ФЭНДОМ


Иван V Дмитриевич
Ваня 5

Флаг Московии
Государь, Царь и Великий князь всея Руси
Герб Русского царства АМДГ
Апрель 1634 - 9 июня 1670
Предшественник: Василий IV (как царь независимой Московии)

Дмитрий II (как лидер антипольского движения)

Сигизмунд III (Московия как часть Речи Посполитой)

Преемник: Дмитрий III
 
Вероисповедание: Православие
Рождение: Январь 1611
Смерть: 9 июня 1670
Похоронен: Архангельский собор Кремля
Династия: Рюриковичи
Имя при рождении: Иван
Отец: Дмитрий Иоаннович
Мать: Марина Мнишек
Супруга: Ульяна Федоровна Шереметева (с 1635)
Дети: 5 мальчиков (2 дожили до совершеннолетия)

4 девочки (2 дожили до совершеннолетия)

Иван V Дмитриевич, прозванный Грозные Очи (январь 1611, Калуга, Русское царство - 9 июня 1670, Москва, Русское царство) - русский государственный и военный деятель, монарх из династии Рюриковичей. 

С его именем неразрывно связано как восстановление суверенной государственности России, так и проведение целого комплекса реформ ее государственного устройства, направленных на возвращение царству былого величия и могущества. При нем возвысился кружок "Боголюбцев", ставший впоследствии органом, направляющим развитие страны в определенном русле. 

Одним из достижений царствия Ивана V можно считать установление твердых и стабильных отношений между Русским царством и Английским протекторатом, начавшееся вовлечение России в систему международных отношений Европы на стороне Лондона. 

Иван V остался в памяти потомков как сложная и неоднозначная личность, в правление которой были и великие победы, и злосчастные неудачи; как грамотные решения, так и стратегические просчеты. Он также запомнился живым характером и активной жизнью, которые найдут отображение не только в памяти элит, но и в народном сознании. 

Биография

Детство и взросление

В Московии

Раннее детство будущего государя, царя и великого князя покрыто пеленой мрака, таинственных загадок и неясности. Известно точно, что родился он в Калуге, в самом начале нового, 1611-го года, в лагере сторонников человека, называвшего себя Дмитрием Иоанновичем, дважды чудом спасшимся наследником Ивана Грозного и последним легитимным царем Руси. Теперь этот человек старался собрать вокруг себя как можно больше сторонников дабы вернуть себе отнятый у него незаконно трон - или же для узурпации, смотря с какой стороны посмотреть. Его матерью стала Марина Мнишек, польская авантюристка, соблазненная  однажды перспективами стать правительницей Московии. Но теперь их "акции" были чрезвычайно низки, а будущее ненадежно и покрыто тьмой. 

Положение дел в Московском царстве на новый год не предвещало ничего хорошего ни младенцу, ни его родителям - на самом деле, для их партии оно было плачевным. 17 августа 1610 года Сигизмунд III, король Польши и великий князь литовский, был торжественно коронован "царем русским" с подачи боярской верхушки и при беспомощном согласии остальных москвичей. Удачный разгром польскими силами войск Василия IV позволил Сигизмунду по-сути диктовать свои условия, бывшие весьма неприятными для русских и православных людей. Можно сказать, что московиты были поставлены официально во второстепенный статус по сравнению с поляками и католиками вообще, а солидные гарантии для себя смогла выцарапать только самая высокая аристократия, пошедшая на предательство национальных интересов ради сохранения собственного положения. 

Разумеется, Иван Дмитриевич никакой роли в этих событиях не играл; можно сказать, что он только отягощал родителей и их партию. Надо было заботиться о его здоровье и сохранности, держать его в безопасности не только от польских агентов, но и от сторонников свергнутого Шуйского; реально опасавшаяся за его безопасность Марина старалась как можно реже отходить от наследника. Кроме материнского инстинкта, в ней говорил и эгоизм: ее собственное положение в лагере мужа было тесно связано со статусом матери наследника престола Рюриковичей.

Настоящий поворот в жизни Ивана произошел в конце лета 1616, когда войска Дмитрия Иоанновича понесли поражение под Рязанью, которое решило судьбу России на следующие несколько десятков лет. Ударные силы литовцев и казаков смогли обхитрить Дмитрия I и отделить его авангард от основных сил. В ходе короткого, но ожесточенного сражения, пал сын Ивана IV; оставшиеся без предводителя полки разбежались. Тогда атаман Иван Мартынович Заруцкий, которого некоторые незнающие почитают за настоящего отца будущего правителя Московии, сбежал к овдовевшей царице с предложением спасаться от направляющегося к Волге короля Речи Посполитой - и искать спасение на далеком Юге. Сигизмунду III точно не имело смысла жалеть претендента на престол, коему тогда исполнилось пять, или его матушку, считавшуюся теперь в Польше предательницей. Сам Заруцкий тоже едва ли мог рассчитывать на снисхождение, уже покинув однажды польскую рать - он был заинтересован в побеге не меньше вдовой Мнишек. 

В июле 1616 малочисленный отряд атамана и царицы начал свое нелегкое и опасное бегство от верной гибели. По пятам за ними двигались агенты новоявленного царя Москвы, желавшие заслужить щедрую благодарность Сигизмунда. Отдельную опасность для беглецов представлял и отряд их сопровождения, могущий превратиться в конвой, что доставит их к польскому правителю.  Титанических усилий стоило Заруцкому добраться под конец года в Азов, где он и попросил убежища от преследования поляками под защитой Порты. 

Сам Иван помнил бегство из России только урывками, ему припоминались исключительно самые яркие сцены. Так, он помнил, что привыкшие к вольнице казаки обращались с его матерью прескверно, не смотря на все уговоры и угрозы их атамана. Они нисколько не стеснялись и его присутствия, легко при нем ругаясь и даже делая непристойные предложения самой Мнишек. До действия, впрочем, не дошло, но пару раз ситуация была действительно взрывоопасной. Еще он помнил, хотя и смутно, дорожные трудности, резкие подъемы ночью, жестокие споры и грубые склоки внутри маленького отряда проигравших и убегающих. Тогда он еще мало понимал из происходящего, но на всю жизнь он усвоил позорность бегства. Он видел, насколько жалкими могут быть драпающие люди, и для себя позднее решит никогда не убегать от опасностей. 

Жизнь в Царьграде

Именно так начался более-менее сознательный период жизни Ивана, который ему было суждено провести в абсолютно чужом, странном и интригующем мире Константинополя, о котором прежде ему даже не доводилось часто слышать. Османский двор разительно отличался от "Волжского", при котором прошло его малолетство. 

Возвращение царя

Основная статья: Русское восстание

Смерть гетмана

Гибель коронного гетмана Станислава Жолкевского в сражении под Цецорой, 1630-й.

Довольно долгое время турки внимательно следили за бывшей Московией, которая теперь попала в руки старинного врага султана, тем самым давая Сигизмунду III потенциальную возможность для резкого наращивания сил. Другое дело, что король Польши по причине своей религиозности не собирался идти на компромиссы с русскими и сам терял такой шанс, но его наследники могли оказаться сговорчивее. Следовательно, поляки могли обрушиться на Юга с новой силой и выдавить оттуда турок, нанести им поражение в спорных регионах. Как ни странно, но теперь Османы были заинтересованы в возрождении независимой Московии, находящейся под их влиянием и могущей обеспечить полякам неприятности на восточных границах, тем самым отвлекая внимание Кракова от южных вопросов. Хотинская война помогла обезопасить Молдавские владения Османов, но она не достигла всех своих целей; удивительным образом совпали интересы московитов и Османской династии. 

Смерть Сигизмунда III весной 1632 года открыла для Ивана Дмитриевича окно возможностей. Недовольство в Московии нарастало уже последние несколько лет, а кончина сильного владыки позволила им вырваться наружу. Теперь, по старинному польскому обычаю, в стране начинались споры за наследство: Владислав, предполагаемый наследник, столкнулся с сильной оппозицией внутри страны, недовольной авантюрной внешней политикой его родителя и попытками ограничить вольности сейма. Присоединение Московии, которое в начале 1610-х воспринималось как внешнеполитическая победа и торжество католичества, к началу 1630-х стало попросту обременительным.  Случаи перехода московского боярства в латинскую веру так и не стали массовыми, а те, кто таки предпочел изменить вере предков, моментально теряли авторитет в простонародье. Оставшиеся верными православию московиты нередко координировались с единоверными им литовцами, что приводило к ослаблению позиций католического дворянства Польши. Словом, поляки готовились не к войне за сохранение завоеванного, а к дележу власти у самих себя. 

Мурад 4

Мурад IV, султан Османской империи и близкий друг Ивана V.

Еще при живом Сигизмунде III, в самом начале судьбоносного 1632 года, между правителем Османской империи Мурадом IV и претендентом на русский трон Иваном Дмитриевичем произошел важнейший разговор. Росшие вместе молодые люди, один из которых был правителем могущественной страны, а второй жил при его дворе, обсуждали геополитические перспективы Речи Посполитой, и тогда Иван V попросил у султана, бывшего для него большим, нежели просто господином, помощи в реставрации династии Рюриковичей. От Мурада он не просил целой армии, только отряд, снабжение и нанести отвлекающий удар по польскому Подолью; взамен он обещал вести выгодную для турок политику, в частности помогать против поляков, и отказаться от претензий на контроль за Украиной и Ногайскими ордами. После совещаний с великим визирем, Мурад решился сделать ставку; он собирался брать реванш за Хотин и не хотел упустить возможность подпалить и восточные границы Польского государства. Он доверял человеку, с которым вместе вырос и который уже помогал султану несколько раз в особых поручениях; наконец, это был уникальный шанс получить нового союзника в Восточной Европе.

Итак, летом 1632-го года Иван Дмитриевич покинул Царьград и направился в Азов, бывший самой значительной турецкой крепостью по соседству с русскими землями. Вместе с царем Московии отправился шеститысячный гвардейский отряд, сформированный им самим с разрешения Мурада IV из греков, армян и южных славян: в самом Азове комендант выдал отряду припасы, приказанные к выдаче самим султаном. У Ивана Дмитриевича был еще один немаловажный ресурс: его благословил перед отправлением из Царьграда сам вселенский патриарх, отчасти под влиянием турок, отчасти исходя из желания реставрировать православное государство. Приставленные к царю турецкие офицеры будут писать султану, что будущий Иван V  с нетерпением ходил по кораблю, не в силах дождаться долгожданного возвращения на историческую Родину. Он рвался в бой, заражая своим искренним желанием и окружающих; его полная жизни молодая фигура вызывала желание следовать за ним, подчиняться его приказам и проливать кровь ради его дела. 

В атааааку

Иван V на коне во главе наступления на Москву.

Известие о возвращении представителя законной династии оказалось именно той искрой, что зажгло пламя. Выступления против поляков начались в Поволжье, постепенно они разрастались по всей территории бывшего Московского царства, найдя помощь и поддержку со стороны "Боголюбцев" и православного духовенства. На сторону восстания охотно становились города и посады, недовольные разорительными налогами и засильем иноверцев; мелкопоместное дворянство и даже некоторые боярские роды с радостью встречали возвращение царя, о боевых действиях коего подробнее будет сказано в другой статье

Иван V внес значительный вклад в окончательную победу русского оружия, оказавшись талантливым и харизматичным вождем восстания, не лишенным к тому же и дипломатического дара.  Так, ему удалось найти контакт с некоторыми знатными боярскими родами и высшими иерархами Русской Православной церкви, которые высоко оценили признание дела Ивана главой православной церкви Константинополя. Но, разумеется, куда легче Иван Дмитриевич сходился с людьми посадскими да дворянами мелкого звена, которые составляли ударный костяк Третьего ополчения, или, как его назовут историки позднейшего периода, Азовского лагеря.  Можно отметить, что будущий царь уже тогда наметил свой политический курс: ставка на "третье сословие" Московии и низших представителей "первого", зависящих от царевой милости, при условии союза с православной Церковью, которая должна была предоставить его делу моральную обоснованность и стабильность. Лишними в этой схеме оказались московские бояре старинных родов, часть из которых или приняла католицизм в эпоху, когда владычество поляков казалось сильнее, или активно запятнала свою репутацию другими сомнительными действиями в прошлые годы. 

Во время боев и столкновений претендент на престол показал себя не только храбрым воином, настоящим мужчиной и силачом, но и пригожим командиром, хоть и склонным к принятию рискованных решений вопреки традициям тактики и стратегии того времени. Например, во время сражения у Троице-Сергеева монастыря, Иван Дмитриевич самостоятельно возглавил контрудар "турецкой" гвардии, которая смогла обратить в бегство не готовую к обороне польскую конницу. В других боях правитель тоже показывал отличное чувство момента, удобного для нанесения по противнику сокрушительного удара; крайне редко используя свою личную гвардию, он достигал побед и успехов, внушая всем соратникам уверенность, а врагам - страх и беспокойство.  Иван V, с другой стороны, хорошо понимал, когда стоит не драться до последнего человека, но остановиться и согласиться на разговоры с оппонентом - именно поэтому он и пошел на переговоры с Владиславом IV, хотя некоторые офицеры из Османской империи и самые амбициозные русские дворяне советовали ему идти на Смоленск и возвращать его русской державе. Но нет - летом 1635-го последний из Рюриковичей послал к наследнику Сигизмунда III посольскую делегацию с мирными предложениями, снова же удачно подгадав момент.

Царствие 

Путь к победе оказался продолжительным, но славным, достойным представителя законной династии, создавшей Россию и теперь вернувшей ей свободу. Русскому посольству удалось уговорить Владислава IV, оказавшегося в крайне неудобном положении и проигравшего ряд сражений, отказаться от московского престола, хоть за это ему и пришлось доплатить золотом и серебром. Острая нужда короля Польши в денежных средствах, поражения посланных против московитов отрядов, рокош, все еще идущий против него, как и атаки турок с юга принудили сына отказаться от завоеваний своего отца и освободить трон для Ивана V, России пришлось отказаться от Смоленска и Северских земель, но 

Смерть и память 

Личность

Иван V Дмитриевич родился в семье претендента на русский престол, но вырос и окреп в Константинополе, при дворе османских султанов. Но и оттуда он уехал давно рано, очутившись в Русской земле и став главой восстания православных людей за их права. Победив узурпатора Владислава IV, он возглавил воскресшее последнее православное царство мира и вернул престол законной династии; пребывая на престоле, он сделал множество выборов и принимал тяжелые решения, каждое из которых влияло на его характер. 

Возвращаясь на историческую Родину, оставленную им в бессознательном малолетстве, Иван представлял из себя красивого, храброго и смышленого юношу, привычного к скорым действиям и опасностям. Не самая простая жизнь при дворе османских султанов научила его здоровой осторожности, 

Семья

Ульяна Шереметева

Ульяна Федоровна Шереметева, государыня Московии.

В сентябре 1635 года Иван V, только-только закончивший войну с поляками, озаботился укреплением своей династии, чьим единственным представителем он остался. Своей избранницей он сделал молодую дочь старого и заслуженного боярина Фёдора Ивановича Шереметва, Ульяну Фёдоровну. Она привлекла его внимание здоровьем и веселым нравом, а ее происхождение от боярского рода могло бы ему помочь укрепить свои позиции среди высшей аристократии, отношения с которой на тот момент еще были неясными. Свадьбу сыграли ярко и громко, желая упрочнить в сознании людей мнение о твердости новой династии. 

Брак, заключенный по односторонней симпатии и здравому политическому расчету, довольно скоро перерос в здоровую и любящую семейную пару. Царица Ульяна смогла стать настоящей хозяйкой Кремля, принимала участие в его восстановлении и помогала супругу налаживать отношения с высокопоставленными русскими боярскими родами. Их взаимная симпатия помогла Ульяне сохранить свой титул вплоть до рождения долгожданного наследника аж на 7-й год брака,  хотя при дворе и шли активные интриги, направленные против неё. В конце концов она достигла своей главной задачи - обеспечила удачное возрождение династии Рюриковичей, стоявшей на самом пороге своего небытия. 

  • Иван (1638 - 1642), умер в младенчестве.
  • Евдокия (1640 - 1675), замужем за ... 
  • Ирина (1640 - 1645), умерла в младенчестве. 
  • Дмитрий III (1642 - 1684), государь, царь и великий князь всея Руси (1670 - 1684) 
  • Ксения (1644 - 1645), умерла в младенчестве. 
  • Ирина (1649 - 1690) 
  • Анастасия (1650 - 1653), умерла в младенчестве. 
  • Юрий (1654 - 1693)
  • Анна (1656 - 1660), умерла в младенчестве. 

Имеется и альтернативное мнение насчет супружеской верности царя Ивана V. Его детство, прошедшее при султанском дворе, способствовало появлению у Ивана Дмитриевича несколько отличающихся от привычных московитам взглядов на жизнь и романтические отношения - и это при том, что обычаи и жизнь московского высшего света европейцы и так находили безнравственными и развратными. 

Интересные факты

Примечание

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.