Альтернативные Миры вики
Advertisement
Рабочие-коммунисты, вы — сотни тысяч, миллионы, вам выехать некуда, для вас заграничных паспортов не хватит. В случае прихода к власти фашизм, как страшный танк, пройдёт по вашим черепам и позвоночникам. Спасение только в беспощадной борьбе. Спешите, рабочие-коммунисты, ибо времени вам осталось немного! (Лев Троцкий)
Мы не контрреволюционеры, и наша задача — не остановить революцию. Наша задача — противопоставить революции красной, интернациональной и безбожной революцию консервативную, национальную и подлинно социалистическую. (Эрнст Юнгер)

Выступление лидера КПГ Эрнста Тельмана в Берлине

Революции 1931—1937 годов, более известны под названием «Красная весна» — общее наименование для революционных событий и вооружённых восстаний, прокатившихся по индустриально развитым странам Европы и остального мира в начале — середине 30-х гг. XX века. Революционные движения имели весьма широкий идеологический характер — среди них были как левые либералы и социал-демократы, так и коммунисты и анархисты. В ходе Красной весны участники революционный выступлений выдвигали различные требования — от свержения правительства и демократизации общественной жизни до установления социалистической республики, перераспределения собственности в пользу широких масс и даже мировой коммунистической революции.

Катализатором революционных событий стало Кронштадтское восстание матросов Балтийского флота в марте 1931 года, ставшее спусковым крючком Великой Смуты в Российской империи. Хотя по большей части революции были быстро подавлены, они оказали существенное влияние на дальнейшие политические процессы в Европе и остальном мире — так, во многих странах власть перешла к ультраправым и националистическим силам, из-за чего события 1930-х гг. часто называют Весной Наций. Также Красная весна стала одной из причин кровопролитных гражданских войн в США и Испании.

Причины и предпосылки

Конец XIX — начало XX века ознаменовались стремительными изменениями в жизни народов Европы и прочих развитых стран мира. Бурная индустриализация и урбанизация преобразили человеческий быт до неузнаваемости; перемены не могли не затронуть и политическую жизнь развитых стран — социалистические партии, бывшие прежде маргинальными группировками, стали одной из ведущих политических сил. Росло и число сторонников радикальных форм социализма, таких как коммунисты и анархисты: так, после Великой войны они предприняли попытки захватить власть в Германии и Венгрии, а впоследствии в ряде стран сформировались уже легальные компартии, которые начали принимать деятельное участие в политической борьбе.

Толпа у американского банка в Нью-Йорке во время банковской паники в начале Великой депрессии

Рост радикально левых настроений подстегнула и Великая депрессия — мировой экономический кризис, вызванный биржевым крахом в США, в ходе которого произошло обвальное падение цен акций Нью-Йоркской фондовой биржи. Банки, которые ранее финансировали покупку акций своими кредитами, были не в состоянии вернуть себе долги и объявляли о банкротстве; в то время, как миллионы людей теряли на бирже все свои средства к существованию, предприятия лишались кредитных линий и закрывались, вызывая повальный рост безработицы.

Итогом Великой депрессии стало то, что уровень промышленного производства был отброшен к уровню начала XX века, то есть на 30 лет назад. В индустриальных странах с развитой рыночной экономикой, таких как страны Западной Европы, Россия, США, насчитывалось около 40 миллионов безработных; ухудшилось положение не только рабочих, но и фермеров, мелких торговцев, представителей среднего класса. Многие люди оказались за чертой бедности и даже на грани голодной смерти. Все эти факторы привели к революционному взрыву в странах Европы и Америки.

Революция в России

Основная статья: Великая Смута

Революция в Германии

Лидеры КПГ перед строем Союза красных фронтовиков

После Великой войны Германия оказалась в глубоком кризисе: экономика страны оказалась на грани краха, а многие немцы в одночасье обнищали. Молодая Веймарская республика была вынуждена бороться как с правыми, так и с левыми экстремистами, которые решили воспользоваться кризисом в стране; так, образованная членами «группы Спартака» Коммунистическая партия Германии предприняла несколько попыток вооружённого захвата власти — в 1917, 1918, 1921 и 1923 годах. Неудачи вынудили немецких коммунистов перейти к легальным методам борьбы — новое партийное руководство в лице Эрнста Тельмана выдвинуло лозунг профсоюзного единства и взяло курс на участие коммунистов в парламентской борьбе; так, на выборах 1928 года в рейхстаг компартия получила поддержку 10,6% избирателей. При этом КПГ не отказалась в полной мере от лозунгов вооружённого восстания; в частности, под её крылом существовал военизированный Союз красных фронтовиков, или «Рот Фронт».

Великая депрессия затронула Германию гораздо жёстче, чем другие страны Европы, поскольку немецкая экономика зависела от краткосрочных иностранных кредитов, большая часть которых после краха Уолл-Стрит была отозвана, и к тому же страдала от ограниченной конкурентоспособности, обусловленным ею дефицитом торгового баланса и репараций. Кризис в экономике быстро перекинулся на внутреннюю конъюнктуру: отношения между парламентом, правительством и рейхспрезидентом больше напоминали противодействие, чем взаимодействие.

Плакат КПГ «Покончим с этой системой»

На фоне экономического кризиса в немецком обществе росло недовольство и протестные настроения, а радикалы — как правые, так и левые — набирали всё большую поддержку. Так, на выборах 1930 года КПГ набрала ещё большую поддержку, получив 13,1% голосов избирателей, и превратилась в серьёзную силу как в парламенте, так и на улицах, куда уже давно переместилась борьба Рот Фронта и боевой организации НРДАП — Штурмовых отрядов, всё больше напоминавшая гражданскую войну. Когда Рот Фронт 1 мая 1931 года собрался на первомайскую демонстрацию в Берлине, это привело к кровопролитным столкновениям с полицией, которые продолжались до 3 мая. Это позволило министру внутренних дел Пруссии Карлу Зеверингу официально запретить деятельность Рот Фронта (что, впрочем, никак не мешало «красным фронтовикам» действовать нелегально) и даже инициировать запрет самой КПГ.

Тем временем внутри самой КПГ велись бурные дебаты о том, каким путём партия должна взять власть в Германии. Умеренное крыло в лице Пауля Фрёлиха, Августа Тальгеймера и Генриха Брандлера выступало против вооружённого восстания; по их мнению, КПГ должна была сделать ставку на парламентскую борьбу профсоюзную деятельность и коалицию с левыми социал-демократами, чтобы сформировать «однородное социалистическое правительство». Им противостояли «левые коммунисты», лидерами которых были Рут Фишер, Артур Розенберг, Отто Рюле, Аркадий Маслов, а также примкнувший к ним Карл Радек; их позиция состояла в том, что на поддержку «буржуазной» СДПГ не стоит рассчитывать, и нужно брать власть силовым путём, опираясь на Рот Фронт и рабочие дружины. Наконец, в партии имелось немалое крыло центристов, в число которых входил сам председатель КПГ Эрнст Тельман, а также Герман Реммеле, Гейнц Нейман, Гуго Эберлейн и Вильгельм Пик — именно от их позиции зависело, какой курс возьмёт компартия.

Ответом на усиление коммунистов стала консолидация правых и ультраправых сил — 11 октября 1931 года был образован Гарцбургский фронт, в состав которого вошли Немецкая национальная народная партия, Национал-революционная рабочая партия Германии, офицерская организация «Стальной шлем», Пангерманский союз, а также представители рейхсвера, монархической аристократии, промышленных, финансовых и землевладельческих кругов. В ответ на это республиканские организации образовали Железный фронт, а в уличных столкновениях начала принимать участие их боевая организация — «Рейхсбаннер». В конечном итоге все эти хаотичные столкновения, часто инициированные самими национал-революционерами, лишь играли на руку Юнгеру, в котором всё чаще видели «последнее средство» для наведения порядка в стране.

Курт фон Шлейхер и Франц фон Папен

1 июня 1932 года рейхсканцлером Германии, сменив умеренно настроенного Генриха Брюнинга, стал Франц фон Папен — представитель крайне правого крыла Партии центра. Новый канцлер стремился к сближению с крайне правыми: так, чтобы заручиться поддержкой национал-революционеров, он отменил запрет, действовавший в отношении штурмовых отрядов, а 20 июля отправил в отставку правительство Пруссии, последний бастион республиканцев — поводом к тому стало якобы бездействие прусской полиции во время уличных боёв между национал-революционерами и коммунистами в городе Альтона.

Тем временем в ноябре состоялись очередные выборы в рейхстаг, по итогам которых представительство как умеренных республиканских сил, так и национал-революционеров снизилось, а коммунистов — наоборот, возросло. Более того, заявившие о нежелании сотрудничать ни друг с другом, ни с остальными партиями НРДАП и КПГ получили в общей сумме более половины голосов, что означало невозможность формирования коалиции любого парламентского большинства, не нуждающегося в поддержке президента. Более того, Папен не смог заручиться поддержкой рейхсвера для создания диктаторского правительства, что вынудило его уйти в отставку. 2 декабря новым рейхсканцлером был назначен генерал Курт фон Шлейхер, бывший военный министр в кабинете Папена.

Январское восстание

Кабинет Шлейхера был ещё менее устойчивым, нежели правительство Папена: генерал умудрился быстро поссориться с германским истеблишментом — в частности, промышленниками и землевладельцами; попытки канцлера создать широкую коалицию демократических сил также обернулись провалом. На фоне этого КПГ готовилась взять власть силой: коммунистов тревожили как политические успехи национал-революционеров, так и слухи о возможном включении представителей НРДАП в правительство. Уже 12 декабря на очередном съезде лидеров КПГ побеждали голоса сторонников вооружённого мятежа: «левые коммунисты» открыто призывали к «народной революции», их позицию поддержали и центристы — Пик, Нейман и Эберлейн. В конце концов Эрнст Тельман согласился с позицией левого и центристского крыла своей партии, после чего немногочисленные умеренные покинули съезд и вскоре вышли из КПГ.

Демонстрация сторонников КПГ в Берлине, январь 1933 года

6 января 1933 года вспыхнула забастовка рабочих Рура, которая быстро переросла в восстание, возглавленное местным отделением КПГ и вышедшими из подполья ротфронтовцами — под контроль коммунистов перешли заводы и даже местные ратуши Эссена и Дортмунда. Рурское восстание вызвало цепную реакцию по всему северу Германии: коммунисты подняли мятежи в Саксонии и Тюрингии, Бремене и Гамбурге, а 10 января состоялась огромная демонстрация на площади Александерплац в Берлине, где Эрнст Тельман, окруженнный верными рабочими-коммунистами и «красными фронтовиками», открыто провозгласил Германскую социалистическую республику.

Коммунистическое восстание вызвало настоящую панику у руководства Веймарской республики: Шлейхер издал декрет (впрочем, совершенно бесполезный) о запрете КПГ, а президент Пауль фон Гинденбург тем временем без ведома рейхсканцлера начал переговоры с руководством НРДАП, которая теперь виделась единственной силой, способной прекратить скатывание Германии в хаос и гражданскую войну. 11 января в Потсдаме состоялась встреча Гинденбурга с Эрнстом Юнгером, вошедшая в историю как День Потсдама: по её итогам Гинденбург отправил в отставку правительство Шлейхера и поручил Юнгеру сформировать новый кабинет — таким образом, у фюрера национал-революционеров были полностью развязаны руки. Кабинет Юнгера был коалиционным, НРДАП получила из 11 портфелей лишь 4: собственно рейхсканцлера, министра внутренних дел, министра финансов и министра труда; остальные же портфели достались НННП и беспартийным.

Первое правительство Эрнста Юнгера

Подавление восстания

Наш час настал. Железный тевтонский кулак раздавит красную гадину. (Эрнст Юнгер)

Вооружённый отряд сторонников КПГ в Эссене

Тем временем коммунисты продолжали укреплять свои позиции на севере Германии: к 12 января под их контролем оказались многие районы Берлина, правительственный квартал и здание рейхстага; в этот же день был образован Революционный комитет Германской социалистической республики, взявший на себя функции правительства. Смена канцлера была воспринята членами КПГ без особых эмоций — Тельман лишь публично заявил в ответ на это о том, что «буржуазия окончательно избавилась от демократического фасада и вступила в союз с фашизмом», а также призвал «не повторять ошибки спартакистского восстания» и решительно отверг идею каких-либо переговоров с правительством. В свою очередь, после взятия коммунистами рейхстага депутаты от НРДАП, НННП и часть депутатов от Центра и праволиберальной Немецкой народной партии признала правительство Юнгера и переместилась в Потсдам, в то время как народные избранники от СДПГ, Немецкой демократической партии, а также часть «центристов» попыталась сформировать «третью силу», направленную как против коммунизма, так и против НРДАП — впрочем, людские ресурсы «демократов» были несравненно меньше, из-за чего они практически не играли никакой роли в последующем конфликте.

Все эти события лишь предшествовали начальному акту кровавой драмы — на сей раз силы рейхсвера и штурмовиков объединились; к ним присоединились также боевики «Стального шлема» и бывшие фрайкоровцы, возглавляемые симпатизировавшим национал-революционерам Вальдемаром Пабстом, который в своё время руководил убийством Карла Либкнехта и Розы Люксембург. С 13 по 17 января правительственные войска и штурмовики заняли ряд городов Саксонии и Тюрингии, над которыми ранее поднялись красные знамёна: Эрфурт, Мансфельд, Галле, Мерзебург, Шраплау, Шафштедт и др.; в эти же дни началось подавление восстания в Рурском регионе. Столкновения с коммунистами сопровождались многочисленными жертвами с обеих сторон, массовыми внесудебными убийствами коммунистических повстанцев; по некоторым источникам, официально не признаваемым правительством Германии, штурмовики зачастую переходили к погромам и убийствам нонкомбатантов, в частности, еврейского населения.

Пылающее здание рейхстага

16 января уличные бои разгорелись и на улицах Берлина: солдаты рейхсвера и штурмовики начали атаковать баррикады, возведённые коммунистами, и благодаря превосходству в численности и выучке постепенно брали над ними верх, заставляя отступать к правительственному кварталу. Одновременно в рабочих районах германской столицы, не захваченных «красными», появились агитаторы НРДАП, возглавляемые Отто Штрассером, братом нового министра труда; благодаря его пламенным речам удалось перетянуть берлинский пролетариат на свою сторону, после чего начали формироваться вооружённые рабочие дружины национал-революционеров. Наконец, к 19 января восстание в Берлине было почти полностью подавлено; под контролем коммунистов оставались лишь рейхстаг (где заседал Революционный комитет) и ещё несколько домов; посредники от Юнгера пытались склонить лидеров КПГ к сдаче, однако получили решительный отказ. В итоге после обстрела рейхстага в здании начался пожар, завершившийся лишь на следующие сутки; от рейхстага остался лишь остов, а от Тельмана и прочих лидеров КПГ, находившихся там — обугленные тела. Потери были и со стороны НРДАП: так, в бою пал командующий штурмовиками Эрнст Рём.

Подавление восстания в Берлине означало поражение коммунистов в масштабах всей страны. 21 января были подавлены последние очаги сопротивления на Руре, а 24 января начались кровопролитные бои за Гамбург, где ротфронтовцы, отряды рабочих и часть матросов, возглавляемые бывшим участником Кильского восстания Эрнстом Волльвебером, отчаянно сдерживали натиск рейхсвера и национал-революционеров. Лишь 30 января последние из них, наконец, сложили оружие.

Сторонники Юнгера приветствуют своего вождя

Таким образом, КПГ была окончательно разгромлена: большая часть её лидеров погибли в ходе неудавшейся революции либо были казнены по приговору суда, а немногие оставшиеся — эмигрировали или ушли в глубокое подполье. Национал-революционеры окончательно утвердили свою власть над всей Германией: так, ещё 15 января был принят Указ о защите народа и государства, который прекратил действие основных прав и свобод личности и создал законную основу для преследования политической оппозиции; вслед за ним был принят ещё ряд актов репрессивного характера. Вскоре была запрещена СДПГ, обвинённая в государственной измене, а вслед за ней последовал запрет или самороспуск остальных политических партий Веймарской республики — таким образом, НРДАП осталась единственной политической силой в стране. Наконец, в 1934 году, после смерти Пауля фон Гинденбурга, Эрнст Юнгер был торжественно провозглашён фюрером немецкого народа, а также была принята новая конституция страны. Таким образом, история Веймарской республики завершилась, и началась история нынешнего германского государства.

Революция во Франции

Основная статья: Пятая французская революция

Революция в США

Революции в других странах

Испания

Альфонсо XIII и Мигель Примо де Ривера

В начале XX века Испания оказалась в глубоком кризисе: она была одной из самых отсталых стран Европы, а основная масса населения жила в нищете. Король Альфонсо XIII практически не предпринимал никаких существенных мер для разрешения вставших перед страной проблем, ограничиваясь полумерами; в то же время начала расти популярность радикалов — социалистов и анархистов, происходил подъём рабочего движения, ознаменовавшийся всеобщими стачками. В 1923 году при попустительстве короля у власти была установлена диктатура генерала Мигеля Примо де Риверы: было приостановлено действие конституции, распущены правительство и парламент, введена цензура. Диктаторский режим Риверы так и не разрешил коренных проблем, стоявших перед испанской монархией; более того, сотрудничеством с диктатурой военных король потерял престиж, а игнорируя политиков-монархистов, он вынудил их сблизиться с республиканцами и лишил себя политической опоры.

Великая депрессия окончательно поставила крест как на режиме Примо де Риверы, так и на царствовании Альфонсо XIII — 28 января 1930 года правительство Риверы было вынуждено уйти в отставку. Сменившие его кабинеты Беренгера, а затем Аснара не смогли остановить революционный подъём, охвативший к тому моменту всю страну. 12 апреля республиканцы выиграли муниципальные выборы в крупнейших городах страны, после чего сторонники республиканцев вышли на улицы Мадрида, Барселоны и т. д. Многочисленные демонстрации требовали отказа Альфонсо XIII от власти и установления республики. Правительство адмирала Хуана Баутисты Аснара в полном составе ушло в отставку, а командующий гражданской гвардией генерал Хосе Санхурхо сообщил королю, что не в состоянии справиться с массовыми протестами. Никто из монархистов не решился в такой ситуации возглавить правительство, и практически все они рекомендовали королю отречься от престола.

Провозглашение Испанской республики

В ночь на 14 апреля 1931 года Альфонсо XIII вместе со своей семьёй выехал из Мадрида и вскоре навсегда покинул Испанию. В этот же день лидерами ведущих республиканских партий было сформировано временное правительство, которое возглавил умеренный либерал Нисето Алькала Самора. 28 июня 1931 года прошли выборы в Учредительные кортесы, по итогам которых 83 % мест получили республиканцы, а самую крупную фракцию сформировала Испанская социалистическая рабочая партия. 9 декабря 1931 года была принята республиканская конституция, провозгласившая Испанию «демократической республикой трудящихся всех классов, построенной на началах свободы и справедливости». Новая конституция закрепила равенство всех перед законом, отделение католической церкви от государства, предоставила избирательные права женщинам, отменила всевозможные аристократические титулы и звания, граждане наделялись широким объёмом прав и свобод; также по инициативе социалистов была предусмотрена возможность отчуждения собственности (за вознаграждение) и её обобществление.

В июле 1931 года было сформировано либерально-социалистическое правительство Мануэля Асаньи, в состав которого вошли лидеры ИСРП Франсиско Ларго Кабальеро и Индалесио Прието. По их инициативе были введены минимум оплаты труда, арбитражные суды по производственным конфликтам, восьмичасовой рабочий день, обязательная оплата сверхурочной работы, страхование от несчастных случаев и пособие по беременности. Была начата аграрная реформа, по которой предусматривался выкуп государством помещичьих земель и распределение их между крестьянами, а также переселение избыточной рабочей силы на государственные земли. Началось наступление и на Церковь: был запрещён орден иезуитов, также правительство приняло закон о конфискации церковных земель и части недвижимости. Молодая республика пошла на уступки и национальным меньшинствам страны: в 1932 году была предоставлена автономия Каталонии, начались дискуссии об аналогичных уступках для Страны Басков.

Плакат испанских анархистов

Однако предпринятые правительством Асаньи меры не дали ожидаемого результата и встретили сопротивление со стороны промышленников, латифундистов и консервативных политиков. Так, на введение прогрессивного рабочего законодательства предприниматели ответили чередой локаутов, оставив без работы тысячи испанцев; аграрная реформа также тормозилась конфликтом интересов помещиков, желавших продать государству непригодные для сельского хозяйства земли, и крестьян, хотевших получить участки, достаточные для сытой жизни. На фоне этого резко начало расти влияние ультралевых сил — Коммунистической партии Испании и анархо-синдикалистов из Национальной конфедерация труда. В условиях мирового экономического кризиса усиливалась стачечная борьба, периодически происходили восстания анархистов, сами же анархисты взяли власть во многих муниципалитетах Каталонии, Арагона и Валенсии.

Активизировалась и правая оппозиция режиму: как консервативные республиканцы, так и правокатолическое Народное действие, консервативные военные из Испанского военного союза и монархисты — альфонсисты и карлисты. Наконец, активизировались и ультраправые силы — Испанское синдикалистское движение во главе с Хосе Антонио Примо де Риверой, сыном Мигеля Примо де Риверы, и Союзы национал-синдикалистского наступления, возглавленные Рамиро Ледесмой Рамосом; эти партии стояли на фашистских позициях и ориентировались на итальянский опыт. 10 августа 1932 года правые военные во главе с Хосе Санхурхо подняли путч (известный также как «санхурхада») против правительства Асаньи, к которому присоединились карлисты. Добившись первоначального успеха в Севилье, мятежники потерпели поражение в Мадриде и не были поддержаны в других регионах страны. Поняв, что восстание потерпело поражение, Санхурхо бежал в Португалию.

Демонстрация сторонников Республиканского фронта в Мадриде

Неудачный мятеж Санхурхо привёл к новому политическому кризису: социалисты с парламентских трибун обвиняли умеренных республиканцев в пособничестве военным; в свою очередь, президент Алькала Самора выступил против Асаньи в связи с его антицерковной политикой и объявил о своей отставке. Наконец, военный мятеж заставил консолидироваться умеренных и радикальных левых, напуганных перспективой краха республики и фашизации страны. Новые выборы в парламент были назначены на октябрь 1932 года. Крупнейшим из электоральных блоков был Республиканский фронт, объединивший левых либералов (партии Республиканское действие и Радикально-социалистическая республиканская партия), социалистов из ИСРП и Всеобщего союза трудящихся, а также правое крыло испанской компартии во главе с Хосе Диасом и Долорес Ибаррури. Левые коммунисты, возглавляемые Андреу Нином, анархисты и регионалисты хоть и не вошли в Республиканский фронт, но также поддержали его на выборах. В свою очередь, правые силы сформировали Испанскую конфедерацию независимых правых, в которую вошли Народное действие, монархисты-альфонсисты и даже часть консервативных республиканцев. Поддержку ИКНП оказали национал-синдикалисты, объединившиеся в Испанскую фалангу, а также карлисты; ультраправые совершали нападения на митинги левых, что, в свою очередь, вело к ответным вспышкам насилия в отношении правых.

По итогам выборов победу одержал Республиканский фронт, однако с минимальным перевесом, опередив ИКНП всего на сотню тысяч голосов. Президентом Испании стал Мануэль Асанья, премьером — его ближайший сторонник Сантьяго Касарес Кирога, социалисты из ИСРП получили ещё больше портфелей в новом кабинете министров. Победа Республиканского фронта вызвала ликование левых в крупных городах страны, в то время как правые попытались объявить выборы недействительными, однако потерпели неудачу из-за нерешительной поддержки центристов, которые хоть и были не в восторге от прихода левых к власти, однако опасались, что этот шаг приведёт страну к гражданской войне. Правительство Кироги ускорило проведение аграрной реформы, однако она по-прежнему не удовлетворяла крестьян, которым ещё многие годы предстояло ждать своей очереди; это спровоцировало захват крестьянами земель помещиков и столкновения крестьян с гражданской гвардией. Одновременно в стране нарастали продовольственные трудности. Профсоюзы развернули кампанию наступления на капитал: так, с октября 1932 по март 1933 года произошло 113 всеобщих и 228 местных стачек. Испанию охватила волна политического насилия: столкновения между правыми и левыми экстремистами перерастают в кровавые побоища.

В этих условиях часть военных окончательно разочаровалась в республике и решила взять власть в свои руки с целью установления диктатуры и избавления Испании от «красной угрозы». Во главе заговора формально встал живший в Португалии Санхурхо, но основным организатором был генерал Эмилио Мола, которому удалось в кратчайшие сроки скоординировать действия значительной части офицерства, монархистов, фалангистов и прочих противников левого правительства. 14 марта 1933 года начался мятеж в испанских колониях в Африке, а 15—16 марта военные взяли под контроль ряд городов континентальной Испании. Началась испанская гражданская война.

Австрия

Болгария

Канада

Страны Латинской Америки

Незатронутые государства

Итоги и последствия

Advertisement