, одиозного первосвященника Ниппонской империи. Это также вызвало недовольство реформатов - причем по всему континенту. Конфликт был неизбежен.

Первый этап

Конфликт в Империи Габсбургов

В октябре 812 года в Зальцбурге скончался император Карл V - последний представитель династии Габсбургов. Императрицей была объявлена дочь Карла, Маргарита, коронованная в том же Зальцбурге, однако власть ее была довольно непрочной - правление женщины в опустошенной стране рассматривалось как унижение. Кроме того, новая императрица показала свою некомпетентость в делах правления, что также стало причиной восстания феодалов.

3 декабря в северном городке Мюнхене поднял восстание герцог Франконии Карл, племянник последнего императора. Обладая обширными владениями, герцог без труда собрал большую армию, к которой присоединились многие феодалы. В битве у Черного ручья (1 января 813) армия императора Карла VI нанесла поражение лоялистам, заставив их очистить почти всю территорию страны. Под контролем Маргариты осталось лишь Идумейские марки - провинции на западе. Герцог Франконии был коронован вслед за кузиной в завоеванном Зальцбурге.

Зажатая на краю государства и лишенная надежд вернуть престол посредством внутренних сил, Маргарита обратилась к королю соседней Идумеи - Рахме V. Властитель честолюбивый и жадный до славы, он согласился помочь отнюдь не бесплатно - Идумее переходили соседние с ней провинции империи Габсбургов. В итоге 29 марта армия Идумеи двинулась на Зальцбург вместе с остатками армии императрицы.

Braun, Schlacht bei Murten

Битва при Глайсдорфе

Карл VI спешно собрал серьезную по тем временам армию: под его началом было войско в 15 000 человек. Молодой император по советам своего окружения выступил на врага 15 апреля и встретился с врагом у небольшого городка Глайсдорф пять дней спустя. Как и в классических сражениях того периода, Карл собирался сначала остановить противника огнем артиллерии, нанеся затем удар рыцарской кавалерией. Казалось, что этот план был идеален - пехотинцы Маргариты были полностью рассеяны, однако затем кавалерия Карла столкнулась с плотным строем идумейской пехоты. Неожиданно кавалерия лоялистов нанесла удар в левый фланг вражеского войска, отступление которого стало прелюдией к поспешному бегству всей армии узурпатора. Самозваный император бежал с поля боя в неизвестном направлении.

13 мая Маргарита была вновь коронована, а Рахме получил свою плату в качестве территорий уже официально, расширив Идумею в два раза. Триумф победителей продолжался недолго - 1 июня префект Востока, император Северного Ниппона Морихира объявил войну Идумее и ее ставленникам в Империи Габсбургов. Причины такого решения префекта неизвестны: да, в Бубастисе передача престола женщине была запрещена законом, однако локальные законы Империи Габсбургов вполне разрешали подобную практику. Кто-то называет причиной личную вражду Рахме и Морихиры: они были, вероятно, знакомы, поскольку учились в одно время в университете Бубастиса (подробностей история до нас не донесла), кто-то называет причиной войны излишнее честолюбие Морихиры или его низкую популярность в Северном Ниппоне, которую он хотел укрепить победой в войне.

Wayne-reynolds-3

Армия Северного Ниппона

Так или иначе, но Морихира заочно объявил войну Идумее и империи Габсбургов, начав подготовку к войне и доведя дело до ума лишь к зиме. Под его началом собралось огромное войско из 40 000 человек. Тем не менее, префект не сумел призвать государства Восточной Фелианы к войне с Идумеей и был вынужден опираться лишь на свои силы.

В феврале 813 года армия Северного Ниппона высадилась у руин Сталифина, откуда двинулись прямо на Зальцбург. Продвижению ниппонской армии помешала весенняя распутица, но ясно было, что это лишь временный эффект. Рахме V, осознавая численное превосходство противника, бросил своих союзников и спешно отступил в Идумею еще в декабре прошлого года, оставив Маргариту один на один с опасным врагом. Маргарита начала готовиться к обороне, однако бароны начали массово перебегать к Карлу, а 1 марта императрица и вовсе была убита заговорщиками, открывшими ворота ниппонской армии полмесяца спустя.

Рахме надеялся, что, восстановив статус-кво, он сможет добиться завершения войны, однако Морихира, окрыленный столь легкой победой, двинулся далее на запад, к пределам Идумее, в которые вступил 5 мая. Между тем Карл VI, окончательно избавившийся от соперницы, явно не желал больше присутствия инсургентов в своей стране и тайно снесся с бывшим врагом, который уже ждал ниппонцев у реки Лайта с 15-ти тысячной армией - всеми силами, какими только располагала Идумея.

Ниппонская армия подошла к реке Лайта 9 мая. Армия Ниппона частично переправилась через реку, однако авангард не смог прорвать ряды идумейской пехоты и попал под артиллерийский обстрел, в то время как арьегард подвергся удару габсбургской армии, внезапно предавшей ниппонцев. Битва превратилась в чудовищную резню: погибла почти вся армия Морихиры, а сам он попал в плен к победителям.

Отсылка, полагаю

Рахме V

11 мая Рахме и Карл полностью подтвердили прежние договоренности, с примечанием, что за полученные области Идумея должна была заплатить не слишком большую сумму. Однако было еще одно незавершенное дело и дело это следовало решить в Бубастисе. 28 мая Рахме и Карл предстали перед императором Шифтом IV, который по их просьбе созвал всех владетелей в Бубастис к 12 июля, дабы решить вопрос с префектом Востока. Властители всех государств постановили практически единогласно снять Морихиру с должности префекта Востока, что был следствием как действий самого Морихиры, так и активной работы Рахме, который сумел найти союзников среди коллегии "курфюрстов". Выборы нового префекта состоялись в тот же день и таковым был единогласно избран царь Руси Артём VIII, быстро попавший под влияние короля Идумеи.

Несмотря на то, что ГВ в Империи Габсбургов не имела религиозного подтекста, она была по сути прологом к дальнейшим конфликтом - Идумея впервые показал силу своей армии, нанеся тяжелейший удар кафоликам на востоке материка.

Рутенская война

Богуслав ленивый

Богуслав II

Усиление влияния Идумеи испугало кафолическое духовенство: еще в 809 году Рахме V изгнал архиепископа Идумеи и сблизился с идумейскими реформатами. После битвы при Лайте реформистское учение начал привечать и габсбургский император, Карл VI, желавший взять себе церковные земли. Разгром кафолического государя Морихиры еще более ослабила Церковь - в 815 году государь Южного Ниппона Ютанари изгнал из своей страны всех кафолических священников, тоже самое проделал и чемпион Севера Валерий IX. На Руси царь Артем VIII встал на сторону движения нестяжателей, близких по духу к реформистам, и конфисковал все церковные земли. В Тауантисуйу император Виракоча также под влиянием реформатов сильно урезал права жрецов бога Солнца.

Шифт IV оказался слабым государем, подверженным влиянию других людей, поэтому единственным защитником церкви мог быть лишь король Рутении и штатгальтер всей Фелианы, Богуслав II Ленивый. Но и он не слишком подходил на отводимую ему роль - Богуслав также был довольно слабым правителем, вынужденным к тому же вести борьбу с собственными феодалами: в 815 году Богуслав все же попытался освободиться от опеки собственного боярства, однако был разгромлен в битве у Ольшаницы и вынужден сдаться аристократам на их условиях.

Богуслав сподобился на войну лишь в 823 году - за три года до того Рахме V официально принял реформатство. Глава кафолической церкви, патриарх Бубастиса Адриан, призвал к войне против "нечестивого идумейца" еще в 821 году, однако так и не смог предпринять никаких реальных действий - Богуслав был все также связан по рукам и ногам собственной аристократией, которая согласилась на боевые действия лишь два года спустя.

Под руководством Богуслава находилось около 25 000 человек войска - серьезная сила для того времени. Кроме того, на стороне Богуслава были Польша, Новый Рим и Лакедемония, ограничившиеся высылкой небольшого контингента общей численностью в 5000 воинов. Богуслав повел свою армию через Пустоши.

Правитель Идумеи не терял времени даром и быстро сколотил коалицию, в которую вошли Империя Габсбургов, Боспорское королевство, Русь, Легионерское государство и Инкская империя. Армия коалиции составила около 35 000 человек и она также двигалась через пустошь по старой Дороге Солнца - к знаменитому в прошлой войне храму Солнца Героев. Именно на его руинах 13 июля встретились обе армии.

Битва у развалин храма не выявила победителя: Богуслав сумел удачно закрепиться на руинах и заставил армию реформатов отступить. Однако в этот раз удачно вмешалась случайность - рутенский король был убит при отступлении (поговаривают, что не без помощи рутенских дворян). В союзном лагере, лишенном вождя, сразу же начались споры насчет дальнейших действий. Споры эти были прерваны лишь неожиданной атакой войск Рахме V в ночь с 15 на 16 июля. Союзная армия, не готовая к такому повороту, была разгромлена.

-oS2HfYVP3Q

Польская кавалерия

Решив окончательно вывести Рутению из войны, Рахме двинул войска на запад, через территории Польского королевства и земли штатгальтера. 10 августа произошло первое и единственное крупное поражение армии реформатов за эту войну - польские рыцари разгромили арьегард идумейской армии в сражении у реки Коронной, однако не смогли закрепить успех и отступили. Десять дней спустя армия реформатов вошла в земли штатгальтера, а 22 августа заняла Бубастис, где оставалась еще около полугода.

Между тем еще 1 сентября основная армия вошла на территорию Рутении, стремительно двигаясь по направлению к столице страны - городу Львов. Но, как ни странно, дело удалось решить миром: еще 29 августа рутенское вече объявило о создании Рутенской республики, а высшие чины нового государства поспешно отправились заключать мир с врагом в Новогрудке, который и был подписан 13 сентября - Рутения отказалась от штатгальтерства и всех связанных с ним привилегий.

Место штатгальтера стало вакантным и Шифт IV, в обмен на вывод армии реформатов из Бубастиса, ускорил процесс выборов, созвав владетелей уже 1 октября. Выборы нового штатгальтера несли довольно скандальный характер - шла речь о взятках, об угрозах с обеих сторон. Ходили слухи, что Богуслав Ленивый жив и находится в идумейском плену, в связи с чем часть владетелей даже отказалась от голосования. Однако уже 2 октября стало понятно, что верх взял кандидат реформатов - царь Руси Артем VII, занявший должность штатгальтера уже на следующий день. Новым восточным префектом стал Феодор II, царь Боспора - также реформат, что было на руку Рахме.

После Рутенской войны влияние Идумеи на дела всего континента стали огромны: идумейцы стали офицерами в армии штатгальтера, идумейцы же заменили старых имперских чиновников. В этот период реформаты провели репрессии против кафолической церкви: был лишен своего поста патриарх Бубастиса Адриан V, а его место вплоть до 837 года стало вакантным. Реформатские "Черные отряды" разрушали церкви и монастыри по всему континенту, что вызывало соответствующую реакцию ортодоксов. Тем не менее, эта деятельность оставалась безнаказанной.

J1viXgikA48

833 год, Эдо

Усилилась и политическая роль Идумеи: столица страны, город Угарит, стал по сути административным центром восточной Фелианы и значительно "похорошел" от части имперских налогов. В 825 году Рахме скрепил союз с царем Руси, выдав за него свою дочь. Союз этот, правда, был недолговечен - Артем VII погиб на охоте два года спустя. Впрочем, его племянник и наследник Артем VIII продлил союз с Идумеей еще на десять лет.

Господство Идумеи вызвало серьезное недовольство многих государств, все еще верных кафолицизму или имевших к Угариту претензии иного рода. В 830 году престарелый император Северного Ниппона Морихира изгнал всех реформатов из своих владений - вероятно, по навету ниппонского архиепископа. Это было ошибкой - полгода спустя идумейские войска, воспользовавшись флотом союзных боспорцев, высадились у Эдо, взяв город. Морихира был казнён за "измену Бубастису", а Эдо совершенно случайно сгорел два дня спустя. Неудача постигла другого врага Идумеи, польского короля Мешко III, внезапно восставшего в 833 году. Восстание было быстро подавлено (хотя Мешко отделался куда дешевле, чем его визави из Эдо), однако реформаты получили славу палачей мирного населения, а Рахме окончательно стал предметом ненависти довольно большого числа людей по всему континенту. Не был монолитен даже сам блок реформатов: господство Идумеи тяготило те реформатские государства, которые имели более мягкую позицию по религиозному вопросу.

Война штатгальтера

Поводом для падения господства Идумеи стало совершенно случайное событие, произошедшее в Бубастисе 28 сентября 837 года. Конкретная причина для восстания неизвестна - легенды говорят об идумейских солдатах, убитых то ли за домогательства к горожанкам, то ли за жадность. Так или иначе, вечером того же дня толпа, состоящая из студентов, фанатиков и бедноты, ворвалась в Малый Угарит - традиционное место жительства идумейцев в городе - и разгромила его, перебив всю диаспору. Восстала и бубастисская стража, перебившая своих идумейских сослуживцев заодно с офицерами.

Del saqueo de Roma, de Francisco Javier Amérigo (Museo del Prado)

Разорение Бубастиса

Штатгальтера в тот момент не было в городе, однако был император, который поддержал своих подданых. Рахме V не получил ни подстрекателей бунта, ни компенсации и двинул армию на Бубастис, надеясь на поддержку своих союзников-реформатов. Однако никто не откликнулся на призыв Идумеи: инки, северяне и боспорцы предпочли нейтралитет. 13 ноября Рахме подошел к Бубастису, надеясь на помощь самого значительного союзника - штатгальтера, Артема VIII. И действительно, на следующий день к городу подошла армия Русского царства.

Однако 15 ноября оказалось, что эта армия подошла вовсе не на помощь Рахме. Гонец штатгальтера велел идумейцам уйти из-под города безо всякой компенсации, но король Идумеи отверг ультиматум, дабы 18 ноября начать штурм Бубастиса, где уже разместилась армия Руси.

Идумейцам повезло (пусть и в последний раз) - их армия захватила Восточные ворота и хлынула в город, неуклонно двигаясь к императорскому дворцу. Но вскоре их продвижение остановилось в сети множества улиц города, а где-то на одной из таких улочек погиб сам Рахме V. Потеряв вождя, идумейская армия в замешательстве начала отступать, а затем попала под удар с востока - в город вошли части преданных императору властелей, спешно собранные по приказу штатгальтера. Идумейцы попали в ловушку и были истреблены.

5 апреля 838 года Идумею постигла другая беда - пользуясь очередным политическим кризисом в империи Габсбургов, на восточном побережье материка высадилась ниппонская соединенная армия под командованием Канэнари, сына погибшего Морихиры. Не встречая сопротивления, 10 мая ниппонцы осадили Угарит. Рахме VI, старший сын Рахме V, сумел сопротивляться врагам более года, однако в итоге 26 июня ниппонцы взяли город, а Канэнари лично лишил сына своего врага жизни.

Новым правителем Идумеи стал Рахме VII, племянник Рахме VI. Он был вынужден обязаться вернуть все суммы, полученные из имперского бюджета, вернуть в страну кафолических священников и изгнать "реформатскую ересь". Кроме того, Рахме должен был сократить армию до 3000 солдат. Интервенты покинули страну лишь 21 января 840 года, на чем первый этап Религиозных войн - этап возвышения и падения Идумеи - закончился.

Второй этап

Священный поход

Разумеется, влияние Идумеи оставило свой след: 1 января 841 года вышел императорский указ о запрете реформатства. Указ этот, однако, был подобен решету - реформатские властители не были никак им затронуты (так как у императора банально не было сил для войны), в связи с чем страна вновь получила двадцатилетний период мира. Но мир этот был шаток и ненадежен - в кафолических странах сторонники "старой веры" воспользовались преимуществом, уничтожив реформатские общины насильственным способом. Нередко это сопровождалось борьбой с городами, требовавшими расширения своей автономии под знаменем новой веры. В оставшихся реформатских странах, напротив, произошел процесс уничтожения последних крупных вассальных владений - тамошние правители опирались на города.

Гегемоном новой эпохи стало государство, чье влияние сошло на нет со времен начала Религиозных войн. Речь идет о империи Северного Ниппона - ее правитель, Канэнари, оказывал большое влияние на штатгальтера, заняв по сути место Рахме V. Отличие заключалось в меньшей навязчивости - Канэнари ограничился фактическим влиянием и довольно символическими бонусами навроде торговых привилегий. Кроме того, Канэнари все время жил в Бубастисе - после поражения Морихиры почти всю власть узурпировало ниппонское дворянство. Император считал себя стесненным на родине, а аристократы находили его присутствие в Эдо нежелательным.

За тридцать лет относительно оправилась от последствий войны и самая пострадавшая на прошлом этапе страна - Идумея. Ещё в 851 году ниппонцы почти полностью оставили Идумею, оставив гарнизоны лишь на карпатских перевалах, а двенадцать лет спустя покинули и их. Новый правитель Идумеи, Рахме VII, был человеком амбициозным, но уступал талантами своим предкам. Впрочем, войну в этот раз развязала отнюдь не Идумея, а другое государство - Советы Севера.

Как известно, Советы - весьма эксцентричное государство, имеющее свою религию, где жрецами являются люди т.н. "промежуточного пола". Жречество Севера, по сути, и является главным механизмом управления государства - чемпион вынужден слушать глас религии и довольствоваться военными делами пополам с пиратством и ритуальными боями. В 815 году чемпион Севера Валерий IX по наущению главного жреца (жрицы) Вамматар(а) изгнал всех кафоликов из своей страны, поделив отобранное имущество с Культами. В 847 году новый Чемпион, Иосиф III, был вынужден под давлением императора вернуть в страну кафолических священников и вернуть оным единственный христианский храм страны в Маскулинне. Кроме того, опустошенные двести лет назад во время Страшной войны, Советы Севера не только оправились от катастрофы, но и переживали перенаселение - скудные ресурсы северных земель не давали возможность содержать большое население. Северяне нередко уходили в наемники или пираты, однако для многих жителей Севера, живших в глубине страны, этот путь был закрыт.

E047be701db2

Алкивиад, Чемпион Севера

К 862 году сменилось еще более десяти чемпионов, когда на арену вышел самый великий из них, оставшийся в истории как Алкивиад. Сразу же по убийству предшественника он занялся подготовкой к войне, призывая северян вернуться к истокам и жить по законам Бога-Сокола. К зиме 863 года Алкивиад собрал тридцать тысяч человек войска и, дабы продемонстрировать обыденность ситуации, двинул четверть войска против Лакедемона, а сам в январе 864 года обрушился на земли Штатгальтера. Не встречая сопротивления, Алкивиад разграбил огромные территории, а вставшее на его пути польское войско было наголову разбито у деревни Хойницы. В марте того же года Алкивиад вернулся в пределы Советов Севера с огромной добычей. Жрецы Сокола назвали деяния Алкивиада "Священным походом".

Подобные набеги стали обыденностью на два года вперед: Алкивиад либо громил посылаемые против него армии, либо отступал на необъятные земли Севера, где не было возможности его преследовать. Лишь в Бубастисе можно было чувствовать себя в безопасности, но в 866 году армия Севера, обзаведясь артиллерией идумейского производства, двинулась на столицу всего континента. Шифт IV еще до того начал стягивать силы властелей для обороны Бубастиса.

Не просто так отмечен идумейский след: в том же 866 году Рахме VII вновь изгнал кафолическое духовенство. Армия Ниппонских островов, шедшая по Южному тракту на Бубастис, свернула по направлению к Идумее, имея целью принудить страну к миру. Вновь противники встретились у реки Лайта и в этот раз идумейцев впервые за долгое время ждала небольшая победа: ниппонская армия была отбита и не сумела переправиться через реку. Канэнари был вынужден по сути признать свершившийся факт второго изгнания кафоликов из Идумеи и двинуть армию далее, к Бубастису, который уже был осажден северянами.

Алкивиаду поначалу способствовал успех и здесь: яростный натиск северян заставил армию штатгальтера отступить в город. Осада продолжалась всего пару недель: 11 января к городу подошли войска почти всех властителей Фелианы. В битве Алкивиад имел все шансы победить, однако ниппонский авангард добрался до шатра владыки Севера, который погиб в бою. Северяне, потеряв вождя, были вынуждены отступить.

Морская война

Тем не менее, Алкивиад сумел привить жителям севера вкус к набегам на соседей. Но вскоре у северян возникла проблема: в 866-880 году от Тартарского моря до Лакедемона возник пояс защитных крепостей, т.н. "Лимес". Кроме того, с гибелью Алкивиада северяне лишились талантливого полководца и терпели поражение за поражением, самое болезненное из которых было нанесено в декабре 888 года у крепости Червень в Рутении, где погибло почти все войско Советов.

800px-The iron fleet by reneaigner

Корабли северян

Однако еще в начале 870-ых Советы избрали иной путь, приучившись к пиратству и покрывая любых других пиратов. Уже тогда на востоке страны, в заливе Тортуга, образовалась большая пиратская колония, живущая набегами на страны обеих океанов Фелианы. На фоне снижающегося успеха наземных набегов пиратство стало прибыльным и уважаемым. Именно пиратом был новый Чемпион, известный миру под именем Клифтон (на одном из диалектов северного языка - "Кровавая улыбка"), имевший прозвище "Морской король" и мрачное чувство юмора.

Набеги северных пиратов достигали побережья всей Фелианы от Боспора до Тартара. Особенно быстрые суда Советов Севера досаждали Ниппонским островам, к которым народ Севера испытывал особую ненависть - именно ниппонцы погубили Алкивиада. Вплоть до 895 года состоялось около двадцати семи набегов на острова, результатом самого большого из которых было взятие и разграбление Йокогамы - второго по размерам порта Святого Престола (887). В этом же городе погиб и флот страны, собиравшийся атаковать пиратов. Два года спустя погиб и флот Северного Ниппона - из-за некомпетентности флотоводцев корабли с десантом были прижаты у мыса Сокола и захвачены пиратами.

Isleoforkmont

Тортуга

В 882 году Клифтон сжигал очередной город - на этот раз Саппоро в Северном Ниппоне и вскоре вернулся на Тортугу, где в очередной раз устроил торжества в честь удачного набега. Велико было удивление Морского Короля и его подданных, узревших поутру в заливе флот Острова Просвещенных. Протектор острова и штатгальтер всей Фелианы, Артур Морган IV, дерзнул переправиться через Нордический океан, неспокойный и летом (даже корабли Острова, самые "продвинутые" во всей Фелиане, не без труда выдержали это путешествие). Тем не менее, это того стоило - в тот день, 15 сентября 882 года, Тортуга была полностью уничтожена вместе со всеми обитателями. Клифтон был схвачен живым и шутки ради утоплен в море.

Обе войны стоили Советам Севера более 70% мужского населения, что вынудило нового Чемпиона вновь стать вассалом Бубастиса, надолго прекратив грабительские действия в отношении соседей.

Третий этап

Но и на втором этапе Религиозные войны так и не закончились: благо, именно экспансия Алкивиада предоставила в руки императору Фелианы собственную грозную военную силу - гарнизоны северных крепостей. Теперь Шифт IV располагал примерно 20 000 солдат, многие из которых еще помнят войну с Алкивиадом и жаждал уничтожить язычников и реформатов. В немалой степени подкидывал масла в огонь новый патриарх Бубастиса, Лев VII, также бывший фанатичным приверженцем кафоличества. Будучи искусным политиком и умелым оратором, патриарх сумел привлечь на свою сторону многих кафолических лордов и, кроме этого, сумел реформировать Церковь, борясь с проблемами в ее рядах (к примеру, запретил торговлю индульгенциями и т.д.). Еще в 878 году была создана инквизиция,а в 880-ых возникли многочисленные монашеские ордена, вернувшие Церкви немало прихожан.

Schwarz Nikon

Лев VII (слева)

Война началась намного позднее: реформатские государства не подавали к ней повода. Но, как обычно, дело началось с малого: на ежегодном рыцарском турнире в Бубастисе вечером 13 мая 897 года группа идумейских рыцарей устроила драку с представителями польского шляхетства. Неизвестно, что сподвигло обе стороны на такой шаг, однако идумейцы убили нескольких своих противников и, испугавшись возмездия, в крайне спешке бежали из Бубастиса на родину.

Польский король Владислав II заодно с императором потребовали выдачи рыцарей, однако идумейский король Рахме IX отказал им - еще до того, осознавая сложность положения, он заключил союз с Боспорским королевством, Габсбургами, Советами Севера и Тавантисуйу. Император в ярости объявил войну всем "язычникам и еретикам". К осени 898 года Шифт IV собрал огромную армию в 40 000 человек и готов был обрушить ее на своих противников, в чем его поддерживал патриарх.

Первой целью похода стало самое слабое и близкое государство - Инкская империя, с начала 850-ых годов испытывавшая государственный кризис: набеги (т.н. "Цветочные походы") акальтеков, атаки с моря Латинской империи стали причиной упадка экономики. Религия инков и причудливый государственный строй делали их изгоями даже в стане реформатов, которым нужны были любые союзники. Но реформаты не поспешили на помощь - их ждала война с Ниппонскими островами, а распыление сил в таком случае было чревато разгромом.

Сами инки не сумели оказать должного сопротивления - государь Латинской Империи Хуан III разгромил инкские войска у городка Тумбес 17 октября еще до подхода сил Бубастиса. Последний правитель Тавантисуйу, Сайри Тупак, отступил в Вилькабамбу - неприступная цитадель давала ему возможность дождаться подхода союзников, которые 3 ноября разграбили столицу страны, город Куско. Несмотря на то, что Сайри Тупак не получил помощи, он оборонялся в своей цитадели более двух лет. 1 января 900 года инки сдали цитадель своим врагам, однако Сайри Тупака здесь не оказалось - он исчез в неизвестном направлении. Победители полностью снесли крепость, разогнав население.

999482629

Вилькабамба

Реформатам, напротив, способствовала удача - 3 января 899 года произошло морское сражение, известное также как Битва у Золотых врат. Флот обеих ниппонских государств, еще не оправившийся от набегов с севера, был разгромлен (хотя многие корабли и уцелели), а возможность высадить десант в Боспоре или Империи Габсбургов - упущена: остатки ниппонского флота были вынуждены искать другое место для высадки войск. Теперь союзники были готовы встретить армию Бубастиса - силы Боспора, Идумеи и Габсбургов вместе составляли около 25 000 человек.

В марте 900 года имперская армия двинулась через Великие Пустоши на север Идумеи. Семь тысяч правоверных были оставлены в Вилькабамбе для контроля над территорией, однако высадившийся в Рутении император Северного Ниппона Сатохито вел по Великому тракту еще десять тысяч человек. План был прост - выманить реформатов на земли равнинной Идумеи, где у численного превосходящих имперских сил было серьезное преимущество. Уже 23 марта обе армии соединились на землях Баровии и через месяц вступили на земли Идумеи. Реформаты все же решили дать бой врагам у городка Самария, где обе армии и встретились 2 апреля.

Боспорские рыцари - основа реформатской кавалерии - решили атаковать кафоликов еще на подступах к Самарии, что оказалось неожиданностью для превосходящей армии. Атака была относительно успешной: имперские рыцари были опрокинуты. Но имперская пехота удержала боспорцев, а союзники, лишь втянувшись в бой, были атакованы с тыла - Сатохито провел часть имперского войска через Карпаты и успел захватить артиллерию противника. Зажатые между двумя армиями реформаты проиграли битву: у Самарии погибли король Боспора Иоанн IV и множество знатных вельмож. В то же время следует отметить, что в этой битве сильно пострадали имперцы - здесь полегла половина их кавалерии.

Stefan-kopinski-lannister-footmen-copy

Идумейские войска

Впрочем, прежде всего на этом поле погибла Идумея: армия кафоликов опустошила и без того ослабевшую в прежних войнах страну, Угарит же, взятый 15 мая, был подвергнут полному разрушению. Но война еще не закончилась - Рахме IX, собрав остатки войска, спешно двинулся вместе с беженцами из Идумеи к перевалу Драконьи Ворота - единственный проход в равнинные земли Боспора. Там же Феодор, наследник Иоанна IV, собрал те войска, что еще были у него под рукой.

Шифт IV, между тем, повелел разделить войско: сам он отправился с частью армии на земли Империи Габсбургов, а другая часть под командованием Сатохито выдвинулась к Драконьим воротам, куда и пришла 3 июня. Последние идумейцы, отступая, закрыли перевал, однако артиллерия рассеяла ряды реформатов, дав возможность вражеской пехоте нанести удар противнику. Но идумейцев хватило, чтобы задержать противника - "свежие" солдаты Боспора вовремя оттеснили врагов с перевала, сделав невозможным его преодоление.

Между тем пришла весть об еще одной победе - у городка Клагенфурт габсбургский император Филипп II нанес поражение армии своего сюзерена, Шифта IV. Огромные потери обеих сторон привели к разговорам о мире, в связи с чем 28 июля Сатохито и Феодор III заключили временное перемирие.

Окончание войны

Cateau-Cambresis

Регенсбургский мир

Шифт IV, также сильно уставший от боевых действий, склонился к компромиссу. Этому способствовала смерть патриарха Льва VII 19 октября 900 года - именно тогда "царь четырех сторон света" склонился к миру, собрав всех властелей в городе Регенсбург (недалеко от Клагенфурта). Переговоры ускорила и смерть самого Шифта IV в 904 году - его преемник был вынужден смягчить позицию.

Условия мира были столь спорным пунктом, что обсуждались целых четыре года. Все стороны были вынуждены пойти на компромисс для окончательного заключения мира - уступки сопровождались серьезными дискуссиями, нередко перераставшими в перебранки. К счастью, 3 января 905 года мир наконец был заключен. Согласно нему:

  • Реформатские государи сохраняли эту религию в своих владениях.
  • Земли реформатских властителей уходили из-под юрисдикции кафолической церкви
  • Распространение реформатства запрещено во владениях кафолических правителей.
  • Ситуация с кафоличеством в реформатских владениях такова же.
  • Получали свободу языческие культы в некоторых государствах Фелианы (Советы Севера, Южный Ниппон)
  • Империя Инков уничтожалась, ее земли передавались Латинской империи.
  • Королевство Идумея также ликвидировалась, а ее территория передавалась империи Габсбургов.

На этом Религиозные войны, спустя почти целое столетие, закончились.

Последствия

Значение войны

Регенсбургский мир практически решил религиозные противоречия, что открыло для континента новый период в истории, называемый Долгим миром. Войны, происходившие в этот период, несравнимы по накалу с Религиозными войнами, однако именно Долгий мир стал периодом движения Фелианы к прогрессу - в это время фелианские государства завели колонии на материке Шеол, открыли Тартар и совершили технологический рывок.

Но все это случилось позднее, а между тем сама война оставила серьезные следы в истории - десятки тысяч убитых, опустошенные страны, разбитые судьбы. Из истории были вычеркнуты целые народы - инки и идумейцы, что не могло не отразиться в культуре Фелианы. Многие пьесы раннего Долгого мира сюжетно относятся к Религиозным войнам - к примеру, "Идумейский рыцарь", "Скупой король", "Алкивиад" и другие. След остался также в художественной литературе и поэзии

Мнение историков

И по сей день оценки Религиозных войн разнятся в зависимости от страны. Кафолические страны оценивают эти события, как "бунт еретиков", которые и являются виновниками всех произошедших событий. Довольно известно сочинение анонимного ниппонского историка под названием "Об аспиде", где Рахме V Дагов выступает под аллегорическим образом змея, наводящего страх на благочестивых кафоликов и убитого "рыцарем-императором". К 18 веку оценки эти, разумеется, смягчились, но остались негативными и по сей день.

Реформатские страны, как правило, более сдержанны в оценках: Религиозные войны расцениваются как результат действий обеих сторон. Именно в Боспоре было написано крупнейшее произведение на эту тему - "Великий Компендиум" Д. Гаврилопулоса, ставшее основным источником по данной теме. Следует, однако, отметить некоторую ангажированность и данного источника в пользу реформатской стороны. Впрочем, самым радикальным реформатским источником остается "Книга Идумеи" - труд, написанный анонимным летописцем в 1567 году, где именно кафолики выводятся источником всех бед и мешают Идумее изменить Фелиану в лучшую сторону.

Как бы то ни было, даже спустя почти тысячу лет оценки на войну разнятся и по сей день.

Культура

Книги

Кесарий

Проповедник Кесарий - духовный лидер реформаторов - со священной книгой.

Как и было сказано выше, подобная война, растянувшаяся едва ли не на сотню лет, не могла не отразиться в культуре Терры Фелианы. В первую очередь стоит упомянуть проповедника Кесария, который занимался уточнением священных книг кафолической веры: за столетия переписывания в них образовалось множество несостыковок, различных трактовок и точек зрения на один и тот же вопрос, которые создатель реформаторства считал излишними, или даже вредными. Священник из страны вервольфов прославился среди своих сподвижников и почитателей большой честностью, легендарной неподкупностью и  глубокой религиозностью: он стал автором обширных комментариев к Завету, тем самым грубо нарушив Имперский закон, по которому толковать культовые книги имели право только высшие иерархи. И до сих пор подавляющее большинство реформаторов, если не брать самые радикальные их направления, признают фигуру Кесария как ключевую для своего вероисповедания и читают Завет с его пояснениями.

Уже в процессе самих войн, предшественником которых стал Кесарий, появлялись сочинения, направленные в поддержку той или иной стороны. Они, естественно, отличались предвзятостью: кафолики призывали резать "еретиков", а реформаторы просили Господа обрушить свою ярость на "прихвостней жирных иерархов". Отдельного упоминания, пожалуй, стоят два произведения, дающие наиболее полную картину о трактатах того времени. В 846-м году, через несколько лет после заверешния первого этапа войн, во Львове (столице Рутении) печатается рифмовонная "Козьмина хроника", автором которой считается некий Козьма Прутков, чью настоящую личность так и не удалось установить. В ней автор рассказывают известную ему историю Фелианы, со Дня Творения и до текущего момента; однако, она пестрит постоянными антиреформаторскими выпадами - это было вполне ожидаемо, если вспомнить. что "Идумейские войны" привели к упадку всего королевства. Прутков прямо призывает к физическому уничтожению еретиков и восхваляет павшего Богуслава; в конце хроники автор обращается с пламенной молитвой к Господу, прося того о послании "ангельской рати" на помощь "истинноверным". 

Ду ю вонт э гуд литриче

Агапий Леманн, писатель из Боспора.

В противоположном лагере также создавались исторические хроники, выступающие скорее как пропагандистские памфлеты, но речь пойдет не о них. В Боспоре, в 870 - 930-х жил и творил Агапий Леманн - теперь он является самым известным автором эпохи позднего Средневековья. Как и любой житель материка, он был поглощен идущим противостоянием между приверженцами старой и обновленной веры. После продолжительных раздумий, Леманн принял душой реформаторство: он написал в 898-м году, когда начался финальный этап Религиозных войн, свою величайшую пьесу "Великий патриарх", содержащую суровую критику кафоличества. По сюжету, на Фелиану возвращается Великий Безумец - с Небес обзор ему закрыла гарь пожаров и полевых костров, но он не мог оставить свои творения без присмотра. Он воплощается в Бубастисе и становится свидетелем множества несправедливостей и грехов. Пытаясь защитить солдатскую вдову, фактически ограбленную местным богачем, он попадает в заточение, что завершает первый акт; там с ним беседует патриарх Лев Вечный (Лев VII), который, поучая Создателя, критикует его за "мягкость". Вечный считает церковь в первую очередь манипулятивным институтом, призванным управлять людьми и направлять развитие континента. В третьем, финальном акте, патриарх пытается сжечь Безумца при большом скоплении народа и в присутствии правителей города; разумеется, ничего не получается, а разьяренный Творец уничтожает столицу Империи и отправляется вместе с небольшим отрядом верных на юго-восток, по направлению к Боспору. 

Только при наступлении Долгого мира смогло произойти осмысление всего произошедшего за бурный IX век. В пьесах "Алкивиад", "Скупой король", "Идумейский рыцарь" уже даются различные оценки произошедшего: признается, что обе стороны имели своих героев и негодяев, достоинства и недостатки. В этом периоде повышается интерес к главным личностям прошедших войн: хитроумный Рахме V, рыцарственный Богуслав II, вероломный Артема VIII, яростный Алкивиад, и фанатичный Лев VII стали выводиться как главные герои произведений, наделенные сложными характерами и взглядами на жизнь. Тут стоит упомянуть "Смерть льва" (жизнь и гибель короля русинов), "Северный буран" (нашествие Чемпиона) и, разумеется, "Игру престолов" - про возвышение и скорое падение Рахме V и его наследников. Книги этого периода отличаются попыткой реконструировать характеры исторических деятелей и отойти от предвзятых, категоричных оценок. В то же время сохраняется такая важная черта средневековой культуры, как повышенный интерес к коронованным особам, о действиях которых и ведется повествование.

Напейсал

Бертли Муррей, голтийский писатель.

Радикальное изменение произошло только в 1650-х, когда Бертли Муррей - голтийский писатель скэлльского происхождения, родоначальник исторического романа - выпустил легендарную книгу "Повесть о бедном рыцаре". Она рассказывала о злоключениях мелкого немолодого идумейского феодала Абрама Левия с семьей, пытающегося не просто выжить, но подняться наверх общества: к его несчастью, действие происходит в годину Религиозных войн. Один за другим гибнут все Левии: но главный герой, теряя родственников, все-таки приближается к возвышению. Похоронив в марте 900-го последнюю дочку, Абраам прибывает под Самарию, где становится личным рыцарем Рахме IX. Завершает действие эпическое, на полноценную часть, описание сражения под Самарией, ради правдоподобности которого Муррей полгода работал в архивах и изучал средневековое вооружение. Абраам сражается отчаянно и ищет смерти: гибель всей семьи лишила его достижения какого-либо смысла, а возраст не позволит обзавестись потомством вновь. Храбрый воин действительно находит гибель: его смерть в неравном поединке с тремя врагами становится символом гибели всей Идумеи. Как можно заметить, "Повесть" ломала сразу несколько устоявшихся канонов: исторические персонажи в ней появлялись только на второстепенных ролях, герой, хоть и принадлежавший к рыцарскому сословию, был явно не из элиты; упор делался не на свершения, а на психологическое развитие персонажа. 

"Повесть" по-сути дала начало всему жанру исторического романа; сам Бертли позднее напишет еще ряд историй, связанных с Религиозными войнами. 

Фильмы

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.