ФЭНДОМ


Операция "Очищение", также Восточная кампания, Первая победа Нового порядка - принятые в историографии различных стран названия кампании стран-реваншистов, предпринятой ими против социалистических государств. 

"Очищение" до сих пор считается удивительным шедевром воинского искусства: за очень незначительное время, понеся небольшие потери, реваншисты одержали полную победу, уничтожив враждебные им силы в Европе и сохранив достаточно сил для приближающегося столкновения с демократическим лагерем. 

Главным результатом операции можно смело считать установление французской гегемонии в Европе: даже усилившиеся союзники мало что могли противопоставить Парижу. Франция установила режим диоцезов на многих занятых землях, в других районах поставила марионеточные правительства, а территорию бывшей Германии до Рейна сразу же присоединила напрямую. Беспощадная эксплуатация остальной Европы должна была принести Франции и ее великому народу никогда не виданное прежде процветание и могущество...

На землях, восточнее Волги, государственность пала, не выдержав вызванного страшным поражением кризиса. Так началась история т.н. "Диких земель", где на долгое время установилась "власть" самых разных людей. Русские и прочие народы были обречены на нищенское существование в условиях развала страны, постоянных бомбардировок французов и разорительных набегов из Восточного царства и Колхиды. К тому же, Государственная гвардия и регуляторы находились на Диких Землях постоянно, провоцируя вражду между лидерами и постоянные конфликты, не давая обитателям Земель собраться воедино. 

Грандиозность "Очищения", равно как проявленная при нем жестокость, дали понять демократическим правительствам, с чем они имеют дело. В Британском Содружестве начался политический кризис, завершившийся отставкой консервативного кабинета и судом над президентом Вудом; в Америке избрался Уэнделл Уилки, обещавший проводить радикально-антифранцузскую политику. Во многом это приведет к началу американо-французской войны, или "войны орлов", которая будет длиться с 1941 по 1943 и приведет к окончательному установлению власти Парижа в Евразии. 

Предыстория

В 1919-м году Французская Империя проиграла Великую войну России, Британии, Германии и Соединенным Штатам. Она потеряла все свои заморские колонии, от нее отрезали часть европейских территорий, ее заставили выплатить огромные репарации и сократить регулярную армию, пойдя при этом на ее качественное ослабление. Аналогичные меры победители предприняли по отношению к остальным проигравшим странам: Италии, Скандинавии, Польше, Румынии и так далее. Видимо, тогда правительства "Аккорда" надеялись, что им удастся удержать побежденных в повиновении.

Однако в Германии и России произошли социалистические революции, которые раскололи лагерь победителей. Лондон и Вашингтон теперь боялись больше своих вчерашних союзников, а не недавних врагов: сконцентрировавшись на борьбе с ненавистной красной угрозой, демократы пропустили момент становления реваншистских партий, группировок и движений по всей Европе.

За 1920-е быстро складывается множество ультраправых объединений, у которых была одна общая и крайне важная черта: ненависть к сложившемуся миропорядку и желание его исправить самыми радикальными мерами. Народно-государственная партия Франции, Великопольская партия, Легион архангела Михаила, Северный Союз и многие другие - на рубеже десятилетий они стали приходить к власти. Одни (Легион) путем революции, другие (Великопольская партия) с помощью военного переворота, а Народно-государственники совместили победу на парламентских выборах с военным путчем. У установившихся режимов было много общих черт: милитаризация, оголтелый национализм, тяга к национализации предприятий и командной экономике, 

В 1935-м Франция, Скандинавия, Италия, Польша, Румыния и Ирландия объединили свои усилия в борьбе с коммунистами, создав военно-политический блок под названием "Антисоциалистический пакт". Заявленный как чисто оборонительный союз, Пакт на самом деле изначально готовился к агрессивной войне против коммунистов Европы. Все входящие в него страны быстрыми темпами наращивали военные бюджеты и старались освоить наиболее передовое вооружение: разумеется, ударным авангардом реваншистов стала Франция. Ее армия, подавив антифранцузские волнения в Нумидии 1938 года, первой прошла боевое крещение, доказав эффективность новых тактик и перспективность видов вооружения. 

Инцидент под Тренто

20 ноября 1939 года на границе между двумя Италиями произошел инцидент: погиб весь патруль Итальянского государства при невыясненных обстоятельствах. До сих пор неизвестно, кто провел повлекший за собой гибель двадцати человек артобстрел, но зато нам достоверно известны его очень печальные последствия. Уже в обед того дня Рим выдвинул Венеции короткий и жесткий ультиматум: отвести все войска от границы на 50 километров и согласиться на французский арбитраж. Разумеется, Амадео Бордига не мог принять настолько оскорбительные условия; его вскоре поддержали Ульбрехт и Богданов. 

Реваншисты, впрочем, только такой реакции и ожидали. Уже 21-го числа Париж заявил о своей полной солидарности с позицией Италии; за два дня к нему присоединились все прочие страны-участницы "Антисоциалистического пакта".  К 25-му ноября французы, поляки, скандинавы и итальянцы завершили приготовления к наступлению, пока их дипломаты уверяли демократические кабинеты, будто бы реваншисты первыми не готовы начинать полномасштабную европейскую войну. На званом ужине в Фонтенбло 26-го Оливье Фурнье в последней раз пожелал всем правителям Французского Государства удачи, в последний раз обнялся с родными и отбыл на восток, к частям Государственной гвардии, предназначавшимся для прорыва вражеской обороны. Одновременно к войскам отбыл Константин Рокоссовский, оставивший управление страной на своего тестя Ковальского: польский маршал не мог упустить подобный шанс прославиться.

Судный час пробил ранним утром 28 ноября, когда "Аксьон франсэз" выпустило статью под редакцией Шарля Морраса выпустило официальное объявление войны Германии. А еще час тому назад французские самолеты покинули места постоянного базирования и начали наносить точечные удары по немецким штабам, аэропортам, ж/д вокзалам и складам. Вторая Великая война началась...

Захват Германии

Я освобождаю вас, достойные сыновья Франции, от отягощающих ограничений разума, от грязных и унизительных самоистязаний химеры, именуемой совестью и моралью!

Идите и возьмите то, что принадлежит вам по праву: мир!

(Лев Победоносцев, ноябрь 1939)
0 22a18 9a86b601 XL

Уничтоженный немецкий барель.

Авианалет 28-го числа был устрашающим и очень эффективным: почти вся авиация Германии, размещенная на западной границе, была уничтожена еще  на земле, а многочисленные барельные войска оставлены без запасов топлива и горюче-смазочных материалов. Сразу после завершения бомбометания границу пересекли французские барельные части, которые за несколько часов расправились с отрезанными от связи гарнизонами. Заброшенные в двадцатых числах диверсанты действительно превосходно справились со своей непосредственной задачей, прекратив координацию и нарушив связь между пограничниками и штабами. Немного погодя в наступление перешли скандинавы, направившиеся к Килю, и вторгшиеся с востока поляки. Некоторое время немецкое высшее командование искренне не понимало, что происходит, и не могло получить адекватный отчет о происходящем. 

Но уже 29-го ноября Народная армия получает самый катастрофический для нее приказ: толком не разобравшись в обстановке, Конрад Ульбрихт приказал своим генералам перейти в контрнаступление. В ходе ожесточенной, но безнадежной Схватки на Рейне, погибло в котлах и кровавых контратаках целых три корпуса, общей численностью под 140 000. Большинство из них было взято в плен около Кельна, Висбадена и Ульма: прочие погибли, пытаясь вырваться из окружения. В течение двух дней французы уничтожили свыше двух третей немецкого барельного парка, грамотно используя полное доминирование в воздухе и качественное превосходство своих машин. Страшное поражение на Рейне и гибель огромного числа людей и барелей, по мнению большинства специалистов, предопределило падение всей красной Германии, у которой больше не осталось свободных резервов, а отставание по боевым машинам стало по-настоящему критическим.  В начале декабря скандинавы вошли в Гамбург и Киль, захватив больше половины Красного флота, который не успели потопить - а учитывая, что несколько лет назад в Германию ушел весь Балтийский флот Новгорода, то реваншисты получили очень много новых и достаточно мощных кораблей. 

10-world-war-battles-novate10

Руины Германского города.

Новая важная битва произошла 7 декабря: днем раньше Конрад Ульбрихт погиб в ходе бомбардировки, и к власти пришел представитель местных "народников", Конрад Шенгель. Он решил дать французам сражение под Касселем - важным железнодорожным узлом, откуда Париж мог контролировать центральную Германию. К городу бросились как регулярные части, так и народное ополчение; к защитникам присоединилось почти все население. Руководивший обороной Ганс Вайс пообещал председателю сделать все возможное, чтобы остановить вражеское наступление под Касселем... Однако здесь немцам предстояло столкнуться с войсками Государственной гвардии, которыми командовал лично ее магистр. Оливье Фурнье под Хофгайсмаром обошел позиции немцев, а уже утром 8-го числа под Витценхаузом закрыл котел. В Касселе осталось свыше ста тысяч солдат: разом оголился весь центр фронта. Впрочем, французам не удалось моментально устремиться в прорыв: нельзя было оставлять глубоко в тылу настолько многочисленную группировку вражеских войск. Битва в Касселе шла до 15-го декабря, пока город окончательно не превратился в руины, а его защитники не были убиты или взяты в плен. Во время сражения с французской стороны отличился брат Гвардии Жан-Луи Ренье, оказавшийся отличным штурмовиком и диверсантом. 

Разгромное поражение под Касселем привело к уничтожению второй по численности группировки немецких войск. Уже 10 декабря Шенгель объявил тотальную мобилизацию, надеясь пополнить стремительно уменьшающуюся армию; тогда же он обратился к Тимофею Богданову, своему старому знакомому, с просьбой о помощи. Однако уже на следующий день Тимофей Аркадьевич заявил о своем твердом намерении сохранить нейтральный статус Свободной республики любой ценой: он ограничился только сугубо формальной моральной поддержкой. Верховный совет СР, в свою очередь, согласился с позицией главы государства, абсолютным большинством отказавшись предоставить Германии какую-либо материальную помощь, не говоря уже об военной интервенции. Британские газеты в большинстве своем описывали происходящие события в доброжелательном к французам тоне; президент Вуд 17-го декабря даже направил приветственную ноту в Париж, радушно поздравляя Анри Петена со взятием Ганновера - он сам еще не знал, что таким образом подписал себе настоящий приговор.

Вейган

Максим Вейган, генерал, командовавший французами под Эрфуртом.

На взгляд многих специалистов, решающее сражение германской кампании состоялось 19-21 декабря под Эрфуртом: там французские передовые механизированные полки встретились с последней барельной армией ГСР, которую поддерживали ополченцы. Здесь французы на некоторое время остановились: храбрость рядовых солдат сотворило настоящее чудо. Но одной только доблести недостаточно для победы в сражении техники: Вейган очень скоро обеспечил авиаподдержку, с помощью которой французы смогли быстро уничтожить подавляющее большинство барелей неприятеля. Лишенные барелей пехотинцы не могли эффективно противостоять механизированным частям Государства, которые быстро окружали немцев и разрезали части 6-й армии друг от друга. Полное доминирование в воздухе позволило французам разорвать и без того плохо работающие коммуникации; в результате, вечером 21-го числа Максим Вейган бодро рапортовал Высшему Совету о полном успехе своей миссии. Теперь перед его армией лежала прямая дорога на восток, на Одер, где реваншисты планировали соединиться. Уничтожение очередной армии оставило Германию без надежды; наконец, отказ Свободной республики помочь сделал ситуацию попросту обреченной. Конрад Шенгель пытался ободрить окружающих, но они уже прекрасно все понимали сами. 

Настолько прекрасно, что произошла подлая измена. 23 декабря, когда польские части вошли в Шторков, командующий хорошо укрепленным Берлинским гарнизоном Генрих Шольке решил выслужиться перед победителями. Он, пообещав морально разложенному гарнизону жизнь и защиту, арестовал весь Центральный комитет КПГ и почти все правительство государства. Заняв радиостанцию, Шольке пригласил "в мирный Берлин" солдат Третьей Речи Посполитой; одновременно он, объявив себя председателем, приказал солдатам и офицерам прекратить сопротивление. Уже днем 24-го числа в Берлин въехал Константин Рокоссовский, исполнивший свою мечту: он опередил французов в исконно польском городе. Начальник государства польского не смог отказать себя в удовольствии поиздеваться над поверженными врагами, разместив в помещении Фолькстага конюшню и сортиры.

  • Генрих Шольке как чиновник Империи.
  • Хаос в германском городе.
До начала января реваншисты подавляли последние очаги сопротивления в южной Германии, Саксонии и Богемии. Предательство Шольке и арест высшего командования деморализовали остатки "Народной армии": те, кто все же решился продолжать отчаянное сопротивление, быстро гибли в боях с карательными отрядами Гвардии. Примерно в это время гибнет Эрвин Роммель, попытавшийся поднять бунт в Вене: оказавшийся проездом Лев Победоносцев подавил восстание, утопив бывшую австрийскую столицу в крови и разнеся многочисленные памятники в клочья. Торжественная встреча лидеров реваншистов состоялась 7 января в Берлине: к ногам Фурнье, Фариначчи, Фредерика X, Рокоссовского и их генералов бросали захваченные знамена, а по улицам красивым маршем прошлись наиболее отличившиеся солдаты и офицеры. Германия была повержена, но у коалиции популистов еще остался один враг - Свободная республика, отказавшаяся от войны, но получившая и бесчестие, и войну.

За январь-февраль 1940 на территории бывшей Германии устанавливается стабильный оккупационный режим.  Пример Шольке, несмотря на надежды Петена, не оказался действительно заразительным: за два месяца менее 30 000 человек заявило о своем желании сотрудничать с французской властью. Среди них оказались такие личности, как Роланд Фрейслер, Вильгельм Кубе, Оскар Дирливангер и Рудольф Хёсс. Общая позиция коллаборационистов нашла отражение в опубликованной 13 января статье Фрейслера "Почему сотрудничать", где он пытался убедить сограждан смириться с падением немецкой государственности и "помочь нашим друзьям наладить цивилизованную жизнь".  Однако подобранные им аргументы не смогли изменить общественного мнения, не настроенного на "плодотворное взаимодействие". В результате, французам пришлось срочно довозить в покоренную Германию новых чиновников; стойкость местных обозлила Высший Французский совет, который в указе от 23 января повелел специальной комиссии разработать ускоренный и более жестокий план офранцужевания Германии. 

Передышка

К середине января сопротивление последних частей "Народной армии" было сокрушено. Сила, которая пыталась угрожать Европе с 1920-го, перестала существовать меньше чем за месяц боев с армиями настоящих владык материка. В Фонтенбло очень внимательно относились к мировому сообществу, пытаясь уловить каждое значимое изменение в международных отношениях: и вот теперь послы из Англии и Америки докладывали о пугающих тенденциях в этих странах. Теперь, когда французы и компания, покорив Германию, отказываются ее покидать, наиболее дальновидные демократические политики опасаются чрезмерного усиления Франции. В частности, видный оппозиционер Эдварду Вуду Чарльз Тейлор выступал за немедленное начало международной конференции, которая и определит дальнейшую судьбу Центральной Европы. 

Французские лидеры решили покончить со Свободной республикой как можно скорее, пока против них еще не успел ополчиться весь остальной мир. Даже зимние морозы и слякоть не пугали Фурнье и Рокоссовского, уверенных в своих силах после триумфального завершения первой части кампании. Вдобавок, французы очень внимательно следили за ходом "Розовых реформ" Тимофея Богданова: нужно сказать, что они ими искренне восхищались. Убежденный пацифист и антимилитарист во главе ненавистной им России сделал решительно все, чтобы помочь Государству раз и навсегда покончить с Московией. Донесения многочисленных агентов свидетельствовали о крайне низком уровне боеспособности Вольной армии, а силы реваншистов наоборот, только что доказали свою высокую результативность. Переброска сил на огромный восточный фронт началась 15 января, а закончилась в полной мере 1 марта - железные дороги Польши работали на износ, впервые массово использовался труд немцев, в основном военнопленных. Казалось, будто сама природа благоволит замыслу Франции: зима выдалась мягкой, а поэтому распутица должна была быть менее сильной.

Захват России

Первые схватки

Богданов в беде

Тимофей Аркадьевич Богданов получил донесения о переходе госграницы войсками Франции.

Дипломатия Свободной республики всячески пыталась избежать военного конфликта: едва ли не каждый день Тимофей Богданов выступал с официальными обращениями, в которых постоянно декларировал свою приверженность миру и добру. Верховный совет 15 января даже согласился на чрезвычайную меру: согласно запросу Франции, ей были переданы дипломатические работники Германии. Однако все попытки наладить диалог с реваншистами, по понятным причинам, успеха не имели: французы и поляки были совершенно не заинтересованы в конструктивном диалоге, а остальных им удалось привлечь щедрыми обещаниями. В феврале Свободная республика обратилась к Соединенным Штатам Америки и Британской республике, надеясь, что те также ощущают опасность от реваншистского блока и пойдут на оборонительное соглашение. Однако в США скоро должна была начаться избирательная кампания, а тема войны в Европе еще не стала настолько популярной, как она будет летом; ведь в Новом свете еще ничего не знали об "офранцуживании" занятых территорий. В свою очередь английское правительство все еще поддерживало очень теплые отношения с Парижем, полагая, что он идеально справился с возложенной на него мировой демократией задачей - побороть "красных дьяволов". Разумеется, Эдвард Вуд не собирался объединяться с безбожником Т.А. Богдановым против "христианнейшего президента", как он говорил о Петене. Следовательно, Свободная республика осталась совершенно одна - и удар, ставший роковым, состоялся 5 марта 1940

В ночь на этот день французские, скандинавские, итальянские и даже польские самолеты поднялись в небо: цели для бомбометания были давно выбраны, осталось только сбросить смертоносный груз. Техника была отработана в ходе германской кампании, поэтому теперь все прошло еще с большей эффективностью: было уничтожено больше 90% устаревшего авиапарка Новгорода, пострадали многие вокзалы да склады. Пограничные части вступили в обреченный бой с силами вторжения, лишенные как поддержки с воздуха, так и связи друг с другом. Ополчение западных коммун, естественно, не успело собраться: французы и поляки быстро врывались в села и деревни, изымали все найденное ими оружие и присваивали себе оставшиеся склады. В первый же день войны противник занял большую половину Литвы, Гродно, Молдавию и Львовскую коммуну; высокую результативность в боях показали даже полки Румынии, на которых первоначально французы совершенно не рассчитывали.

  • Пожар в Невограде.
  • Разрушения в Невограде.
  • Последствия сражений.
  • Скандинавские солдаты под Вольным селом.
Уже 7 марта под "Достоевским" (прежнее название - Кронштадт) показался скандинавский флот, несший с собой многочисленный десант. Пустая крепость, которую с начала века никто основательно не ремонтировал, пала буквально за час перестрелки: оттуда генерал Ялмар Фриссель приказал начать операцию по захвату самого Невограда. Cкандинавский флот открыл ураганный огонь по городу, вызвав в нем страшный пожар, мешавший организации как обороны, так и эвакуации. Фриссель повел десант вперед, сперва овладев Петергофом и Сестрорецком: он хотел высадиться в отдалении от крупного города, дабы получить устойчивый плацдарм. Паника захлестнула Невоград: местные жители устремились на разрушенные метким огнем с кораблей вокзалы, ополченцы не могли навести порядок в виду своей малочисленности, а регулярные части не смогли освободить Сестрорецк. Утром 8 марта скандинавы заняли окрестности Невограда, легко уничтожая встречающиеся им на пути очаги сопротивления. Между тем в городе продолжал бушевать пожар, который уничтожил продовольственные склады, поставив северную столицу на грань катастрофы. В обед того же числа большинство коммун и районов Невограда высказалось на собраниях за прекращение бессмысленного сопротивления, а их постановление решил воплотить в жизнь генерал-майор Андрей Власов. Он арестовал последних патриотично настроенных городских деятелей и отправил Фрисселю сообщение о своей готовности сдать город. Капитуляция Невограда и 15-й армии была принято в 9 вечера по местному времени; так началась история Андрея Андреевича Власова, самого знаменитого русского коллаборациониста.

Южнее дела обстояли не менее паршиво для Свободной республики: коммунальное ополчение не успевало собраться, а регулярных частей было слишком мало для организации хоть какого-то отпора. Уже 8 марта румынская армия без помощи со стороны союзников заняла Одессу, устроив в ней резню всего еврейского населения. Несколько северней поляки и французы уверенно продвигались вперед, занимая город за городом. Львов, Минск, Вильно, Тернополь, Луцк, Ровно, Новоград-Волынский... Попытки генерала Григория Котовского контратаковать не имели успеха из-за крайне слабой материальной оснащенности частей и абсолютного господства в воздухе реваншистов. Наладить организованный отход тоже не получалось, ведь дороги были заполнены беженцами, идущими на восток; а с середины марта некоторые коммуны начали переходить на сторону реваншистов, надеясь таким образом избежать разорения и получить материальную выгоду. Здесь весьма показательной можно считать историю беларусской деревни Хатынь, где в 20-х числах марта местные жители перебили отступавший отряд "Вольной армии" и позже предъявили полякам мертвые тела и вооружение. 

Косплеер

Георгий Мересьев в Москве, 1939-й.

Вторжение на Западе осложнилось восстаниями на Юге: горские народы, которые все правление Тимофея Богданова боролись за свои старинные традиции и обычаи, наконец-то поднялись на вооруженный мятеж. Али Горчханов, Бетал Калмыков и Хасан Исраилов подняли Северный Кавказ на бунт, нарушив коммуникации с Закавказьем и помешав Котовскому перебросить войска с юга на фронт. Русские города оказались на осадном положении; их жители проснулись в товарной блокаде, когда выезд за пределы населенного пункта грозил если не смертью, то пленением с очень туманными перспективами. На территории Черкесской Республики, чье население с радостью поддержало общее освободительное движение, временную власть в свои руки взял полковник Георгий Александрович Мересьев, отличившийся во время подавления исламских восстаний 1920-х в Средней Азии. Он был в немилости после Тоталистского путча, потому что был близко знаком с многими поддержавшими его военныим деятелями, но теперь решился проявить инициативу. Благодаря его решительности и полководческим навыкам, территория Черкесии была под российским контролем вплоть до конца войны - только в середине апреля, под давлением французский барелей, "Гвардия Мересьева" и население через Калмыкию отступят за Волгу; данное событие назовут "Великим восточным походом". 

К концу марта ситуация приняла прямо-таки катастрофический для Свободной республики оборот. Войска реваншистов стояли у Пскова, Смоленска, Киева, Луг, Чернигова, Киева и Днепра - причем эту реку они не форсировали еще только из-за желания подтянуть поближе не поспевавшие за армией коммуникации. Военно-воздушные силы Новгорода перестали существовать, а и без того немногочисленный барельный парк потерял более двух третей от начального количества. Восстание местных на Кавказе отвлекало значительные силы "Вольной армии", но, самое главное - затруднило доставку нефти из Баку. Тимофей Аркадьевич Богданов перестал показываться на людях; по устро передающемуся свидетельству своей сожительницы Ларисы Рейснер, он очень тяжело переживал сложившуюся ситуацию и никак не мог с нею смириться. Фактическое руководство осуществлялось... в общем-то никем, потому что Верховный совет постоянно издавал новые и новые указы, а глава государства самоустранился от принятия решений. 

Захват столиц

Штурм Новгорода
Ляхи

Польские солдаты перед решающим броском к Москве.

Новый этап вторжения начался 3 апреля, когда Оливье Фурнье издал "столичную директиву": в ней он приказал вооруженным силам Французского Государства как можно скорее овладеть Москвой и Новгородом, после взятия которых сопротивление русских должно было сойти на нет. Согласно планам реваншистов, как только французский флаг будет поднят над двумя оставшимися столицами, Свободная республика перестанет существовать как государство и им останется только разделаться с беспорядочно отступающими воинскими частями. Южная же группировка войск должна была овладеть левобережной Украиной и Донбассом, после чего отправиться на соединение с дружественными горцами. Пожалуй, здесь же можно упомянуть, что 4-го числа Анри Петен одобрил предоставленный ему доклад Андрея Власова "Об использовании добровольной помощи на благо Франции", в котором генерал-предатель предложил своему покровителю создать Восточную армию, разумеется. с ним самим во главе. По задумке Власова, "восточные силы" могли бы взять на себя полицейские функции, освобождая тем самым французские части для ведения непосредственных боевых действий. Особым приказом Льва Победоносцева, впрочем, солдатам Восточной армии выдавалась униформа и вооружение "Народной армии" ГСР. 

Наступление началось 4-го апреля, когда под Псковым подчиненные Шарля де Голля прорвали слабую линию обороны Дмитрия Павлова. Генерал, избранный Верховным советом для спасения столицы государства, очевидно не справлялся с возложенной на него ответственностью: робкая попытка организовать контрудар привела к полному уничтожению целой дивизии под Быстрецово. Вскоре скандинавы под Лугами перешли в атаку: их от столицы Свободной республики отделяло менее 85 километров. Дмитрий Григорьевич, очевидно, не мог спасти обреченный город, но его попытки что-то исправить приводили только к большему ухудшению стратегической ситуации на всем Северном направлении. 7 апреля под Новокировском скандинавы и французы соединились, образовав единый наступательный фронт; в Новгороде формируют ополчение, пытаясь пополнить тающий фронт. На следующий день выходит последний приказ Тимофея Богданова как председателя Республики - в нем он приказывают Верховному совету, правительству и прочим органам госуправления эвакуироваться в Любимов, дабы оттуда продолжать борьбу. Вместе с ними он отправил свою сожительницу Ларису Михайловну Рейснер с ее семьей, а сам остался в Новгороде.


  • Республиканские командиры на улице Новгорода.
  • Бои подходят к городу.
  • Разрушенное французами "Тысячелетие России".
Реваншисты не заставили себя долго ждать: их барели появились в окрестностях Новгорода уже утром 8-го числа, но были ненадолго остановлены рабочими батальонами. Дмитрий Павлов и Тимофей Богданов попытались организовать оборону и, если не защитить город, то дать населению и правительственным органам время на отход. Ценой невероятных жертв им удается задержать врага у поселка Ульянов, но сил для нанесения контрудара уже попросту не осталось. Гениальное руководство Д.Г. Павлова привело к гибели целой армии (свыше 55 000 с тяжелым вооружением) еще на подходах к Новгороду, так что теперь столицу Свободной республики защищали ополченцы да немногочисленные регулярные роты. Вторую атаку Шарль де Голль начал 10 апреля под Сырково, предварительно успешно совершив обманный маневр под Подберезьем. Ему удалось отвлечь на север значительные силы русских: и теперь его войска устремились к Новгороду по прямой. Одновременно военно-воздушный флот Антуана де Сент-Экзюпери обрушил тонны огня и металла с небес на "безбожный Новгород", предельно затрудняя как оборону, так и эвакуацию жителей. 

Бои в городской черте начались 11 апреля, и отличались невиданной прежде озлобленностью. Горожане, ополченцы и солдаты сражались за каждую улицу, но из-за отвратительного командования и недостатка оснащения уступали противнику все больше и больше. Французы, скандинавы и недавно переброшенные поляки продвигались вперед, захватывая один стратегический объект за другим. Вечером 11-го числа они заняли Новгородский кремль, а вскоре умолкли выстрелы в районе Депо. Днем 12-го апреля французы на плотах и лодках пересекли Волхов, высадившись в районе Путевого дворца - резиденции председателя Республики. Жан-Луи Ренье, командир штурмового отряда особого назначения, хотел захватить Богданова живым и получить обещанную Магистром высокую награду. Преодолев сопротивление немногочисленной охраны, Ренье ворвался в здание... Но обнаружил только мертвый труп толстого мужчины в кабинете главы государства. Не выдержав позора, Тимофей Аркадьевич повесился на своем рабочем месте, буквально за пару часов до этого шага отправив телеграмму в Любимов, по которой новым председателем становился товарищ Григорий Котовский. 

  • Эдит Пиаф знакомится с новостью.
  • Григорий Котовский, последний председатель Республики.
  • Раздача оружия коммунальному ополчению.
О взятии ненавистного Новгорода восторженная Эдит Пиаф сообщила на весь мир в 8 часов вечера по Парижу, вызвав масштабные стихийные гуляния во Франции. По такому случаю перед горожанами выступил сам престарелый президент Петен, поборовший свою сонливость и болезненность. "Последний маршал Империи" рассыпался в похвалах храбрым солдатам, которые смыли со своей Родины позор поражения 1919 года, заняв самую вражескую столицу. Оливье Фурнье позднее встретится с Жаном-Луи Ренье, даст ему орден Почетного легиона, а после войны - и другую, куда более престижную, награду. Падение Новгорода вызвало резкое падение боевого духа в и без того разложенных морально частях Свободной республики, особенно пострадали полки ополчения. Реваншисты старались закрепить достигнутый успех, и 12 апреля перешли в наступление по всему фронту, от Новгорода до Крыма. В районе Киева Вейган уничтожил армию Семена Буденного, который погиб при попытке отступления; под Брянском сгинуло свыше 100 000 солдат Республики, которые отказались исполнять приказы вышестоящих офицеров и отходить на новые позиции. Пытаясь придать армии хоть какое-то подобие дисциплины, Григорий Котовский 15-го выпускает приказ №227, которым он пытался припугнуть паникеров и воодушевить потерявшихся. Но перечисленные в нем суровые репрессивные меры уже не могли работать: у большинства  "начальников" не было подобающего авторитета.
Московское сражение
Уже 5 мая я выпью кофе на Красной площади. Со мной пять колонн, а шестая ждет меня в Москве и начнет действовать по мере нашего приближения. (Оливье Фурнье)
Погибаю, но не сдаюсь. Прости, Родина! (Анонимная легендарная надпись на стене Московского кремля).
Мы гении

Лев Мехлис и Климент Ворошилов, командующие обороной Москвы.

Надеясь как можно скорее завершить кампанию, Оливье Фурнье самолично возглавил войска, отправившиеся на Москву. Здесь ему противостояло несколько резервных армий под общим руководством Льва Захаровича Мехлиса, который должен был подготовить войска на замену - теперь же им предстояло защищать столицу. Московское сражение началось 10 апреля под Смоленском: прорвав слабые и несплошные оборонительные линии, французы и союзные им поляки устремились вперед. Совсем скоро к ним присоединились элитные части Государственной гвардии, которые взяли на себя почетную роль авангарда атаки. Наступающие части развивали рекордную скорость, занимая село за селом, город за городом. Самые морально стойкие части ополчения отходили на восток, но большинство ополченцев просто сдавало оружие при приближении вражеских частей, отказываясь от бесполезного сопротивления. Новость о падении Новгорода привела к настоящему развалу и так непрочного Центрального фронта: коммуны Вязьмы, например, отказались пропустить через свою территорию отходящую 19-ю дивизию и настояли на ее полном разоружении. 

Умело пользуясь растерянностью во стане Свободной республики, Оливье Фурнье и Константин Рокоссовский начали стремительно развивать достигнутый успех. Боевой дух союзных сил был как никогда высок, скорое и победоносное завершение кампании предчувствовали все, от самого Магистра гвардии до последнего румына из войск снабжения. Солдаты и офицеры реваншистов демонстрировали настоящие чудеса, проходя за день колоссальные расстояния - ведущая Эдит Пиаф буквально ночевала на радио, поскольку скорость занятия новых населенных пунктов превышала все, даже самые оптимистические и смелые, расчеты. В Фонтенбло радовался Анри Петен, чье настроение улучшалось с каждым прожитым днем; Кристина Фурнье из Версаля писала своему супругу полные надежд на скорую встречу письма. В них же жена Магистра перечисляла, какие вещи, хранящиеся в Москве, можно забрать для улучшения семейного быта, а что пойдет в парижские музеи. 

Голль и французы

Шарль де Голль осматривает лагерь новобранцев.

События развивались слишком быстро, московское командование реагировало на них с постоянным опозданием. Уже 16 апреля передовой отряд французов вошел в мирную Вязьму, где местные жители сдали им конфискованное у солдат СР оружие. Одновременно, с боями генерал Юзеф Сореток занял Ржев, надвигаясь на Москву с северо-запада. Началось своеобразное соревнование между реваншистскими командующими по вопросу, кто первый сможет подойти на подступы к последнему важному русскому городу. 17 апреля Лев Захарович Мехлис был официально назначен Григорием Котовским "начальником Московского оборонительного округа", а его помощником оказался Климент Ефремович Ворошилов. В тот же день Мехлис выступил на Красной площади, уверяя москвичей в своем желании и, одновременно, способности защитить их родной город от нашествия врага. Здесь стоит сказать, что к тому моменту Москву уже не раз бомбили, и интенсивность бомбежек только нарастала. Поэтому не стоит удивляться вопросу из толпы: "будет ли проводиться эвакуация гражданского населения?". Л.З. Мехлис в свойственной ему манере ответил коротко и ясно: "нет"

20 апреля К.Е. Ворошилов по приказу Мехлиса  выдвинул на оборонительные рубежи выставленное Москвой коммунальное ополчение; оно должно было подкрепить ряды регулярных полков. Оборону было решено организовать по линии Тверь-Волоколамск-Можайск-Обнинск-Серпухов-Тула. Примерно под этими городами Лев Захарович собирался остановить вражеское продвижение, восстановив тем самым боевой дух войск Свободной республики и прикрыв центральный промышленный район. Председатель Г. Котовский прекрасно понимал значение Москвы; с юга в столицу летели телеграммы, призывавшие как обычных горожан, так и высший начальствующий состав защищаться до последней капли крови. В сообщениях Григорий Иванович обещал в самом скором времени прислать подкрепления, напоминал об оставшихся за Волгой резервах и тщетно надеялся на их приход. 

  • Переброшенные под Серпухов румынские части.
  • Жительницы Москвы записываются в ополчение.
Свое подкрепление получили и реваншисты: к ним с юга был переброшен целый корпус румынской армии под предводительством Михая Панки, 



Преследование оставшихся

Коронация Анастасии I

Передел границ 

Итоги и последствия 

В культуре

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.