ФЭНДОМ


Великая война с терроризмом, официально Кампания по защите Объединенных наций - широкомасштабная государственная кампания Лондона по уничтожению обширного террористического подполья, размеры которого к концу 40-х вышли за любые разумные рамки. Безнадежные анархисты, застоявшиеся в прошлом ультраправые, банальные гангстеры, фанатики культа Смерти, больные аваддонисты, воинствующие сепаратисты и даже эко-террористы окрепли достаточно, чтобы бросить вызов исполинскому Левиафану Наций и амбициозным планам Секретаря Исполнительного совета в частности. 

Поводом для объявления "войны" стал кровавый террористический акт в Парадизе, совершенный 14 марта 2048 силами Народного движения (по некоторым данным, им помогал "Силуэт" сведениями и данными). Жертвами преступления стали 10 бизнесменов первой категории и 30 сопровождающих их людей; подобный поступок переполнил чашу терпения правящей элиты Наций и послужил отличным поводом для ужесточения законодательства и перехода к решительному наступлению. Служба безопасности, чье руководство, не считая Директора, обновилось, объявила о начале широкомасштабной Кампании по защите Объединенных наций от радикальной угрозы, и действительно перешла  к атаке. СБ получила поддержку от всех 

Официально кампания подошла к концу после печальных событий в Париже 8-17 июля 2052

История

Ухудшение положения в 2040-х

Основная статья: Запрещенные организации в ОН. 

Объединенные нации в новом мире стали настоящим оплотом стабильности, экономического развития и социального процветания: им удалось добиться высочайшего уровня жизни для своих граждан, создать прочную политическую систему и гарантировать свое выживание в стремительно меняющемся мире. Впрочем, организованные человеческие сообщества, имеющие хоть какие-то законы, всегда имели проблему в виде преступности. Лондону, разумеется, не удалось стать исключением, но его картина вскоре оказалась по-настоящему уникальной: сверхконцентрация богатств в секторах Наций, особенности их политического устройства и духовной жизни привели к резкому формированию целого ряда могущественных незаконных организаций.

Среди них исследователи условно выделяют три крупнейших типа. Первые, "диссидентские" организации, не удовлетворены государственным устройством и политическим режимом Объединенных наций, в силу тех или иных причин. Крупнейшими являются леворадикальное Народное движение и ультраправое Братство - первые выступают с позиций анархо-синдикализма и радикального коммунизма, а вторые разделяют ценности национал-социализма, фашизма и европоцентризма. Пусть эти силы и полярны по своим программам, на практике они используют схожие методы борьбы и нередко объединяются для демонстраций, протестов и налетов на государственные учреждения. Главная сила подобных объединений в массовости и озлобленности тех самых масс на существующий порядок: кого-то не устраивает засилье приезжих и евреев, а кому-то не нравится концентрация земных капиталов в очень ограниченном кругу лиц. Братство и "народники" могут быстро мобилизовать тысячи сторонников и повести их на баррикады, в надежде компенсировать недостаток в вооружении и обученности искренним энтузиазмом и верой в праведность своего дела.

"Силуэт" представляет собой, наверное, высшую форму развития организованной преступности в истории Европы - железная воля и гениальный ум Моргана Джеймса Эверетта собрали вместе ключевые преступные организации старой Европы и они смогли почти полностью захватить криминальный мир Наций. Организация иерархична, а владычество Эверетта никем не оспаривается, ведь он обеспечил членам "Силуэта" такие доходы, о которых прежде они могли только мечтать. Занимаясь любым видом бизнеса и не страдая от моральных терзаний, Эверетт собирает средства и людей для личного реванша - он искренне ненавидит Эммануэля Джордана и желает не просто убить Секретаря Исполнительного совета, но занять его место и отыграться за все годы вынужденной скрытности. Вокруг себя М.Д. Эверетт собрал верных сподвижников, но он прекрасно понимает слабость организации, построенной вокруг извлечения прибыли и старается по возможности не доверять своих секретов кому-либо. Богатство и размеры криминальной империи позволяют Эверетту содержать "отряды быстрого реагирования", мало чем уступающие Линейным подразделениям Объединенных наций, хорошо оснащенные и достаточно мотивированные для ведения борьбы с служителями закона. И все-таки этого недостаточно: Эверетт постоянно страдает из-за недостаточной преданности сторонников, не готовых без лишних слов помереть за его дело. 

Существуют также сепаратистские организации, выступающие за отделение той или иной территории от Объединенных наций и возвращение национального суверенитета. Разделение секторов по экономическому принципу не пришлось по душе тем, кто ставил во главу угла национальный принцип. Среди этих группировок нет идеологического единства: тут есть как фашистское "Социальное действие", действующее на Аппенинском полуострове, так и леворадикальная Единая ирландская армия, собирающаяся любой ценой добиться свободы Зеленого острова. Несмотря на регулярные идеологические споры, сепаратисты в целом готовы сотрудничать с друг другом, поскольку их интересы редко вступают в конфликт друг с другом. Есть в ОН и эко-террористы в лице "Ордена сынов Земли" - зеленые экстремисты выступают за ликвидацию европейской промышленности и тотальное возвращение к сельскому образу жизни; параллельно они уничтожают всех виновных, по их мнению, в природных катаклизмах. 

Но по-настоящему уникальным явлением можно считать Аваддонистов - идейное течение, точное определение которому дать очень сложно, поскольку оно сочетает в себе черты религиозной секты, революционной организации и объединения профессиональных убийц одновременно. С одной стороны, аваддонизм - это комплексная религиозная теория, для которой характерны глубокая проработанность полной картины и повышенное внимание к ключевым деталеям. Неизвестный Службе безопасности маргинальный юзер Absolut создал подлинный манифест концентрированной ненависти к XXI-му веку, вдохновивший красотою слова и убедительносью аргументов многих людей по всему миру. Первоначально сама задумка казалась попросту безумной: европейское христианство уже давно смирное, а после успехов Церкви Солидарности оно воообще стремительно уходит на третий план. Но аваддонисты, кажется, искренне верят в свое дело, делая все, лишь бы не попасть в плен; но даже плененные, они стараются покончить с собой и не спешат идти на сотрудничество. С другой стороны, нападения аваддонистов на чиновников Объединенных наций редко носят характер безумных атак, с каждым годом все больше напоминая просчитанные по минутам спецоперации, учитывающие как свои сильные, так и слабые стороны. Постепенно "посланники Бога", как они себя называют, улучшают навыки и подтягивают материальную часть, представляя все большую опасность для элиты Наций и граждан двух первых категорий. 

"Падение ложного Бога"

Царство

Парадиз-Сити, 2049-й год.

Парадиз - построенный в 2040-х годах на Лазурном берегу Франции город для сверхбогатых - с самого начала строительства был "бельмом в глазу" для Народного движения. Идеально спроектированный город-утопия, в котором сильные мира сего закрылись от всего остального человечества? Прописка покупается за сумму, равную доходу среднего гражданина за 25 лет безупречного труда? Новейшие технологии, призванные сделать пребывание максимально комфортным за счет несчастья бедных - о, Парадиз одним фактом своего существования вызывал яростное негодование. Служба безопасности доблестно охраняла периметр Города-сада, в котором сверхбогатые, даже по меркам элиты Наций, предавались всевозможным удовольствиям, временно забывая о всех проблемах и неудачах. Порядок на улицах бдительно хранили бойцы лучших частных корпораций, но их работа сводилась в целом к рутинным операциям - случайных людей не было в Парадиз-сити, а его постоянные обитатели не нарушали законов... таким образом, чтобы попасться патрулю на улице.  Местная недвижимость, даже однокомнатная квартира без интерьера, стояли на порядки дороже аналогов Лондона и Парижа, но покупатели все равно находились. Вся необходимая инфраструктура находилась тут же: начиная современными клиниками, оборудованными по почти последнему слову научной мысли, заканчивая шикарными ресторанами и ночными клубами, казино и даже полями для гольфа. Огромные затраты "Совершенного города" начали окупаться, компания уверенно смотрела вперед и радостно отчитывалась перед Советом во взятых кредитах. 

"Движение" Бориса Алексеенко и сочувствующие ему люди с самого открытия Парадиза пытались нанести по нему удар, но пробраться в город было не так-то просто. Там невозможно было получить место жительства, а Служба безопасности бдительно несла свою стражу на хорошо защищенном периметре. Ходили упорные, полудоказанные слухи, что Виорика Попеску, директор СБ, получала хорошие деньги от "Города" за обеспечение тому максимального уровня защищенности, и старалась не подвести доверие богатейших людей планеты. Оставался только один выход: постараться найти агента "внутри" Парадиза, и здесь внимание Центрального комитета переключилось на прислугу, которой в Городе обитало немало. Хотя в Нациях роботизированная прислуга давно получила широкое распространение даже среди среднего класса, многие богачи были либо слишком консервативны в привычках, либо им попросту нравилось ощущать свою власть над живыми, настоящими людьми. Заработная плата всех сотрудников компании была высокой, но вот условия труда разнились от "арендатора" к "арендатору", и на этом было решено сыграть. Зимой 2048 Жан-Клод Дантон, глава французской ячейки, нашел нужных ему людей - ими оказались двое автомехаников из Восточной Европы, согласившихся сотрудничать. Однако оставалась другая проблема - требовалось доставить мощное оружие в одно из самых хорошо охраняемых мест Земли.

Эверетт Чистое небо

Морган Эверетт, глава "Силуэта".

В трудной ситуации помощь Алексеенко пришла нежданно, негаданно. На связь с ним вышел лидер "Силуэта" Морган Джеймс Эверетт, пообещавший после переговоров предоставить агенту анархистов необходимое вооружение по собственным каналам. Проведенное впоследствии расследование Аяно Гото показало, что Эверетт с помощью шантажа насчет харрасмента принудил бизнесмена "средней", по меркам Города, руки Филиппа Сенье провести в Парадиз-Сити динамит. "Силуэт" воспользовался тем, что Служба безопасность не досматривала почту людей, имеющих в Парадизе "постоянное место жительства". За свою услугу Морган не взял как обычно полагающейся приличной таксы, а лишь попросил Алексеенко нанести удар по представителям военной промышленности, наиболее прочно связанным с Исполнительным советом Джордана. Центральный комитет согласился уважить просьбу "императора криминального мира", тем более что вожди анархистов ненавидели хозяев европейской военщины ничуть не меньше Эверетта. Впервые за долгое время Исполнительный совет получил на руки стопроцентное доказательство сотрудничества между анархистами и "Силуэтом", направленного против законного правительства. 

Назначенное событие произошло 14 марта 2048, рядом с кафе "Яблоко Евы" - заведением, считающимся самым дорогим в Парадизе. В тот день почти весь город широко отмечал день рождение СЕО "Совершенного города", который построил для них все окружающее великолепие. Более чем приличное собрание мужчин и женщин, в руках которых находилось свыше 50% капиталов в мире, начало расходиться ближе к восьми вечера. Каково же было всеобщее удивление, когда новенький электрокар Филиппа Сенье взорвался, вызвав разрушительную цепную реакцию - за считанные минуты погибло 10 предпринимателей, решивших побыстрее покинуть мероприятие, 10 охранников и еще 20 человек другой прислуги. Разумеется, торжество было сорвано, и буквально через десять минут "TrueNews" первыми опубликовало свежайшую новость о случившемся. 

Снова юзаем

Зал совместных заседаний Ассамблеи.

В Лондоне незамедлительно открылись заседания Генеральной Ассамблеи, а Исполнительный совет собрался на чрезвычайное (следовательно, закрытое) совещание своим полным составом. Легенда о неуязвимости Парадиза, обретенном элитой счастье и покое развеялась за считанные минуты, и вот теперь в правительственный квартал полетели окрики со стороны Сити и других финансовых центров. Акции "Совершенного города" обрушились, несмотря на отчаянные просьбы исполнительного директора сохранять спокойствие и не поддаваться панике. От правительства Объединенных наций требовалось дать четкий ответ; впервые за очень продолжительное время в Палате секторов обсуждали возможность отстранения Эммануэля Джордана с поста Секретаря Исполнительного совета. И хотя в общем-то парламентарии понимали, что глава исполнительной власти не несет прямой ответственности за безопасность Парадиз-сити, они поддались своему страху перед таящимися в тени врагами Наций. Страху, способному обезоружить любого, даже прирожденного, бойца. 

На заседании Совета мнения первоначально разделились. Исидор Бонье предлагал полностью сосредоточиться над завершением сверхсекретных проектов Лондона, а с сегодняшней ситуацией бороться привычными методами. Однако против такой глупости немедленно восстала в своем незабываемо-экспрессивном  Шэрон Лэнгли, потребовавшая от соучастников отреагировать немедленно и жестко. Директор лаборатории №413, постепенно повышая голос, призвала "правильно расставить приоритеты". Она напомнила, что тот самый проект "Апофеоз" тоже находится в постоянной опасности из-за деятельности криминальных элементов. Наконец, перепуганные атаками террористов недальновидные политиканы и глупые денежные мешки могут начать роптать, и тогда сверхсекретный план, на реализацию которого уже ушли дикие суммы и ресурсы, может окончиться пшиком из-за удара в спину. Призвав к здравому рассудку всех собравшихся, Лэнгли завершила речь привычным гневным выпадом в сторону директора Службы безопасности, но теперь ее слова были еще более ядовитыми и саркастичными. Джордан вскоре согласился с предложением доктора Шэрон временно отойти от реализации далекоидущих планов ради победы над вконец обнаглевшими криминальными элементами. Только Шэрон получила персональное задание: продолжать эксперименты и работу над Апофеозом, но усилить секретность и временно отказаться от наибоеле опасных работ. 

Встреча 2

Отбор офицеров для парадной встречи членов Совета в Лондоне.

Утром 15 марта
, когда в Ассамблеи продолжали гремить страсти, Секретарь Исполнительного совета попросил у парламентариев собраться в одном помещении ради прослушивания правительственного обращения. С самого начала было понятно, что Исполнительный совет собирается донести до парламента нечто совсем, совсем уникальное. На это наводил внешний вид явившихся в Ассамблею мужчин и женщин: Фридрих фон Бок, Исидор Бонье, Виорика Попеску и даже Шэрон Лэнгли пришли в официальной форме своих частей, что случалось только в исключительных случаях. Особенно удивительно смотрелась военная форма на докторе Лэнгли, известной своей любовью к эпатажу и свободному выбору нарядов. Сегодня она была одета в строгую темно-синюю форму Корпуса хранителей, со знаками отличия главы научно-исследовательского отдела. Не имеющие никакого отношения к военному делу советники пришли в строгой и деловой форме, лишенной каких-либо украшений. Камеры и телефоны жадно схватывали выражения лиц лидеров мира, надеясь сделать на этом основании какие-то более точные предсказания. Но Бок и Бонье были непроницаемы, Попеску пыталась спрятать свой позор и волнения за фальшивой улыбкой, и только Шэрон сдержанно улыбалась, как будто напоминая, что она все это время предупреждала Службу безопасности об уязвимости Парадиза. 

Но главной звездой дня был, разумеется, Эммануэль Джордан. Секретарь Исполнительного совета начал свою речь с краткого вступительного слова, в котором выразил свои соболезнования семьям погибших в ходе страшного теракта. Он объявил в их честь минуту молчания и таким приемом смог добиться успокоения среди парламентариев, столь нужного ему для дальнейшего шага. Как только все сели обратно, глава самого могущественного государства в мире перешел к конкретике: он заявил, что слишком долго официальные власти терпели разгул преступности по Нациям. Слишком долго здесь, в Лондоне, закрывали глаза на проблемы этнической, организованной преступностей и, разумеется, открытого терроризма. Обвинив экстремистов в попытке остановить мерную поступь прогресса, Джордан объявил о начале Войны с терроризмом со стороны федерального правительства. Войне, призванной обезопасить улицы крупных городов и навсегда избавиться от засилья криминальных элементов. Он получил свои заслуженные аплодисменты - началась новая эпоха в истории Объединенных наций. 

Возмездие

"Мы идем за ними"

Корпорация

Виорика Попеску в своем офисе.

Конец марта ушел на составление новой доктрины борьбы с преступными элементами. Виорика Попеску показала свою некомпетентность, но не могла быть заменена в силу особых причин; далекоидущие планы Совета требовали ее нахождения на посту главы Службы безопасности. Однако одновременно Джордану нужно было организовать полноценное наступление на организованное подполье и он хорошо понимал неспособность Попеску добиться успеха. Ответ был найден быстро: 18 марта Совет создает Комитет по защите Наций, в который входят начальники Службы безопасности, Сил Специальных операций и Корпуса хранителей; также в нем были представлены Национальная гвардия и другие силовые ведомства. Формальным председателем осталась Попеску, но на практике весь объем работы лег на Эдмонду Тоцци, ее главную конкурентку и директора ССО. Действительно талантливый и одаренный человек возглавил борьбу Наций с их самыми опасными противниками, пока Виорика лишь следила за ее работой. 

Начало было положено в апреле, когда Тоцци представила Совету свой дорожный план. К тому моменту Генеральная Ассамблея, умевшая принимать очень быстрые решения когда это требовалось, уже приняла десяток законов, значительно увеличивших полномочия спецслужб Наций. Например, теперь весь бюджет специальных организаций становился полностью секретным; СБ получала право задерживать людей на 72 часа до предъявления обвинения; все данные о расследованиях становились засекреченным... Словом, законодатели Наций поспешили предоставить своим силовым структурам ресурсы и полномочия, необходимые для ведения эффективной борьбы с противниками. На депутатов в кой то веки даже не пришлось оказывать давление: гибель влиятельных, уважаемых и богатых предпринимателей в Парадизе подстегнула их лучше любых посулов со стороны Джордана. Палаты народных представителей, секторов и корпораций охотно отдавали все желаемое силовиками, а им только этого и нужно было. 

ТруЪе Ньюс

Офис директоров "TrueNews".

К борьбе с повстанцами охотно подключились неправительственные организации. Лицом активной общественной кампании в поддержку Исполнительного совета стала телеведущая Кейт Лавджой, обрушившаяся с экранов на всех врагов ОН. Молодая журналистка, получившая свою славу "лица" Исполнительного совета еще до Кампании, теперь полностью подтвердила ее: постоянно требовала усилить давление, отказать в любом снисхождении, в конце концов, призывала граждан Объединенных наций пожертвовать частью своих свобод для обеспечения безопасности, стабильности и процветания. К "TrueNews" охотно присоединилось большинство Средств массовой информации ОН, давно и прочно связанных с Советом и его руководителями. Полная монополия проправительственных сил в инфополе пришлась как нельзя кстати: любое недовольство попросту тонуло в информационном потоке, а под шумок борьбы с экстремизмом Служба безопасности начала закрывать самые неугодные новостные сайты, холдинги и каналы. До конца весны 2048 года правительству Наций удалось зачистить поле, обеспечив фактическую монополию.

Научный консультант Шэрон Лэнгли временно отошла от проекта "Апофеоз", занявшись реализацией более приземленных и насущных идей. Впервые за долгое время доктор снова надела официальный мундир Корпуса хранителей и не собиралась его снимать до завершения Кампании. И хотя возвращению босса из ученого состава мало кто обрадовался, работа по совершенствованию оснащения Сил специальных операций, Службы безопасности и Корпуса хранителей пошла со всей силой. Лэнгли сама работала с "фавориткой" Джордана, Аяно Гото, в резких, свойственных ей  выражениях отказываясь от помощи, предлагаемой коллегами. Один раз Ольга Авксентьева, ее бывшая подчиненная с которой они вместе создавали первого Хранителя, смогла подглядеть за начальницей: Гото покорно лежала на операционном столе, а Шэрон осуществляла какие-то манипуляции над ее телом, смысл которых Авксентьевой не был понятен. Все это время доктор была именно такой, какой Ольга ее запомнила: собранным, уверенным и спокойным профессионалом. Но как только агент простилась и вышла, доктор Лэнгли без сил опустилась в кресле и с видимым удовольствием закурила - очевидно, работа с Аяно доставляла ей страшный дискомфорт. Тогда ученая удивилась: обычно Лэнгли без зазрения совести перепоручала кому-то неприятную для себя работу, но тут исполняла ее одна, даже не подавая признаков недовольства.

Полная мобилизация силовых структур заняла до двух месяцев, но после этого Нации были действительно готовы нанести пару болезненных ударов. 

Обмен ударами

Search and Destroy

В ноябре 2048 Эммануэль Джордан решил перенести войну с терроризмом за границы Объединенных наций. К тому времени расследования Аяно Гото убедительно показали, что многие противники Наций используют другие страны для спокойного базирования. Особой популярностью пользуются советский Китай, Кубань да Япония: на их землях располагались базы, склады, арсеналы, тренировочные лагеря... Пришло время нанести удар по стратегическим тылам мятежников, лишить тех снабжения и возможностей рекрутирования. 

Второй этап

Cito, Longe, Tarde

Осел с золотым мешком

Операция "Малыш"

Япония в 2050

Японские города в 2040-х годах.

В январе 2050 года Объединенные нации собрались атаковать последнюю страну мира, все еще связанную с криминальным подпольем и сохранявшую остатки своей независимости. Таковой державой оставалась Япония, изо всех сил пытавшаяся изолироваться от всепроникающего влияния Лондона. С 2029 года в стране установилась диктатура Либерально-демократической партии, пытавшаяся стабилизировать общество после атомных бомбардировок Кюсю. Путем введения военного положения и хитрых тактик манипулирования толпой ЛДП удалось удержаться на своем троне: ценой стала ликвидация большинства демократических институтов и временный (сперва) отказ от глубокой интеграции с остальным миром. Японцы старательно топили все суда, приближавшиеся к ним с материка, переполненные корейско-китайскими беженцами всех возрастов, полов и гендеров; их методичная жестокость вызвала отторжение в Нациях и с 2035-го года отношения между странами значительно ухудшились. Очевидные для здравомыслящих политиков попытки Объединенных наций проникнуть по всему миру привели к принятию японцами радикального решения: ЛДП начала проводить политику "самодостаточности", тщательно ограничивая свои связи с официальными лицами ОН и даже торговыми представителями. В результате японская экономика резко опустилась вниз, а богатство населения упало. На середину 2050-х годов по уровню средней зарплаты Япония лишь на 27  марок превосходила Россию, к тому моменту намертво привязанную к Нациям со всеми вытекающими из этого альянса последствиями. 

Но внутри Японии, во многом против желания ее высшего руководства, пышными цветами сакуры расцвела организованная преступность, взявшая на себя организацию внешней торговли закрывшегося государства. Традиционные для страны восходящего солнца преступные корпорации столкнулись с озлобленными после событий мая 2028 молодежными командами, желавшими получить материальных благ как можно больше и как можно скорее. Криминогенная обстановка резко ухудшалась, с 2030 по 2050-й в Японии произошло 5 полноценных криминальных войн и множество мелких стычек - это все не только било по стабильности социума и экономики, но и привлекало внимание со стороны преступников Объединенных наций. В 2047-м японцы, отчаявшиеся покончить с царством преступности своими силами, решили обратиться за специфической помощью к Моргану Эверетту, императору подпольного мира Наций и самому известному преступнику современности. Он помог правительству Японии взять ситуацию под контроль, физически уничтожив ведущих главарей банд и взяв под контроль черный рынок; взамен японцы согласились предоставить базу для операций "Силуэта" в азиатском регионе и закрывать глаза на неприглядные действия подчиненных Эверетта. Наступил долгожданный, нужный всем сторонам мир... но совсем ненадолго. 

Здесь Шэрон отдыхает

Комната допросов д-ра Лэнгли.

Сделка с дьяволом попросту не могла закончиться хорошо для японцев. Силы специальных операций в октябре 2049 арестовали двух доверенных адъютантов Моргана и смогли добиться от них показаний насчет действий "Силуэта" в Тихоокеанском регионе. Методы, к которым несомненно вынужденно прибегли доктор Лэнгли и мисс Гото в процессе добычи информации, не заинтересовали гуманистический Исполнительный совет, а вот их эффективность поразила даже спокойно-целеустремленного фон Бока. В Японии открылось 20 полноценных, хорошо оборудованных баз, складов и арсеналов "Силуэта", опираясь на которые Эверетт мог легко действовать в Китае, Индокитае, на Филиппинах и на островах поменьше. Судя по словам последнего адъютанта, японские официальные лица даже предоставили для Моргана научно-испытательный полигон, где группа "мертвых" ученых ведет разработку некоего устрашающего ОМП. По завершении доклада Эдмонда Тоцци, глава ССО, взялась уничтожить всю сеть "Силуэта" в Японии к марту следующего года, но ее предложение было отклонено большинством голосов. Эммануэль Джордан, Исидор Бонье, Фридрих фон Бок, Шэрон Лэнгли и Виорика Попеску решили воспользоваться таким отличным поводом для демонстративной порки Японии в гораздо больших и заметных масштабах. Итог всему заседанию подвел довольный Жан-Клод Леклерк, иронично поблагодаривший соратников за скорое предоставление новой полянки для своего благотворительного фонда. 

Подготовка к вторжению продолжалась до 30 января, к плану "Малыш" руку приложили все ведущие специалисты Объединенных наций. Фридрих фон Бок, Исидор Бонье, Эдмонда Тоцци, Вальтер Гюнтер, Леон Трюффо и Надь Ардаш в итоге пришли к идеи об организации единовременного удара по Токио и Нагое силами Тихоокеанского флота и Линейных подразделений, ассистировать которым должны были Силы специальных операций и Корпус хранителей. В операции предполагалось задействовать крупные силы: свыше 40 000 человек и 400 кораблей при поддержке 2 000 самолетов и вертолетов - эта операция должна была стать самой масштабной за историю Наций. Вторжение было запланировано на 1 февраля, но еще до непосредственной атаки основных сил агенты Тоцци и Гото должны были нанести удары по ключевым лицам Японии, тем самым парализовав вражеские силы. Фон Бок рассчитывал неожиданным использованием всей грубой силы Наций полностью сломить как тела врагов, так и их дух, заставив оставшиеся после падения Токио элиты подписать унизительное мирное соглашение. До сих пор Лондон никогда не применял настолько крупные и хорошо вооруженные силы в одном квадрате; к тому же японские силы самообороны явно отстали от линейных подразделений. Ничего, способного сравниться с прошедшими модернизацию Хранителями у японцев не было и подавно, но силам самообороны недоставало и других современных технологий: надежных бронекостюмов, точных целеуказателей, разрушительных ракет или мобильных дронов. Нельзя и забывать преимущество в опытности: линейные подразделения Наций довольно часто проходили проверку боем, пока японцы лишь давили корейско-русские волнения и упражнялись в стрельбе по утлым лодочкам беженцев. Наконец, премьер-министр России Иван Константинович Ванушкин быстро отозвался на предложение Лондона помочь - русские нанесут удар по Приморью, Сахалину и Курилам, внеся еще большую неразбериху в стан японцев. "Светлый путь" всегда хотел подружиться с Нациями и смыть грехи сечинского режима, напавшего на Европу в свое время. - вот и представилась удобная возможность. 

Пожалуй, тут можно еще рассказать об одном интересном событии, случившемся 28 января. В тот день Луиза Бонье задержалась дольше обычного в буфете и теперь ей пришлось тихо красться, надеясь не нарваться на вышестоящих по званию. Но в коридоре она едва не выбежала прямо на доктора Лэнгли и Адама Линдберга, удаляющихся, но о чем-то с явным интересом спорящях. Повинуясь природной любознательности, прекрасно понимая возможные последствия, Бонье-младшая последовала за старшим пилотом и научным консультантом, ловя каждое слово из их диалога. Дело было глубокой ночью и нетерпеливый Адам, очевидно, считал, что все сотрудники базы №2 уже в своих блоках - он на повышенных тонах признавался Лэнгли в любви, с каждым предложением все больше и больше распаляясь. Тон Шэрон же был показательно-холодным, как бы отстраненным, словно она только из вежливости еще не отослала Линдберга подальше от своей драгоценной и недоступной персоны. Сперва Луиза хотела только похихикать над абсурдностью ситуации со своим русским партнером, но потом.. Потом Адам крикнул в спину уходящей в свою спальню Лэнгли, что готов убить тысячу людей за ночь с ней; доктор моментально развернулась, подошла к Адаму (моментально замолчавшему), взяла его за щеки и произнесла очень тихо, но Бонье смогла расслышать: "Вперед, большой мальчик. Сделай это, сделай больше, чем обещал, и ты получишь свое". Луизе удалось сбежать до того, как окрыленный Адам добрался до места, еще недавно укрывавшего второго пилота "Афины". 

Наконец, Тихоокеанский флот отбыл от мест постоянного размещения. В час ночи 2 февраля основные силы Объединенных наций пересекли воды Японии, тогда же Аяно Гото и агенты ССО получили приказ действовать. Заброшенные прежде команды Сил специальных операций приступили к уничтожению сетей связи, нападениям на горожан и подрыву железнодорожных узлов. Внезапность атак способствовала их успешности; Тоцци отрядила в Японию лучших бойцов, которые смогли справиться со своей задачей, внеся хаос и панику. Гото, аккуратный скальпель Джордана, получила иной приказ, гораздо более сложный и ответственный - ликвидировать Главное командование обороны, изъяв тем самым у японцев головной мозг их строго иерархичной системы обороны. ГКО держал в своих руках всю систему обороны, последовательно отбивая у младших офицеров инициативность и привычку принимать самостоятельные решения, полностью полагаясь на свою неуязвимость. Агент Гото, впрочем, не подвела своего обожаемого начальника: в четыре часа по Токийскому времени адъютанты прибыли докладывать о появлении многочисленных сил Наций поблизости, а генералы Японии собрались на совещание. Каково же было их удивление, когда в зале сработала пожарная тревога, закрылись все двери, а из вентиляции пошел ядовитый газ. Страшной смертью погибло 10 генералов, что нанесло смертельный удар по командной структуре империи. 


Тем временем, в 4:30 бомбардировщики Наций поднялись с авианосцев и плавающих крепостей и дружно направились к Токио.. 

Июльское безумие

Миша, я осознал истину, главную правду сражения: только тут можно убить десятки, сотни тысяч и стать героем! Я не буду сдерживаться! Вперед, устроим им настоящую бойню! (Адам Линдберг - Михаилу Павлову во время событий Июля)
Основная статья: "Июльское безумие"

К июлю 2052 года Исполнительный совет явно брал вверх в своей борьбе с радикалами, террористами и преступниками всех сортов и мастей. Грамотное использование подавляющих ресурсов, готовность и даже желание действовать жестокими методами, талант определенных людей и совершаемые врагами ошибки позволили добиться значительных успехов. Были мертвы многие опасные лидеры вроде Софьи Русской и Дантона, удалось сокрушить большинство сепаратистских группировок, ликвидировать заграничные базы снабжения и тренировочные лагеря.  После долгожданного и давно подготавливаемого прихода к власти в России "Светлого пути" и стремительной операции "Малыш", весь оставшийся мир подчинялся Лондону уже бесприкословно и полностью.  Для полной победы не хватало всего пары-тройки месяцев...

Это хорошо понимали и преступники, решившие пойти ва-банк. В борьбе на истощение у них не было возможности победить, поскольку их враг обладал подавляющим превосходством в средствах, ресурсах и числе, технологиях и массовой поддержке. Каждая удачная операция Аяно Гото, успешный рейд ССО и завершенное расследование Службы безопасности неумолимо приближали Исполнительный совет к верхам преступных организаций, уже ослабленных долгой борьбой. Реальную угрозу не просто жизням рядовых членов, но всему существованию ощущали все - и анархисты, и гангстеры, и религиозные фанатики, и националисты. В связи с этим Борис Алексеенко с весны 2052 пытался создать твердый союз между всеми значимыми врагами Наций, и, хотя на его пути стоял целый ряд преград, ему удалось договориться о совместных действиях с ведущими игроками. Вскоре ирландская организация предложила нанести всеми силами удар по одному из крупнейших центров жизни Наций - Парижу; показать свою силу, опозорить противника и нанести урон богатым кварталам. В максимуме это приведет к падению кабинета Джордана, заметным изменениям в курсе государства и беспорядкам; но даже половинчатый успех сулил разорение значительного финансового центра, антиправительственные бунты, способные выиграть время для заинтересованных в нем организаций. 

Итоги и последствия

Удалось. Все всецело удалось, и мы теперь можем продолжать. (Реакция Эммануэля Джордана на "замирение" Парижа)
В противостоянии Объединенных наций и незаконных группировок первые одержали убедительную победу. После разгрома в Париже прекратило существование "народное движение", оставшееся без всего Центрального комитета и боевой группы; потерявший две трети личного состава "Силуэт" ушел в подполье, а по официальным данным его основатель считается мертвым. Различные сепаратистские группы были раздавлены еще раньше, а аваддонисты были разобщены после гибели лучших кадров во французской столице. 19 июля 2052 Эммануэль Джордан объявил о победе Наций в противостоянии с их главным врагом; тем временем, в тайных лабораториях, Шэрон Лэнгли наконец-то вернулась к "Апофеозу" в полной мере. Тогда Исполнительному совету показалось, что уже ничто не может встать на пути их амбициозного плана. 

Полное поражение криминальных сил способствовало очищению экономики Наций от черного рынка; разгром "Силуэта" оставил место незанятым, а Силы специальных операций постарались, чтобы его больше никто не смог занять. Леон Трюффо, новый глава ССО, помешал оставшимся преступным группировкам собраться в единую организацию и умело разжигал конфликты, заставляя их воевать друг с другом. Одновременно Ассамблея уменьшила полномочия губернаторов секторов, передав больше власти в руки Исполнительного совета - можно сказать, что венцом Кампании по защите Наций стало окончательное оформление диктатуры Джордана и его приближенных.

Расчет Лэнгли и остальных на спокойное завершение проекта не оправдался по независимым от них обстоятельств. Внутренний враг был повержен, но перед Объединенными нациями внезапно появился враг... Только полная, убедительная победа над ним позволит Лондону воплотить план, разрабатываемый с середины 2030-х. 

В культуре

Примечания

  1. Пропал без вести
  2. Пропал(а) без вести
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.