ФЭНДОМ


Внимание! Попытка получения доступа к секретной информации без наличия соответствующего уровня доступа считается государственной изменой и влечет за собой смертную казнь!
 
Идет проверка данных - пожалуйста, дождитесь завершения проверки.
Доступ подтвержден. Добро пожаловать, оперативник имярек.
Заставка Досье

Артём Победоносцев и робот-"Екатерина" на "Богатыре".

Междуцарствие, также Период нестабильности в государственном устройстве Российского Содружества - череда кризисных событий в Российском Содружестве, в 2185-м году после гибели императора Павла IV во время его поездки по образцовым колониям. Его смерть стала катализатором для перехода разногласий в правящей элите в критическую стадию; конечным итогом стало .... 

На данный момент ситуация ...... 

Следующим важным событием жизни Галактики стала карательная операция в системах Терминуса, направленная против "Сынов Палавена" и сочувствующих им организациях на реконструируемых землях. Полный разгром "Сынов" позволила полностью сфокусироваться на подготовке к грядущей войне, от исхода которой будет зависеть вся дальнейшая судьба Галактики. 

Предыстория

Противоречия группировок

ГИК здание

Здание Госинфкопа на Терре.

Государственная информационная корпорация прикладывала максимум своих усилий, чтобы составить у простонародья видимость максимальной сплоченности внутри имперских элит. На воплощение этой цели были брошены основные ресурсы и возможности ГИК, самые лучшие профессионалы, передовое оборудование и новейшие технологии.  Снимались фильмы и телерепортажи, выходили книги и аудиофайлы, чье качество разнилось от продукта к продукта, но в целом справлялись со своей главной задачей. Директора корпорации относились к своей задаче со всем пониманием ее ответственности, старались изо всех сил, и в целом до 2185-го им удавалось убедить граждан в нашей монолитности. За свои успехи в работе старший директор Госинфкопа даже был отмечен множеством государственных наград, а его сын смог породниться с правящей династией. 

Печально знать, что всё это - ложь для простофиль. И хотя человечеству все еще далеко до уровня разрозненности и эгоизма бывших Республик азари или нынешних кроганских кланов - мы всё равно сталкиваемся с разногласиями и недовольством, причем довольно серьезными. Наличие у нас врага в виде рас Совета Цитадели действительно на какое-то время помогло объединить усилия правящих элит, согласившихся с необходимостью консолидации в сложные и опасные времена. Однако победа в Освободительной войне и другие внешнеполитические успехи Содружества привели к осложнению отношений внутри государства. 

Одна группа лиц группировалась вокруг самого императора Павла IV; эти люди называли себя "людьми императора" или "хоругвеносцами императора". Постоянно декларируя безусловную верность главе государства, они на самом деле старались захватить государственную вертикаль власти под свой собственный контроль. В целом им это удалось: на их сторону всталм такие личности как Чжоу Элай, председатель Совета имперского хозяйства, Виктор Боров, купец 1-й гильдии и глава единого профсоюза, и великий князь Николай Сергеевич, приходящийся текущему императору родственником. Если Элай предоставляет связи в правительстве, а великий князь - в династии, то Боров дает деньги и помогает охватить множество богатых людей Содружества. 

"Люди императора" представляют интересы гражданской элиты Российского Содружества, заинтересованных в стабильности и сохранении нынешнего порядка вещей. Частью они вообще отрицают существование Жнецов, обвиняя нашу организацию либо в желании под прикрытием "слухов" узурпировать власть, либо в наивности и готовности довериться "слухам" вместо "их прогнозов". Вел. кн. Николай Сергеевич полагает, что угроза Жнецов хоть и наличествует, но не настолько всеобъемлюща, насколько мы себе ее представляем: на этом основании они не хотят идти на окончательную милитаризацию экономики и хозяйства, но настаивают на начале последовательного освоения уже присоединенных территорий за счет военного бюджета. 

Вскоре после завершения Объединительной войны и эксцесса во время празднования, до нас начали доходить слухи об активизации политической деятельности Верховного командования. Генералиссимус Иван Константинович Снегов, ставший свидетелем ссоры Павла IV и Д.В. Шепелева, кажется, больше не может терпеть над собой главенство текущего императора. Насколько известно агенту "Громиле" из окружения Снегова, герой Содружества начал чаще проводить собрания Командования в неформальной обстановке, причем со всеми возможными мерами предосторожности. "Громила" и "М-Е" не смогли подобраться близко к командующим, к тому же им пришел приказ не рисковать своим обнаружением и даже гибелью. Так что здесь мы располагаем куда менее подробными сведениями, нежели в случае "людей государевых", но даже косвенных данных хватает, чтобы заподозрить И. Снегова в ведении двойной игры. 

Однако ни И. Снегов, ни кто-либо другой из Верховного командования никогда не подозревался нами в желании узурпировать власть для себя. О факте заговора против монарха мы можем говорить весьма твердо, но вот насчет дальнейших шагов можно пока только строить предположения.  Совсем незадолго до начала всех событий, агент "М-Е" смог предоставить в наше распоряжение свидетельства встреч Ивана Снегова и Её высочества Софьи Павловны: формально они проходят в рамках обучения наследницы военному делу, но, как ему удалось установить, занятия растягиваются, и после них Софья покидает наставника в явно большем эмоциональном возбуждении, чем должна. 

"Илья Муромец" был основан в 2158-м году с единственной целью: обеспечить процветание человеческого вида и его победу в борьбе со всеми врагами. Врагами как внешними, так и внутренними, ничуть не уступающими первым в губительности и опасности. И коль скоро угроза людям пришла от тех, кто должен был вести нашу цивилизацию к победе, они должны быть устранены любой ценой до начала критических действий. Неадекватное поведение императора Павла IV в ходе Освободительной войны и последующих событий, явная вредительская сущность "людей императора" - всё это к 2186-му году стало очевидным фактом, требовавшим решения. 

Краткий итог

"Партии" элит Содружества
Критерии. "Люди императрицы" Верховное командование. "Илья Муромец".
Символика Флаг Романовых Андреевский флаг Флаг Муромца
Лидеры: Императрица Мария

Чжоу Элай

Виктор Боров

Её высочество Софья

Иван Снегов

Дарья Касимовская

Артём Победоносцев

Гаврил Лазаров

Денис Шепелев

Опора:

Ход событий

Убийство Павла IV

Внутренности

Кают-компания личной яхты Императора.

Павел VI Павлович Романов давно собирался в тур по лучшим из образцовых миров человечества - еще до начала Объединительной войны. Но теперь, когда люди убедительно доказали всему Млечному пути силу Бога и верность указанного еще в середине XX века пути, данная поездка приобретает совершенно иной смысл - надо было продемонстрировать, каких успехов смогли добиться люди в освоении чужих миров, покорении других биосфер и изменении целых планет по своей воле. По крайней мере, именно так он обосновал свое желание покинуть Терру и жене, и дочери, и агенту "Гриф", с которой провел последнюю в своей жизни ночь на Терре. Мы же предполагаем, что Павел захотел временно удалиться от придворных интриг, полагая, что он заслужил некоторый отдых для себя самого после столь триумфальных побед в свое правление. 

В дороге императора сопровождал отдельный Его величества корпус, сформированный в 2178-м году из представителей дворянских семей Терры, при поддержке лично главой государства отобранных кораблей. Само путешествие совершалось на корабле "Утренняя мечта", построенном по специальному заказу главы государства, оборудованным всеми удобствами и удовольствиями. 

В интересах Российского Содружества была смена лидерства: полная и безоговорочная некомпетентность Павла IV, которую все-таки люди превозмогли в ходе Объединительной войны, могла бы стоить нам выживания в конфликте со Жнецами, в войне без права на ошибку, слабость или трусость. Между выживанием вида, который мы призваны защищать любой ценой, и жизнью одного его представителя, причем представителя весьма сомнительного качества, был очевидный выбор: Артём Победоносцев пошел на ликвидацию императора. Однако осуществлять подобный замысел самостоятельно, силами "Ильи Муромца", было невозможно: этот вариант слишком чреват непредвиденными последствиями. Главе гуманистов всего Млечного пути требовался другой инструмент, не менее его жаждущий расправиться с монархом Содружества, но при этом полностью от него независимый. Между ними никто не должен был установить даже возможную связь, и тогда у Победоносцева возникла судьбоносная идея - воспользоваться для ликвидации Павла IV услугой "Сынов Палавена" и лично их лидера Гарруса Вакариана. Да, гибель императора, формального победителя ксеносов и объединителя Галактики, станет ударом по моральному духу, но Победоносцев собирался и это обстоятельство использовать себе на благо: это нужно было нам для официального закручивания гаек и борьбы с ксеносскими элементами.

На операции по убийству Павла IV Гаррус задействовал лучшие свои активы: нам удалось установить, что прикрытие ему во время миссии обеспечивал известный в определенных кругах убийца-дрелл Тейн Криос, а главная роль была отведена самому Вакариану. Лучший снайпер Турианской иерархии действительно оправдал свое почетное имя: под прикрытием Криоса он смог выйти на удобную снайперскую позицию и нанести один-единственный, зато четко выверенный удар в голову Павла IV Павловича. 

Три игрока

Разумеется, "Сыны Палавена" поспешили заявить о своем непосредственном участии в убийстве формального правителя Млечного пути. На месте убийства были оставлены свидетельства, сам Гаррус Вакариан с помощью технического отдела своей команды сумел распространить в сети видеообращение - Госинфкорп столкнулся с невозможностью проконтролировать информацию подобающим образом. По приказу А.М. Победоносцева, агентами "Ильи Муромца" в ГИК был задействован специально подготовленный план: директор, к тому времени уже полностью контролирующийся нами, выпустил настолько честную реляцию, насколько мог: император Всегалактический был убит, и был он убит турианскими силами сопротивления. Подобным шагом, признанием произошедшего в таком виде, в каком оно случилось, мы осознанно пошли на повышение ставок, обязуя все остальные стороны конфликта войти в темп и раскрыться. Убийство императора силами сопротивления, в момент спокойствия и стабильности, являлось дерзким вызовом, на который следовало отвечать; вызовом, наглядно показывающим несовершенство текущей системы и дающим преимущество тем, кто желал ее изменить.

Известие о смерти Павла IV произвело действительно взрывное впечатление по всему Содружеству. Губернаторы колоний и органы местного самоуправления соревновались в организации массовых демонстраций и панихид; те или иные мероприятия состоялись на каждом мире, контролируемом людьми, во всех войсковых подразделениях и государственных учреждениях. Довольно примечательный материал был выведен аналитическим отделом: простые подданные Содружества были склонныохотно принимать участие в трауре, порой целыми семьями свидетельствуя свое великое горе. Ветераны и инвалиды Объединительной войны, пережившие ее страшнейшие эпизоды, действующие офицеры Флота и Армии, высокопоставленные чиновники и придворные... действовали несколько иначе. Самые смелые (либо наименее заметные) вообще игнорировали траур - в частности, такое поведение отмечено у 68% младшего и среднего командогого составов Георгиевского флота - либо, что было более распространенной практикой, они ими манкировали. Это легко объяснить степенью личной осведомленности: чудом спасшийся ветеран диверсионной операции на Палавене, знающий, кто чуть не отправил его в этот Ад повторно, гораздо меньше скорбел, нежели рядовой совхозник на агромире, убийство Императора для которого означало крах всей картины мира. Можно сказать, что внимательный анализ подобной информации повлиял на принятое решение сохранить монархический строй в Содружестве: резкая его ломка, установление любого рода республиканской диктатуры принесло бы больше вреда, нежели пользы.

Настало время для партий внутри элиты переходить к решительным действиям. Стоит признаться, что и военные, и придворные были хорошо подготовлены к противостоянию, даже если учесть, что время и обстановку мы смогли им навязать. Ключевым вопросом в то время был вопрос о регенте при малолетней Софье Павловне, которой только исполнилось 14 лет, и она не могла править самостоятельно. Хотя формально это был лишь вопрос персоналии, на самом деле ведущие игроки понимали, что речь идет о стратегическом курсе развития государства, не говоря уже о переделе должностей, назначений и доходов - вопросы острые и очень болезненные. Главным преимуществом "Муромца" была наша скрытность и маскировка: только покойный Павел IV мог в точности знать, если бы его эти вопросы когда-либо по-настоящему интересовали бы, полноту наших ресурсов и возможностей. Полностью автономный даже от Верховного командования, не говоря уже о дворе и правительстве, "Муромец" мог нанести неожиданный удар, оставаться длительное время тайным фактором.

Лидеры придворной клики, теперь избравшие своим стягом овдовевшую императрицу Марию, настояли на срочном созыве Земского собора, которому и предстояло, по их мнению, решить вопрос о регентстве. Стоит заметить, что сама императрица при них играла только роль баннера, под которым было удобнее всего маскировать своекорыстные побуждения: сломанная семейной жизнью женщина уже ничего не хотела и не могла, мечтая об удалении в монастырь, но понукаемая к действию людьми, называющими себя ее друзьями. Пассивная и сломанная женщина просто позволяла другим говорить от своего имени, улыбалась, когда просили, и поддакивала, если уговаривали достаточно долго. Настоящей властью там пользовался триумвират из Вел. кн. Николая Сергеевича, Виктора Борова, главы Единого профсоюза, и председателя кабинета министров Чжоу Элай, который и составил план действий придворной камарильи.. Эта комбинация была простейшей: за счет своего влияния и денег "люди императрицы" собирались повлиять на умы и настроения делегатов, заодно за счет числа кресел можно было легко обыграть армию, слабо представленную в этом архаичном органе, и "Муромца", совсем в нем не представленного. Словом, придворные решили навязать военным и нам игру по своим, цивильным и заранее, задолго установленным, правилам, хорошо зная о своем полном превосходстве в подобной "игре по правилам".

Вот только ни армейские чины, ни тем более наша организация не собирались играть "честно".

Верховное командование собралось на плановое заседание по откровенно второстепенному вопросу: лично были представлены Иван Снегов (генералиссимус, глава Командования), Олег Петровский (Генштаб РИА), Степан Петренко (Второй флот) и Дарья Касимовская (штурмовой корпус). Остальные члены ВК присутствовали дистанционно, находясь далеко от Солнечной системы: например, Исороку Надзими и Хан'Геррель находились на "Омеге", где базировался Третий флот, а Борис Вольский (Корпус жандармов) посещал с инспекцией Зону Реконструкции. Разумеется, никто и не думал обсуждать поставленную проблему: все мысли Командующих были вокруг единственного значимого вопроса - регентства при Софье. Петровский выступил с проникновенной речью, предложив Армии и Флоту сплотиться вокруг И.К. Снегова и выдвинуть его на важнейший пост. Софья Павловна его хорошо знала, они нередко встречались, никому в голову не придет отрицать заслуги Снегова - словом, именно бывалого вояку Генштаб видел регентом. Казалось, ни у кого не может быть никаких сомнений насчет последующих действий. Но разлад в совещание внес Третий флот: Надзими спросил коллег, настолько ли крепка их вера в монархию, как им самим кажется? Не лучше ли воспользоваться моментом и отменить ее, установив коллективное военное правление? Кто Пока остальные участники отходили от шока, услышав то, о чем многие думали уже несколько лет, масла в огонь подлил Петренко: он отказался от участия в революции, но в то же время указал, что регенту придется заниматься политикой, хитрыми маневрами, словом, оторваться от участия в ВК. И тогда адмирал Второго флота внес предложение, окончательно выбившее всех из колеи: поставить регентом до совершеннолетия Софьи I Артёма Победоносцева, который сможет обеспечить спокойствие тыла, пока военные будут заниматься своим делом.

Раскол в Верховном командовании, казалось, давал надежду "Людям императрицы" спокойно провернуть свою махинацию и поставить марионеточную императрицу формальным регентом. Действительно, начались приготовления к созыву Земского собора, причем Чжоу Элай даже предложил Снегову почетную, но малозначимую должность его председателя, желая успокоить военных полным соблюдением протокола и приличий. Николай Сергеевич, мужчина в годах и опытный царедворец, смог добиться внутреннего единства от династии, от которой никто не посмел претендовать ни на престол, ни на регентство. Виктор Боров с помощью профсоюза попытался запустить кампанию в поддержку вдовствующей императрицы, а за счет огромных личных средств весьма успешно закупал голоса депутатов оптом и в розницу. Стоит заметить, что Боров же пытался купить верность нескольких высокопоставленных офицеров - он обращался к Петренко, Надзими и Болдыреву, расточая самые щедрые обещания и предлагая крупные авансы; по совету Снегова, адмиралы создавали иллюзию готовности сотрудничать, обеспечив защищенность Собора. Позднее выяснится, что Петренко обещали пост главы Командования, Надзими - Иллиум, а Болдыреву командование Вторым флотом. Кабинет министров под предводительством Чжоу Элая принял несколько решений: повысить пенсии ветеранам войны, сократить финансирование строительства новых дредноутов и направить силы на развитие отдаленных колоний. Ведущие лица придворной партии были уверены в своей победе,

Примерно за три дня до начала работы Земского собора директор ГИК получает новое распоряжение от самого А.М. Победоносцева, как и значительный объем данных по сверхсекретным каналам. Находившиеся в штабе Госинфкорпа агенты, маскировавшиеся под актеров массовки, уборщиков, практикантов - на самом деле бывшие практиками в работе под прикрытием и мастерами убийств - крайне внимательно наблюдали за действиями персонала, которые их явно устраивали, поскольку никаких чрезвычайных мер не было предпринято. Директор отдал нужный приказ, а его доверенные лица приступили к его выполнению, не веря в реальность происходящего до конца. Все казалось им неким страшным сном, сюром, невозможным в реальной жизни. Но между тем они сами набирали текст, в котором великий князь Николай Сергеевич становился педофилом и атеистом, Виктор Боров оказывался связан с несколькими крупными капитанами индустрии колоссальными суммами взяток, а Чжоу Элай обвинялся в расхитительстве и саботаже национальной обороны. Все обвинения сопровождались выкладками, подробно описывающими каждое преступление: где, когда, с кем, зачем и почему, за что и так далее. Старательно, долгими годами подбираемый материал, теперь усилиями агитаторов был облечен в правильную, убийственную по эффективности форму, и моментально разошелся в СМИ, тем самым запуская обратный отсчет для "людей императрицы".

Пока Госинфкорп распространял сведения, которым было суждено забить гвоздь в крышку гроба придворной партии, Артём Победоносцев связался с Иваном Снеговым по личному каналу. Отношения между генералиссимусом и серым кардиналом никогда не были дружественными и теплыми, но обстоятельства потребовали от Победоносцева пойти на прямой контакт. Предложив генералиссимусу ознакомиться с самыми свежими материалами ГИК, ушедшими на публику, глава "Муромца" предложил объединить усилия вооруженных сил и своей организации для окончательного разгрома придворной хунты. Грамотно избегая вопроса о будущем регенте, лидер сумел заключить необходимый альянс.

Борис Вольский немедленно связался с Иваном Снеговым, уточняя, что надлежит делать армии и жандармам в новых условиях. Военные к тому моменту еще не пришли к соглашению насчет кандидатуры регента, однако, им было ясно, что никто из "людей императрицы" недостоин править Содружеством. Сложный вопрос об отношениях с "Ильей Муромцем" подождет, сперва стоит уделить внимание другой угрозе. Следовательно, генералиссимус дал полное "добро" на арест участников заговора, а Вольский поспешил воспользоваться обещанной помощью "Муромца", располагавшего на Терре значительной агентурой. За один день были арестованы все ведущие деятели проаристократической партии, которые не смогли вовремя озаботиться своей безопасностью. Под стражу была взята и императрица Мария, которую, впрочем, через два дня отпустили в столь желанный ею монастырь строгих правил, давая ей забыться в неведении. Ее невиновность были очевидны принимавшим участие в допросе агентам хотя бы по тону и поведению абсолютно сломанного человека. К остальным заговорщикам, впрочем, подобной жалости никто не проявил: все они были заточены в секретной государственной тюрьме около Урана, все они вскоре будут осуждены и казнены, а их ближайшие родичи сосланы на каторгу или принудительное поселение.

Две башни

Полное крушение придворной партии и роспуск Земского собора оставил две партии - армейскую и нашу, наедине друг с другом, и военным удалось раньше нас взять под защиту и наблюдение принцессу Софью, что значительно усилило их положение. Тут произошел случай, который не был запланирован А.М. Победоносцевым, и едва ли не спутал нам все карты. Вице-адмирал Георгиевского флота, Виктор Павлович Шепелев, отец знаменитого героя и сам заслуженный офицер, открыто выступил за передачу полноты власти в руки лидера "Ильи Муромца", обратившись к нему с публичным заявлением. Когда Снегов попытался образумить Шепелева-старшего, оказалось, что не он один поддерживает подобное требование: Петровский и лидеры Третьего флота присоединились к демаршу. Петренко, Касимовская, Вольский, Болдырев и многие другие ведущие лица Содружества, впрочем, настояли на сохранении полноты власти в руках вооруженных сил, не отрицая необходимости сотрудничества с "Муромцем", но только если тот согласится подчиниться. Кварианское генерал-губернаторство (Роман Захарьев), "Авангард" (Лазарев, Даро'Зен вас Морех, Окир Тучанский) - высказались за передачу регентской власти нам, в то время как большинство оставшихся при должностях партийных, государственных и корпоративных деятелей заняли сторону военных. Радикальные лица из обоих лагерей отчаянно старались повлиять на мнение своих командиров, зачастую настаивая на возможности использования крайних мер для обеспечения безопасности и победы людей. Ситуация уже не просто накалялась, но грозила настоящим взрывом, и требовалось появление новой фигуры для его предотвращения.

Крайне вовремя на станцию "Богатырь" с триумфом вернулся "Призрак" - контр-адмирал Шепелев блестяще выполнил поставленную задачу и вернулся из центра Галактики с очередной славной и невозможной победой. Ему удалось сокрушить Коллекционеров, обезопасить колонии и добыть бесценные образцы вражеской технологии... Как ни странно, но теперь, буквально с поля боя, ему предстояло принять участие в дипломатической интриге, не менее важного значения. Ведь дальнейшее обострение ситуации могло, в теории, привести в перспективе к Гражданской войне накануне Вторжения, а это означало бы полное поражение человечества. Но даже если настолько апокалиптические варианты отбросить в сторону попричине их малой реалистичности, стоит признать, что скорейшее разрешение конфликта самыми минимальными жертвами было во всеобщих интересах. Словом, А.М. Победоносцев, внимательно выслушав победную реляцию, прочел подробную лекцию об изменениях в политической жизни, немедленно выдал своему любимцу новое задание и настоял на срочности его исполнения. Победоносная команда не была в восторге от подобного приема, но приказ есть приказ и он подлежит скорейшему исполнению самым лучшим образом.

Денис Шепелев прибыл в Солнечную систему на своем корабле как чрезвычайный, доверенный и полномочный переговорщик "Муромца" для проведения неофициальной встречи с генералиссимусом Иваном Снеговым и ее высочеством Софьей Павловной. Формальный повод был железобетонный: отчет перед императрицей о достигнутой славной победе и презентация трофеев Командованию. Героя Терры встречали достойно: ставка на Шепелева как переговорщика была точной и выигрышной. Подавляющее большинство подданных, особенно военных, видели в нем сугубо-героическую фигуру, живое воплощение силы и могущества человечества, избранного воина и чемпиона. Наблюдавший в живой трансляции за своим лейтенантом, Победоносцев с удовольствием отметил силу произнесенной Шепелевым краткой речи про необходимость единства в наступающие тяжелые времена: за хорошо подобранными словами и фразами явно стояло несколько часов размышлений, а тон, произносивший их, красноречиво свидетельствовал об искренности оратора. Затем состоялся импровизированный, но торжественный парад, в котором приняли участие все члены экипажа "Призрака" - под начальством своего бессменного капитана они маршировали к дворцу, купаясь в овациях, славе и похвалах. Лучшие репортеры Госинфкорпа вели прямые трансляции на сотни миров, завидуя своему коллеге, Ольге Хабаровой,

Прием в Императорском дворце был оказан по высшему разряду. Чины, довольные возможностью отойти от борьбы и заняться чем-то похожим на "нормальную" жизнь, помогли продумать церемониал, обставить все с заслуженной роскошью и великолепным лоском. Прибытие героев Содружества стало самым праздничным событием Терры с самого начала Междуцарствия,

Разумеется, далеко не все получили приглашение последовать на торжественный прием: получив совет от ПОБЕДЫ отобрать команду попредставительнее, Шепелевы остановились на самих себе, Милице Лазаревой, Ольге Хабаровой, корабельном докторе .... Если Светова и Павлов спокойно и даже с удовольствие восприняли свое отстранение от этой обязанности, то вот Георгию, как и Кириллу Покрышкину, пришлось подробнее объяснять причины отказа. По просьбе Шепелева, Ольга и Татьяна убедительно изобразили высокосветскую беседу, и на второй минуте Гоша, по-своему изящно ругнувшись и указав на скучность такой болтовни, отказался от любых претензий на посещение дворца. Покрышкину же было отказано из-за его несдерженности в языке и фривольном понимании даже флотского устава, что уж говорить о тонкостях придворного этикета. Все, кому было отказано в чести встретиться с будущей императрицей, были свободны и проводили досуг по своим нуждам и желаниям: стоит ограничиться замечанием, что только Яков Павлов вернулся на борт корабля и к своей привычной медитации, а остальные отдыхали на Терре как хотели.

Так вот, в тронном зале Софья I впервые повстречала вживую легендарных героев и героинь Содружества. Она о них очень часто слышала, особенно о Денисе Викторовиче, но никогда прежде не видела. Сама Софья, небольшая и аккуратная блондинка, на маленькой головке которой смешно смотрелась корона и чей взгляд явно привык просить, а не повелевать, вызвала у посетителей любопытство: после печально известного столкновения с ее отцом, Шепелевы не ожидали найти в его дочери милое и беззлобное существо, не унаследовавшее и четверти слабостей родителя. Краткая и чинная беседа выиграла оперативнику предрасположение будущей царицы: ей очень понравились манеры и внешность оперативника и его людей. Со своей стороны, наши люди сделали все, чтобы произвести наилучшее впечатление: парадные мундиры с полным комплектом наград, сдержанные улыбки, церемониальность, не превращенная все-таки в ритуал - всё это поразило Софью Павловну, пораженную увиденным и услышанным в самое сердце. Она искренне попросила умудренного адмирала "послушать" нашего оперативника, пожелала ему удачи и была уведена слугами подальше; комнату оставили и сопровождавшие Шепелева люди, и охранники. Наступал крайне важный и опасный момент всей истории.

Оставшись наедине с Иваном Снеговым, Денис Шепелев изложил вкратце наши программные пункты: "Муромец" при гарантиях готов пойти на сохранение статус-кво, но ни Победоносцев, ни Снегов не должны занимать пост регента единолично. Глава "Муромца" предлагает создать Регентский совет и обеспечить равновесие. Генералиссимус, менее всего желавший обострять кризис, уточнил, в самом ли деле Победоносцев готов отречься от поиска единоличного регентства; спросил, Шепелев добавил, что обе стороны должны отказаться от идеи преследования тех, кто заявил о поддержке противоположной в последние недели. Нужно было обеспечить стабильность государства и не . Заметим, что И.К. Снегов не ожидал от нашей организации подобной охоты сдать ведущие позиции и отказаться от претензий на верховную власть. Многие военные чины пытались внушить генералиссимусу, что с нами невозможны конструктивные переговоры и А.М. Победоносцев в своей амбициозной злобе готов пойти на любое преступление ради обладания властью. Однако словам Д.В. Шепелева о том, что целью и смыслом нашей организации всегда была только лишь защита человечества, а не правление им, он поверил (или сделал вид, что поверил - см. Досье). Одним словом, глава военных согласился провести личную встречу с нашим лидером для урегулирования конфликта мирным путем и создания новой, единой власти в Содружестве. После завершения переговоров, Денис Шепелев присоединился к жене и они оба вернулись на "Призрак", отдыхать и расслабляться.

Судьбоносные переговоры состоялись на Марсе - в городке, построенном вокруг протеанских руин. Здесь собрались, причем исключительно "в живую", все ведущие лидеры Содружества под смешанной охраной Георгиевского и Третьего флотов. На своеобразном съезде самых влиятельных разумных Галактики Шепелев повторно выступил с призывом к единению и напоминанием, что Жнецы идут так-то за всеми людьми, а не какой-то их частью. Он попросил лидеров обеих фракций проявить благоразумие и пойти на необходимый всему человечеству и его союзникам компромисс. Хорошо понимая риски, первым выступил Снегов: он согласился, во-первых, отказаться от любых дисциплинарных мер взыскания к чинам, оказавшим поддержку "Муромцу", во-вторых, он согласился сохранить подотчетность организации только главе государства; наконец, он решился увеличить бюджет и ресурсы "Муромца", выразив надежду на последующее сотрудничество. Его речь продолжил сам Победоносцев: поблагодарив генералиссимуса за понимание остроты проблемы и первый, самый тяжелый шаг, он официально отказался от претензий на единоличное регентство и заявил, что любые слухи о его враждебности к Командованию или монархии лживы. На самом деле он предлагает создать Регентский совет, который и будет править страной до совершеннолетия государыни; состоять он будет из четверых человек, включая обоих лидеров и двух их доверенных заместителей. Тем самым удастся сбалансировать армейские и наши интересы, обеспечить равную представленность во власти и тем самым гарантировать спокойствие обеим партиям. Коронация же Софьи I должна будет пройти как можно скорее и быть обставлена в соответствии с новым духом времени. Еще Артём Михайлович выступил с идеей о необходимости многократного увеличения финансирования военной отрасли и полноценного перевода экономики на военные рельсы, остро необходимыми в грядущем. Функции гражданского правительства почти полностью переходят к Командованию, а "Муромец" и "Фонд Менделеева" окончательно сливаются воедино и становятся признанной силовой организацией. Тогда выступил и Иван Снегов, предложив нашему лидеру отказаться от повышенной секретности "Авангарда" и поделиться его работами с простыми учеными; и это было обещано. Было решено, что Денис Шепелев остается посредником между Снеговым и Победоносцевым, поскольку обе договаривающиеся стороны вполне ему доверяли, его уважали и считали достойным бойцом, талантливым командиром и воплощением лучшего в человечестве. Наконец, Иван Константинович Снегов и Артём Михайлович Победоносцев пожали друг другу руки, символизировав тем самым заключение соглашения и сорвав продолжительные аплодисменты.

Конечно же, не стоит рассматривать Марсианскую конференцию как некое великое чудо, основу продолжительного и крепкого мира. Это только перемирие до конца войны со Жнецами: две силы, оставшиеся в России, согласились работать вместе против общего врага с той мыслью, что после победы над ним смогут окончательно выяснить свой приоритет. Осталось несколько сил в Содружестве: военные, которые частью стоят за сохранение старого порядка, а частью - за некую форсу республиканской диктатуры, и наша, единая как прежде организация, что посвящена спасению человечества и дарованию ему наиболее практичной, современной и правильной формы правления. Отдельные агенты, конечно, высказали сомнения в преданности оперативника Д. Шепелева, опасаясь, что вовлечение его в политику пробудило к ней искренний интерес и честолюбивые амбиции, прежде ему не свойственные. А.М. Победоносцев велел провести тщательную проверку, однако, подтверждений измены найти не удалось, а детали служебной проверки Вам недоступны по уровню доступа. Мы можем утверждать, что оперативник Шепелев как никогда верен нашей организации и полностью разделяет ее стратегические цели.

Зачистка "Сыновей Палавена"

Любая пролитая кровь, а особенно кровь правителя, взывает к отомщению. Турианцы и их сторонники убили императора Галактики, и то, что мы им помогли в этом, нисколько не отменяло необходимости проведения скорой карательной операции. В конце концов, подобное убийство означало слабость Содружества и могло, оставшись неотомщенным, повлечь за собой крайне нежелательные последствия.

Стоит признаться, что кризис затянулся дольше, чем было запланировано: интриги в высоких кабинетах, сложные переговоры, неоднозначные соглашения - всё это отнимало у нас критично вадное время. Разумеется, "Сыны" незамедлительно воспользовались минутной уязвимостью России: на многих мирах Зоны Реконструкции начались волнения, кое-где произошли восстания, а ударные силы примарха Вакариана совершили несколько удачных грабительских налетов в системах Терминуса и Реконструкции. Можно заметить, что в выступлениях прослеживается подготовка, план и некое подобие синхронизации с дпугими планетами: все это ярко свидеиельствует о наличии заранее обдуманного и согласованного плана. Мятежи, пиратство и разбой определенно создали бы угрозу для российского владычества при условии затягивания кризиса центральной власти. Но даже тогда наши основные контрольные органы не подвели: волнения и тем более открытые бунты были в скорое время подавлены силами доблестных жандармов, сознательных миротворцев и колониальных ополчений, а флот вскоре вышел на основные узловые пункты межзвездной торговли, тем самым остановив бесчинства неприятеля. После создания Регентского совета и возвращения жизни в более-менее привычное русло, настала пора переходить в ответное наступление и уничтожить ксенофильскую угрозу раз и навсегда, до того как во Млечный путь прибудет настоящий, главный враг человечества. Во время войны со Жнецами мы не сможем себе позволить сомнительную роскошь отвлекаться на другие, менее значимые фронты, следовательно, угроза турианского сопротивления должна быть ликвидирована.

Необходимость скорейшего врачевания зловредной опухоли породила экстраординарные и жестокие меры, к которым нам всем пришлось прибегнуть. Впрочем, горевать о жертвах некогда: нам надлежит радоваться, что не потребовалось сделать намного большего. Путем применения массовых репрессий, заложнической системы и расстрелов удалось вскрыть разветвленную агентурную сеть "Палавенцев" по Зоне Реконструкции, растянувшейся от турианских колоний-шахт и до Иллиума; участие в работе сети принимали сотни разумных, включая при этом и людей из оккупационной администрации. Многие, в основном ксеносы, следовали за убеждениями, люди либо поддавались соблазнам и просьбам чужеродных любовниц, либо становились "жертвами" шантажа лиц, вскрывших некие скелеты в их шкафах. Ответ Корпуса жандармов был быстрым и беспощадным: активно применяя миротворцев из числа азари, кроганов и саларианцев, Борис Вольский выжег измену и предательство в Зоне Реконструкции. Облавы прошлись по мирам внезапной и одновременной волной; несколько флотов ассистировали, перехватывая корабли в системах и не давая противнику отступить. Стоит так же заметить, что глобальная чистка Зоны Реконструкции была использована нами и Верховным командованием как маневр прикрытия: пока вся Галактика следила за исходом нового акта нашего с турианцами противостояния, другие агенты "Муромца", жандармы и разведчики разбирались с губернаторами иных планет и секторов, не облеченных более доверием.

Беспощадное истребление агентов врага заняло все эфирное время ГИК, чьи работники были счастливы вернуться в прежнее, хорошо им знакомое агитаторское русло. Массовые и показательные казни, покаяния и стоны, перебиваемые отлично срежиссированными вспышками народного гнева - все как в старые-добрые времена Вождя, только технологии сделали заметный скачок вперед.

При должном терпении и правильном подходе можно заставить говорить любого. Эту истину хорошо знают как в наших рядах, так и среди жандармов: качественная обработка нескольких преступников позволила Верховному командованию получить данные о месторасположении главной базы "Сынов Палавена" в системах Терминуса. Именно оттуда турианский примарх и его последователи проводили свои рейды, мешая освоению региона и дирижируя действиями сопротивления в Зоне Реконструкции. В руки агентов "Муромца" попала документация "Сыновей", и ее анализ помог точнее установить нахождение вражеской базы - сигнал был немедленно послан на Третий флот, который получил заметное усиление из кораблей "Муромца", специально подготовленных для борьбы с партизанами. ..... настал долгожданный час, и Исороку Надзими командовал соединению отбыть с "Омеги" на последний бой иерарха Вакариана.

Кризис идеи"

Теперь стоит обговорить еще один аспект, гораздо менее удовлетворяющий и беспокоящий нашу организацию значительно больше. Речь пойдет об официальной идеологии Российского Содружества, а, говоря прямо, о крайне проблематичных симптомах новых лет. Госинфкорп, ответственный за пропаганду среди населения, конечно же, утверждает, что все в порядке и жизнь продолжается прежним, стабильным и правильным чередом. Доклады ГИК как Снегову, так и нам полны оптимизма и уверенности как в своих силах, так и в прежней преданности народа давно провозглашенной доктрине. Впрочем, Госинфкорп так же, если не с большей категоричностью, утверждает рядовым массам, что идеология Содружества никогда не менялась, поскольку в самом изначальном варианте она уже представляла собой абсолютную истину. Они уверяют, что "народный монархизм" П.Т. Горгулова жил, живет и будет жить в неизменном виде в сердцах и душах всех верных подданных Содружества.

Насколько Вам, как члену нашей организации с сравнительно высоким уровнем допуска, известно, это совсем не правда. Идеологические догмы Содружества во многом достаточно подвижны: еще живы люди, которые должны помнить, что в начале этого века власти отрицали возможность бытия любой инопланетной жизни; потом правительство вещало об очевидной и неискоренимой враждебности всех рас Млечного пути к человеку; наконец, мы дошли до утверждения, что даже расам Цитадели можно найти место в новом космопорядке. Некогда подчеркивалось, что только люди и они одни могут обрести Спасение, а теперь никого не удивишь принявшими православие кварианцами. Раньше детей учили славить Бога прежде императора, но с правления Павла IV местами они поменялись, символизируя приоритет царской власти. В XX веке войска П.Т. Горгулова освобождали народы, находившиеся в колониальной зависимости, но сегодня русские и прочие народы Терры сами стали империалистами, охотно эксплуатирующими другие разумные виды, не говоря уже о своих соотечественниках. Приведенными выше наглядными примерами дело отнюдь не ограничивается; пусть Госинфкорп обманывает кого-то еще. Мы же предлагаем смотреть даже самой страшной правде прямо в глаза, не закрывая их и не отводя взора. Иллюзии никому не помогали, никогда, и только приняв реальность ее можно изменить в свою пользу.

Итак, начать стоит с общественной реакции на смерть Павла IV. Вне всякого сомнения, вы хорошо помните образ, который ему тщательно, много лет, создавал ГИК. Настоящие профессионалы своего дела каждый день находились при Императоре, он с ними действительно совещался, работа была проделана исполинская. И что же? Случился невиданный в истории Содружества бойкот торжественных поминальных мероприятий: их не посетили Виктор Шепелев, Исороку Надзими и Хан'Геррель, Гаврил Лазарев и многие другие ведущие личности РС, кое-кто даже не позаботился придумать повод (В. Шепелев). Причем их поведение это только верхушка айсберга: военные чины в целом показали крайне скептическое отношение к покойнику. На наш взгляд, особенно показателен эпизод на планете Шинсекай: там в общественном баре собралась компания ветеранов, с радостью и веселыми песенками проведшая время траура. Вольскому даже пришлось, после консультаций, негласно запретить своим подчиненным заниматься подобными делами, иначе вышла бы полноценная репрессивная компания. В ходе событий Междуцарствования происходили и другие инциденты, свидетельствующие об отказе народа столь же покорно и спокойно, на веру принимать навязываемую им идеологию.

Какие же причины стоят за возникновением у населения недоверия и даже неприятия к официальной идеологии? На наш взгляд, ответов тут несколько. Во-первых, идейную общность и монолитность в условиях целой Галактики поддерживать гораздо, гораздо сложнее, чем в рамках пары систем, а еще лучше одной-единственной планеты. Никому не стоит объяснять разницу между Террой, агроколонией, торговым центром и космической станцией в плане быта, который и определяет человевеское сознание. В то же время ГИК и органы правительства если и адаптируются, то очень медленно, пытаясь остаться в рамках знакомых методов и понятных им процедур. Вторая причина как бы вытекает из первой: речь о знакомстве людей с множеством инопланетных социумов, со своими обычаями, законами и режимами. Даже полная победа человечества над врагами на поле боя не означает, что нам удалось пушками заткнуть идеи; наконец, все еще остаются общества инопланетян, сохраняющих свои обычаи, хоть и признающих наше господство. Регулярные контакты с новым, незнакомым и неизвестном расшатывают привычную картину мира, и только самые твердолобые фанатики не будут адаптироваться к новому. Дальше: постоянное повышение трудовых норм, требование дать больше и в меньший срок, амбициозные компании и грандиозные проекты - всё это требует не только крупных экономических затрат, но и по-настоящему впечатляющего вложения трудовых резервов. За несколько десятилетий в людях копится элементарная усталость и недовольство своим жизненным уровнем, который явно отстает от обещанного уровня пропаганды.

Наконец, стоит упомянуть контакт идеологии с повседневной реальностью, который в последние года заметно ослабел. Победоносные, наполненные пафосом и ура-патриотизмом реляции Госинфкорпа, повествующие в самых изысканных выражениях о легких и полных победах Объединительной войны, сталкиваются с рассказами ветеранов и инвалидов кампании, мягко говоря, доносящих другую информацию. Чрезмерная напыщенность верноподданического пафоса тускнеет на фоне простых и человеческих разговоров с теми, кто пережил высадку на Палавен и бойню на Сур'Кеше. Спекулирования ГИК о теме братства всех подданных Содружества хороши, пока не присмотришься к дворцам Терры и блочным зданиям агроколоний; пока не бросишь взгляд в сторону одежд и рационов. Какое уж может быть братство в такой ситуации! Бедные колонисты да шахтеры с мещанами смотрят с завистью на богатства аристократов и промышленников, а последние не стараются скрыть своего презрения к низшим слоям населения. Резкий рост неравенства в годы, последовавшие за Войной первого контакта, сегодня уже невозможно игнорировать, очевидно разложение общества по классам, как и то, что с каждым десятилетием все сложнее обеспечивать солидарность. В государственном аппарате прочно обосновалась коррупция, поиск личной выгоды давно стал основным мотивом деятельности многих служащих, и подобное отношение к труду грозит распространиться и на другие сферы деятельности, даже критически важные для выживания людей. Отметим же и падение авторитета духовенства: активное использование священников в качестве доносчиков и агентов, как и полная, даже чрезмерная, лояльность церквей к государственному строю, привели их к опасной черте; агенты фиксируют падение общественной морали и доверия к священникам, рост скепсиса и интереса к научным обоснованиям происходящего в мире.

Скорая война со Жнецами не оставляет нам времени для переформатирования всей идеологии Содружества. У нас нет возможности безболезненно и надежно провести значительные корректировки или, тем более, полноценную Реформацию, но уже сейчас подобает учитывать происходящие в обществе изменения, анализировать их и постараться в дальнейшем использовать на нашу пользу. Кризис "народного монархизма" может и должен быть использован нами, как только наступит правильное время.

Итоги и последствия

Междуцарствие было периодом управляемой нестабильности, необходимым для нашего дальнейшего плана. Ваш уровень допуска не позволяет Вам запросить доступа к определенны выкладкам, но Вы уже должны иметь представление о здравости и оправданности шагов А.М. Победоносцева в произошедшем конфликте интересов. Нам удалось избавить Отечество от монарха-паразита, перебить бесполезную придворную камарилью, договориться с военными о взаимных уступках, поставить действительно эффективное и ответственное правительство в преддверьи грядущего кризиса, наконец, расправиться с турианским Сопротивлением и значительно обезопасить тылы. По мнению руководства, теперь Россия готова встретить своего самого страшного врага во всей истории с честью и достоинством.

Разумеется, не все идет по строго заданной схеме в реальности. Нами не был предвиден демарш Виктора Шепелева, равно как и упрямство Верховного командования; нам пришлось пойти на соглашение и отказаться от наиболее амбициозных планов.

Однако если закрыты все пути назад, остается один маршрут - вперед.

Идите, агент. И помните: Audacia pro muro habetur[1].

Примечания

  1. Храбрость имеется вместо стен/Храбрость заменяет стены


Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.