ФЭНДОМ


Врата Нирна

Врата Ганера в дни свадебных торжеств.

Золотая свадьба, 
также - официальное заключение брака между тринадцатым Владыкой Тьмы и принцессой Земли Дракона Асами Тан; одновременно и заключение союза между Сурией и родиной невесты. Событие состоялось летом 1293 года, внеся значительные изменения в мировой расклад сил. 

Данное событие стало по-настоящему историческим для обеих государств, напрямую в него включенных. Впервые в истории Сурии первой женой Владыки Тьмы стала не захваченная в бою правительница другой страны или представительница местного княжеского рода, а принцесса дальней земли, родные которой добровольно согласились на свадьбу. Восточная империя, в свою очередь, впервые получила внешнего союза в своей великой и вечной войне с нагайна, к тому же избавившись от опасности губительной междоусобицы между детьми предыдущего правителя. Наконец, Земля Дракона теперь могла рассчитывать на деятельную поддержку со стороны нового союзника, обещавшего присылать не только припасы и провиант, но и войска для несения гарнизонной службы, и сведущих книжников для разработки нового вооружения. 

На данный момент считается самой дорогостоящей и затратной церемонией в записанной истории мира со дня падения Первой эльфийской империи. Целых десять родов нэси приняло непосредственное участие в финансировании мероприятия, причем двое из них по завершению торжеств оказались практически полностью разоренными. 

Главным результатом Золотой свадьбы стало заключение союза между тайцами и сурийцами: обе страны вышли из дипломатической изоляции, обязавшись оказать друг другу помощь в момент нужды. В Империи людей известия о свадьбе восприняли как дурной знак, как демонстрацию Сурией своего богатства и могущества не только гостям с Востока, но и окружающим ее державам. 

Предыстория

Бейфонг

Горо Бейфонг, доверенный советник Чжао-Вэнь Ди.

В конце XIII века Земля Дракона с трудом пережила очередной Шторм ценой огромного напряжения всех сил и почти что утратив несколько важных островов. Наги отошли, не понеся разгромного поражения: опасность их скорого возвращения принудила правителей к необычным действиям. Видный сановник Горо Бейфонг отправился в "Закатные страны" искать союза, и только в Сурийской империи он нашел благожелательного слушателя в лице Темного Владыки. Постепенно господин огромной державы клонился к союзу, но тогда Бейфонг-старший нашел способ значительно ускорить процесс: он пообещал Владыке руку и сердце дочери нынешнего правителя, Асами Тан. Доверенный сановник тем самым решал сразу две задачи: привлекал Cурию к союзу и удалял из родной ему земли нелюбимую им наследницу, обеспечивая победу для своей придворной партии. Владыка быстро согласился заключить альянс на таких условиях: Сумеречный совет безусловно поддержал его решение и теперь Бейфонг направился домой, полностью довольный собой.

В 1292-м году Горо Бейфонг вернулся в Ниигату, откуда он торжественно объявил о полном успехе экспедиции и готовности Сурии оказать всю необходимую помощь... В обмен на маленькую услугу со стороны правящей династии Тан. На счастье самовольного сановника, правивший отец Асами уже помирал, лишенный реальных рычагов воздействия на политическую ситуацию, а ее старший брат был всячески заинтересован в исчезновении родной сестры с политической сцены. Асами, впрочем, отказалась повиноваться договору, заключенному Горо без согласия ее отца и ее собственного; ее поддержала сравнительно небольшая группа аристократов и военных, среди которых упоминания достоин высший генерал[1] Шестизнаменной армии Ода Цзигуан. Большинство придворных оказало поддержку наследному принцу Лин-Чжао, полагая его более достойным и, главное, полностью законным правителем. Полковники Шестизнаменной армии, парализованные словами Цзигуана и разрывающиеся между лагерями, не смогли сделать однозначный выбор: кто-то уверил Лин-Чжао в верности, а некоторые послали гонцов к Асами.  Среди простонародья, жителей городов, крепостей, сел и деревень начались волнения: прошло несколько месяцев с похорон Сына пламени, но не был назван новый правитель, а "верха" общества явно лихорадило. Впервые в своей многострадальной истории Земля Дракона столкнулась с возможностью настоящей междоусобной войны - и это в обстановке ожидания скорого нашествия нагайна! 

Дворец династии Тан

Горное убежище династии Тан летним утром.

Тогда принц Лин-Чжао решился взять ситуацию в свои руки: в начале лета 1292 он с небольшим отрядом охранников прибыл в Горное убежище от зноя - летнюю резиденцию монархов династии Тан, которая теперь была "ставкой" его сестры. Асами согласилась его принять и выслушать из остатков уважения и былой дружбы; их разговор проходил при закрытых дверях в личной комнате Асами, где она еще вчера принимала гонцов от генерала Оды Цзигуана. И хотя беседа брата и сестры менее всего походила на счастливое воссоединение семьи, Лину удалось призвать к чувству долга Асами, ее призванию.  Он смог убедить ее в слабости ее партии, недостаточности ее сил для победы - и напомнить об опасности таких конфликтов перед лицом ждущих своего часа под морской толщей наг. Война не могла принести Асами трон, но она гарантированно стала бы началом конца всей цивилизации Востока, ослабив ее перед новым вторжением. Через несколько часов долгой, напряженной и трудной беседы брат и сестра покинули комнату, объявив собравшимся придворным Асами ее  "добровольное" решение отправиться в Нирн во исполнение взятых Землей на себя обязательств.

Впрочем, Лин-Чжао не собирался позорить свою сестру перед всем светом: в знак признательности за ее отказ от борьбы новый правитель государства собрался организовать ей по-настоящему впечатляющее сопровождение. Свыше тысячи человек должно было отправиться следом за Асами в Сурию: в большинстве своем то были придворные из ее партии, которым теперь оставалось последовать той же дорогой. Среди них были и военные: как охранники из Красного полка, так и офицеры, посылаемые для обмена опытом с Нирном. Многие влиятельные аристократы, прежде заверившие дочь покойного императора в преданности, теперь поспешили переметнуться на сторону победителя; за Асами последовали только действительно преданные ей и зачастую незнатные люди. Весьма показателен здесь случай Эйко Бейфонг - младшей дочери сановника Горо, с раннего детства бывшей подругой для Асами. Она со скандалом покинула отеческий дом, когда родитель огласил условия заключенного с Сурией договора; теперь она отказалась в него возвращаться, предпочтя остаться с Асами до конца. Генерал Цзигуана тоже покинул Родину - официально ненадолго, но на самом деле навсегда, рассорившись с правящей кликой. 

Путь в Нирн

  • Асами Тан в описываемый период.
  • Ода Цзигуан, генерал Шестизнаменной армии.
Поздним летом 1292 года
из Ниигаты отбыл флот, состоявший из 100 судов различных размеров, командованием которым осуществлял сам Цзигуан - такова была прощальная почесть герою Шторма, сыгравшему ключевую роль в защиты столичного острова. Подавляющее большинство последовавших за ним воинов и матросов сделали это абсолютно свободно: заслуженно восторгаясь героем недавней войны, они решили отправиться вместе с ним на Запад. В свою очередь офицеры флота были лояльны новому правителю, они должны были проследить, чтобы Асами и ее сторонники действительно прибыли в Сурию, а не обосновались на соседних со столицей островах, желая начать-таки войну. 

Дорога в Куш заняла несколько месяцев, за которые Асами Тан ни разу не покинула собственной каюты. За это время с ней общались только Эйко Бейфонг, Ода Цзигуан и адмиралы флота, причем последних она принимала неохотно и редко. По возвращении они будут рассказывать Лин-Чжао о "морской болезни", якобы сразившей Асами наповал и приковавшей ее к постели на все время плавания. В эту версию в Земле Дракона охотно поверили: у ее жителей есть определенная непереносимость морских путешествий, особенно свойственная династии Тан. На самом деле принцесса Тан пыталась представить себе дальнейшее, вообразить себе жизнь в иной стране, составить план действий. Поэтому к себе она подпускала только доверенную подругу и опытного генерала, тоже души в ней не чаявшего; она была уверена в их искреннем расположении к себе и желала слушать их мнение. Оба советчика, герой войны и наперстница, сошлись во мнении, что стоит в первую очередь присмотреться к Сурии, узнать ее как можно лучше, оценить возможности, которые брак даст Асами. До сих пор о Стране Нирна знали только более-менее расхожие слухи, но планирование такого уровня требовало подробных знаний, собственного опыта. А вот советы насчет отдаленного будущего расходились, причем серьезно: Ода Цзигуан предлагал оставаться в Сурии и там с честью нести доставшуюся принцессе службу, в полном соответствии с обычаями и традициями тайцев. Эйко тихим голоском мечтала о том, как сурийское оружие вернет ее принцессе ее трон, рассудит Асами с братом и восстановит главную справедливость. Младшая Бейфонг придавалась приятным для обеих мечтам, но где-то внутри себя Асами уже сомневалась в реалистичности такого подхода.

Эйко в Куше

Эйко Бейфонг в садах наместника Куша.

Огромный портовый город Куш еще издалека произвел на гостей впечатление: подобными размерами обладала только Ниигата, бывшая их столицей. Тайский флот здесь ожидали, так что в порту удалось найти место для всех кораблей; флотские офицеры были приятно удивлены хорошей организованностью портовых рабочих и быстротой, с которой исполнялись ими поручения начальников. Асами, Эйко и Оду встретил сам генерал-наместник Думазг, окруженный большой и хорошо вооруженной свитой из орков и дракеев. С неожиданной от такой громадины (а ведь гости впервые видели дружественных не-людей) воспитанностью и утонченностью Думазг приветствовал высокую гостью и пригласил ее проследовать в свою крепость - отдохнуть и расслабиться перед предстоящей дорогой, которая займет многие и многие мили.

Удивление тайцев росло с каждой минутой: причем они поражались не только чуждой архитектуре, одежде и внешности. Шок у Асами и ее приближенных вызывала сама атмосфера торговой столицы южных земель: радующиеся и гуляющие люди и не-люди, шумные питейные заведения, потрясающий воображение базар, на котором и продавали, и покупали с кипящей страстью, переполненные улицы... И вооруженных стражей было меньше, и, казалось, никто не боится завтрашнего дня, никто не готовится к возможной завтра гибели - прибытие в мирный край по-настоящему потрясло тех, кто привык жить, ожидая войну, разорение и гибель. Асами старалась не выдать своего удивления, пока ее ближайшая подруга глазела во все стороны, постоянно вертела головой и показывала ей пальцем на бытовые для сурийцев, и невозможные на их Родине сценки.

Чудеса только продолжились внутри крепости, когда Думазг, сославшись на срочные государственные дела, оставил гостей в их комнатах, попросив Асами поздним вечером поужинать с ним, оказав тем самым честь своему гостеприимному хозяину. Размеры и крепость стен цитадели не поражали тайцев, привыкших к надежным укреплениям и доблестным охранникам; но обилие украшений, богатства, повсюду находившиеся предметы роскоши... Вот что действительно вызывало удивление у новоприбывших. Был и еще один непривычный момент: изобилие слуг, несвойственное даже царским резиденциям их Родины. Вокруг постоянно бегали рабы и рабыни, которых было едва ли не больше прочих обитателей замка; за одной лишь Эйко носился пяток эльфиек, угодливо выполняющих любую ее робкую просьбу и стараясь (по мере сил) предугадывать ее желания. Простая в быту и не привыкшая к подобному приему дочь Бейфонга попыталась было отослать их подальше, но потом ее с грехом пополам объяснили, что подобное ее решение будет трактовано как выражение крайнего недовольства их работой, со всеми полагающимися для них последствиями. Любая попытка их разговорить тоже была бесплодной; они отвечали односложно и испуганно, словно ожидая от Бейфонг удара. 

Но вот следующую ночь Асами действительно запомнила на всю оставшуюся жизнь. Сперва ей пришлось отправить назад двоих рабынь, присланных помочь ей с туалетом: Эйко прекрасно справлялась сама со своей обязанностью, и именно к ее обществу несостоявшаяся правительница привыкла. Провести почетную гостью в специальный зал дворца взялась супруга Думазга, но, как оказалось, сама она не будет присутствовать на торжестве. Позднее Асами узнает, что в Сурии супруги не могут участвовать в целом ряде церемоний, в том числе и такого рода; пока что у нее это вызвало оторопь. В огромном, исполинском зале, украшенном военным оружием, картинами и пышными статуями незнакомых Асами Божеств, ее уже ожидал генерал-наместник. И начался настоящий пир, подобных которому Асами дома не могла вспомнить: в Земле Дракона ужин на двоих, даже если сам Сын пламени приезжал к правящему наместнику, никогда не превращался в подобный праздник. Изобилие мясных продуктов на любой вкус, угощение множеством необычных для тайцев сладостей, тонкость блюд, над которыми явно часами работали умелые повара - на аппетит не жаловались ни хозяин, ни гостья. Вокруг стола постоянно крутились куда более прилично одетые, чем с утра, эльфийки, ухаживающие за ужинающими; Асами даже не могла заметить, с какой быстротой рабыни меняли тарелки, накладывали новые порции и разливали напитки. Пока она и Думазг вели утонченную беседу, пятеро девушек пело чарующими голосами непонятную ей мелодию, а еще несколько танцевало, верно подстраиваясь под изменяющуюся мелодию. Все шло просто идеально, пока одна из рабынь случайно не пролила на Асами вино - наследница Земли Дракона невовремя протянула руку. Вопреки ее ожиданиям, благодушный хозяин не стал орать на неудачницу или, тем более, избивать ее, а просто приказал выйти вон. И только по изменившимся лицам ее сестер по несчастью Асами могла гадать о дальнейшем... или могла бы, если бы меньше угощалась дорогим и приятным кушским вином. Словом, праздник продолжался всю ночь и уже засветло Асами покинула гостеприимного и радушного Думазга, искренне поблагодарив его за чудесный отдых.

Сухопутная дорога до Нирна обещала быть долгой, но это давало гостям с Востока внимательно изучить Сурию и составить первое, важное представление о ее жителях и культурных особенностях. Думазг изъявил желание сопровождать Асами в ее путешествии вплоть до крепости Рашур, подле которой с ней встретится сам жених. Дорожные приключения можно свести к нескольким, имеющим особое значение для раскрытия культурных различий тайцев и сурийцев; они же будут самыми эмоционально сильными воспоминаниями для путешественников. Недалеко от Куша эскорт Асами стал свидетелем суда над вором-карманником; каким же удивлением стал смертный приговор! В Земле Дракона, преступника такого рода отправили бы искупать вину кровью на передовые крепости, но не стали бы так расходовать человеческий материал. Впрочем, наблюдая за размерами Куша и окружающих поселений, Асами быстро поняла, что проблема малочисленности в Сурии явно не стоит.

Встреча и совместное путешествие 

Под Рашуром Асами Тан впервые встретилась с 13-м Владыкой Тьмы, правителем Сурии и ее полноправным господином. 

Ход праздненства 

Церемония

Ранним летним утром 1293 года торжественная процессия Тринадцатого Владыки достигла Нирна, в котором уже несколько месяцев шла полным ходом подготовка к самой пышной свадьбе в Сурийской истории. Верховный натрезим Нахитон, первослужитель Покровителя Воинств и доверенный друг правителя страны, взял на себя координацию усилий десяти княжеских родов, согласившихся полностью покрыть любые расходы на организацию торжества. Из окрестных городов в столицу Сурии свозились припасы еды, алкоголя и подарков для простонародья; Сумеречный совет решил воспользоваться этим поводом для завоевания лояльности у жителей столицы. Нэси были рады продемонстрировать таким широким жестом свою полную верность господину и заслужить его расположение к своим семьям. Согласно сурийским хроникам, рода отдавали для финансирования праздника не только деньги, но и драгоценности, продавали некоторых рабов и даже здания; словом, найти требуемую Нахитоном сумму оказалось непросто. 

Последующий день навсегда запомнят не только новобрачные и придворные, но и все жители Нирна. На рассвете процессия разделилась: жених и сурийские войска отправились к западным воротам, а невеста и тайцы - к восточным. С двух концов города две колонны приближались навстречу друг другу, а на крышах, в окнах и на балконах толпилось бесконечное множество существ - людей, орков, полуросликов, дракеев, даже гоблинов. Простонародье Нирна радостно приветствовало своего Владыку; перед ним кидали самые красивые цветы, ему кричали приветственные слова и хвалебные гимны, а он в ответ улыбался и махал рукой самым молодым прелестницам в окнах. Асами же вела себя куда более скромно, во многом из-за шока: размеры Нирна, его густонаселенность попросту потрясали ее. Столько разумных в одном месте она не видела даже в портовом Куше, не говоря о своей родной стране; еще больше ее потряс тот факт, что все эти люди, орки и прочие собрались не ради войны, а только ради празднования. Впрочем, Тан все-таки могла улыбаться кончиками губ и редко приветственно махать рукой - а большего и не требовалось, собравшиеся уже любили ее и готовы были веселиться в ее честь весь предстоящий день.

Церемония торжественного венчания должна была пройти в главном храме богини Ташир, покровительницы семейного очага и "возжигательницы страсти". Еще во время путешествия новобрачные успели обговорить вопросы, связанные с религией, и Асами дала полное согласие перейти в веру жениха, обязавшись внимательно изучить культ Освободителей в дальнейшем. На площади перед исполинским зиккуратом новобрачных уже ждали представители всех Восьми культов - Покровителя воинств, Знатока стихий, Отца вещей, Госпожи Неба, Родительницы живого, .... и, разумеется. самой Защитницы семей, именем которой надлежало состояться столь уникальному брачному союзу. Каждый натрезим приветствовал новобрачных и обещал им благословение от своего покровителя. Последней выступала натрезим На-дир, посвятившая всю свою жизнь служению Ташир. Подозрительно молодая и все еще красивая женщина торжественным тоном пригласила Владыку, Асами и "ваших доверенных слуг" проследовать за ней в святилище, где должна была состояться самая важная часть церемонии. 

Разумеется, Асами взяла с собой Эйко, в которой была полностью уверена. За господином Сурии последовал его верный адъютант, орк Брос Кроворук - чемпион Нирна и его правая рука. Остальные остались ждать возвращения уже соединенных клятвой на площади, под палящим сурийским солнцем. Четверка шла за жрицей в глубь зиккурата, щедро украшенного откровенными картинами, скульптурами и.. Другими вещами, заставившими Эйко Бейфонг густо покраснеть. Об "этом" в Земле Дракона не было принято публично говорить, а уж тем более выставлять "такое" на всеобщее обозрение - а здесь все себя ведут так, будто ничего страшного и не происходит! Однако всему плохому рано или поздно наступает конец, и вот Владыка и Асами уже стояли на коленях перед алтарем, за которым На-дир громко, с расстановкой и чувством, читала гимн своему божеству. Натрезим явно никуда не торопилась, поскольку избрала она самый долгий, торжественный и полный пышных метафор гимн... Снова смущая тайских девушек подобными словами в религиозном тексте. Примерно через два часа На-дир велела новобрачным подняться с колен и поцеловать друг друга, тем самым обретя сакральное единство - Владыка не сильно, но резко притянул Асами к себе и долго, смакуя момент, целовал ее. Вышло так, что Асами краем глаза видела выражение лица своей единственной подруги, и отчетливо видела на нем боль, страдание, мучение, стыд и страх... Отпрянув от жены, Владыка взял ее за руку и повел назад, представлять ее своему - а теперь общему - народу.

Затем четверка вышла на площадь к изнывающим от жары, но и не думающим расходиться подданным. Едва-едва четыре фигуры показались на ступеньках зиккурата, толпа начала скандировать их имена и кричать "славься"; воспользовавшись удобным моментом, Хозяин Сурии снова обхватил девушку за талию и страстно поцеловал - хорошо понимая торжественность и значимость момента, Асами нежно прильнула к нему и ответила на поцелуй. Близость царственной пары, взаимопонимание между ними вызвали искренний ажиотаж у собравшихся горожан: крики и радостные вопли грянули с новой силой, толпа радовалась, будто каждый из них сам был главным героем дня. В конце концов, все радовавшиеся были слишком далеко, чтобы разглядеть ту единственную, которой одно присутствие здесь причиняло едва ли не физическую боль. Эйко из последних сил улыбалась, но старалась не смотреть прямо перед собой, на царственную пару - она не хотела усугублять и без того катастрофическое положение.

Наконец, Владыка, его старшая жена, сурийские аристократы и члены свиты Асами отправились на возвышающуюся над Нирном гору, где устремлялась в самое небо грандиозная Башня. Принцесса Тан сама предложила супругу почтить прежние обычаи сурийцев согласно которым муж должен был довести жену до дома. Ей тогда казалось, что такой просьбой она сможет "подколоть" супруга, коего она считала мягким тюфяком, отвыкшим от физических нагрузок. Владыка взял Асами за талию и пошел... Разумеется, если сам Хозяин шел на ногах, никто не смел воспользоваться иным средством передвижения - ни закаленные орки-воители, ни придворные дамы, ни юнцы-аколиты. Огромная процессия к Башне казалась сверху живой рекой, только очень разноцветной и постоянно переливающейся в лучах теплого солнца. Дорога оказалась круче и тяжелее, чем Асами сперва казалось, но и она, и ее близкие справились с нею достойно; а вот женская часть сурийской аристократии явно хуже перенесла путешествие пешком до Башни, как и некоторые придворные мужского пола. Сам Владыка, неожиданно для Асами, не явил ни единого признака усталости, удивительно легко перенеся всю дорогу. 

Пир в Башне

Как только за последними свитскими закрылись исполинские ворота Башни, Владыка приказал немедленно идти в Светлую залу, где несколько часов уже готовилось щедрое угощение. Пока правители венчались в зиккурате, а простонародье жарилось под Солнцем, в Башне кипела сложная и ответственная работа, порученная двум близким к Владыке существам: начальнику крепости и экс-первой жене. Если первый должен был проследить за безопасностью гостей и полным их спокойствием, то вторая получила самое сложное занятие. Ей надлежало подготовить парадный обед,обильный, дорогой и замысловатый, продумать сложную, комплексную программу развлечений для гостей Владыки, отобрать многочисленную, и в то же время профпригодную и надежную прислугу, наконец, придумать подобающую случаю рассадку! Не стоит забывать, что главная гостья торжества должна была заменить хозяйку, лишив ее статуса первой жены; со следующего дня она становилось простой наложницей, одной из нескольких сотен, теряла любые привилегии и права для себя. 

Гости из Земли Дракона были поражены масштабами, размахом и наполнением резиденции Темных Владык. Ни одна цитадель наместника, ни одна аристократическая усадьба и близко не могли с ней сравниться, пускай Асами, Эйко и Ода уже видели поистине крепкие укрепления и роскошные жилища. Да, на долгом пути они, как им казалось, привыкли к богатству и могуществу... Но Башня смогла их поразить. Здесь были самые пышные статуи, самые красивые мечи и топоры, потрясающие воображение механизмы и расписные стены. Казалось, человек может целый месяц потратить на изучение всего лишь одного этажа резиденции, но и тогда он не освоит, не откроет всех ее многочисленных, заманчивых тайн. Темный повелитель обещал Асами показать ей Башню в самом скором времени; у усталых и голодных гостей росло желание поесть и отдохнуть, а Владыка не хотел доводить их до крайней точки. 

Светлая зала открылась по его приказу; Владыка и его новая жена направились к специально сооруженному по такому случаю двойному трону, заметно возвышавшемуся над остальным помещением. Пара торжественно прошла к трону; они заняли места практически одновременно, тем самым давая разрешение сесть и гостям. Каждый занимал позицию в зависимости от своего ранга и положения: так, слева от Владыки сидел натрезим Нахитон, его доверенный советник и уважаемый им книжник, а справа от Асами - генерал Ода Цзигуана. Бейфонг-младшая по расстановке от экс-госпожи Башни оказалась где-то в самом конце левой части столов, посреди младших архонтов, нежеланных детей старших родов и других сомнительных гостей. Асами хотела было задать вопрос, но вскоре поняла, что почтенный генерал, ветеран кровавой войны, будет действительно смотреться здесь лучше, чем служанка-изгой. Сама Эйко тоже была не против затаиться: шум, люди и сам праздник уже давно действовали ей на нервы, и теперь она собиралась в одиночестве напиться, впервые за всю жизнь, поискать, как говорили в Сурии, истину на дне стакана. Сурийские аристократы же предвкушали предстоящее торжество, ждали его с нетерпением, хотя и старались его скрыть, повинуясь долгу и принятому этикету. 

И когда последние гости заняли свои места, из других дверей вышла Хродвин Рыжевласая, та самая бывшая первая жена Владыки Тьмы, некогда правительница незначительного Белозерного княжества, выданная жителями своего города в качестве дани за мирное соглашение. Она потратила несколько лет в попытках возвыситься, но наслаждалась новым статусом всего лишь год: теперь она покидала с таким трудом завоеванное место. Об этом знали все сурийцы, и сотни интересующихся глаз впились в нее: Хродвин, впрочем, держалась с достоинством и уверенностью. Твердым, но приятным голосом она поздравила новобрачных и предложила всем, и гостям, и хозяевам Башни. насладиться трудами здешней кухни. На этих словах служанки внесли первые подносы с закусками; понесли также и алкогольные напитки - традиционно первыми угощение из рук самой Хродвины получили Владыка и Асами. И пока служанки разносили угощения по столам, Нахитон прочел ему известное заклятье над едой и напитками, предложенными Владыке - и как только старый книжник вернулся на место, Хозяин Сурии впервые вкусил мяса, подавая тем самым долгожданный сигнал для остальных. 

Праздник начался, и он оказался по-настоящему громким и масштабным. Гости громко разговаривали, весело и задорно играла прелестная музыка, под которую со всем природным изяществом танцевали любимые Владыкой эльфийки, а жестко отобранная прислуга внимательно следила за тарелками гостей, подавали все новые и новые смены блюд. Все работало словно самый точный механизм: пирующим ни разу не пришлось ждать новых блюд, но в то же время подносы не застаивались на виду. Звучали заздравные речи, княжеские рода желали хором здоровья, счастья и множества здоровых, крепкий детей; с каждым часом торжества становились все веселее и веселее. Первоначальные торжественно-строгие песенные мотивы окончательно сменились на задорно-простонародные, танцовщицы принялись исполнять откровенные и дразнящие танцы, охотно принимая угощения с барского стола в знак поощрения; всем этим сложным механизмом управляла Хродвина, старавшаяся выступить в своей лучшей роли.

Владыка ел и пил, как настоящий сурийский богатырь: по многу, но оставаясь идеально трезвым и собранным. За время всей церемонии он порядком проголодался; к тому же, за несколько месяцев, что он провел вне Башни, он несколько соскучился по ее кухне, не знающей себе равных не только в Сурии, но и на остальном Континенте. Его жена также наслаждалась предлагаемыми яствами, оценивая по достоинству их тонкий вкус, обилие незнакомых для нее специй и даже особых украшений... А вот выпивать ей правитель государства не дал: после двух кубков вино пить не дозволялось "ради ночи". Нахитон, в своей обычной манере, довольствовался малым, и погружался в раздумия о высоком, предстоящем и грядущем. Порой он кидал взгляд на царственную пару, снова подмечая, как удачно смотрятся новобрачные друг с другом и раздумывая о предстоящих им великих свершениях на службе у Освободителей. На другом конце зала тоже придавались размышлениям о грядущем - моментально опьяневшая от здешнего вина и отсутствия любой привычки к этому делу Эйко бороздила просторы своего сознания, одновременно любуясь на танцы эльфиек. Другой вопрос, что именно она видела в движении расплывчатых силуэтов... Проснется она же на следующий день в своем покое, очевидно, перенесенная туда рабами из-за стола. 

И только к рассвету правитель Сурии решил завершать пир. Поднявшись из-за стола (разумеется, его примеру последовали все "дожившие" до того момента гости) Владыка произнес завершающий тост, поблагодарив всех собравшихся за верность, честность и искренность, и повел жену в свои покои. Многочисленные гости громко и шумно высказывали желание сопроводить новобрачных, исполняя тем самым еще одну почтенную и уважаемую в Сурии традицию; однако Темный повелитель в весьма резких выражениях отказал гостям и увел Асами за собой. Проведя с тайской принцессой два месяца и внимательно наблюдая за ней, Владыка хорошо понял, насколько тайцы скованы и ограничены в "этих" вопросах. Требовалось время, чтобы старшая жена могла освоиться с принятыми в сурии обычаями, нравами и традициями: а обряд "сопровождения" был одним из самых откровенных, даже вульгарных, даже по меркам культа Ташир. Наконец, Владыке были свойствены ревность и "собственничество" - он попросту не хотел делить обещанную ему женщину с кем бы то ни было и в какой бы то ни было форме. 

Над последующим мы должны опустить занавес; вполне достаточно сказать, что все прошло без проишествий и какого-либо шока для сторон. Именно так начиналась жизнь принцессы Асами Тан как старшей жены Тринадцатого Владыки и хозяйки всего его огромного гарема... 

Торжества в Нирне

Пока правитель Сурии, его новоиспеченная супруга и самые почетные гости столицы широко и торжественно праздновали свадьбу в Башне, простонародье Нирна тоже не теряло времени. Еще вечером прошлого дня владельцы шинков, лавочники и трактирщики получили приказ Владыки, строго-настрого запрещавший брать плату за угощение в день свадьбы - в конце торжеств им надлежало обратиться к специальным чиновникам, которые должны были полностью компенсировать все убытки торговцев. Пока что, жители и гости сурийской столицы могли вдоволь погулять за счет княжеских родов, добровольно согласившихся выделить средства. Щедротами князей охотно воспользовались все жители столицы от мала до велика, принадлежавшие к самым разным сословиям и племенам. В те дни даже рабам было дозволено принимать участие в развлечениях и играх, к которым обычно они не допускались; позднее книжники засвидетельствуют, что во время празднования свадьбы свыше 8000 рабов было освобождено и включено непосредственно в состав семьи владельца. 

Натрезим Нахитон и Кану (т.е. градоначальник) Алькор Морской несколько месяцев готовились к проведению столь ответственного мероприятия, желая показать Владыке свое рвение и остаться в истории как организаторы самых веселых, удалых и масштабных праздненств в истории Сурии. Исподволь заготовлялись припасы: с окрестностей Нирна в город свозилось продовольствие и алкоголь, привели в порядок Арену, и украсили сами улицы. Так что у верхов столицы все было готово к моменту, когда Владыка из Башни дал отмашку начинать народные гуляния в его честь. Алькор обратился к "честным горожанам Нирна и всем гостям столицы" с призывом воспользоваться государевым угощением и не отказываться от торжеств; к тому моменту в шинках уже собрались клиенты, а лавочники готовились открываться. 

В обычные базарные дни Нирн способен поразить любого чужеземца своим шумом; но сегодня он удивлял даже своих жителей. Последние торжества подобного масштаба состоялись свыше двух сотен лет назад, с того времени сменилось много поколений; и ныне живущие не уставали поражаться происходящему. На каждом перекрестке всем желающим наливали пиво, там же угощали незамысловатыми, но сытными и приятными на вкус закусками; в закрытых шинках шли шумные беседы; свои двери открыли все княжеские дворы, на которых также накрывали длинные столы. Простая фраза "Слава Хозяину!" в тот день покупала произнесшему и улыбку окружающих, и солидную кружку пива, и хлебец с куском мяса - люди, орки, дракеи, гоблины и полурослики братались друг с другом, знакомились, шли вместе развлекаться и, разумеется, вели жаркие обсуждения. В большинстве своем, тематика разговоров сводилась к неизбежной и очень скорой полной победе Владыки над всеми его врагами, первым шагом к которой народное мнение единодушно считало брак. 

На Арене в тот день сражались только небоевым оружием, поскольку Владыка не желал омрачать свой брак убийством, пусть даже и отчасти ритуальным. И все равно не было свободного места: желая почтить Владыку, сражаться вышли самые известные бойцы Нирна, ради такого события даже вернулось несколько ветеранов - игрища действительно оказались достойными. Сперва шли командные бои, число участников которых постоянно росло; затем организаторы проводили парные поединки между звездами прошлых лет, но только затем они обнаружили свой главный козырь. Арену заполнили водой, 

Итоги и последствия

Главным итогом Золотой свадьбы стало заключение военного союза между Сурией и Землей Дракона; в том же году на родину невесты направился крупный экспедиционный корпус, призванный укрепить оборону Костяного Берега и выиграть тайцам необходимое им время, Произошел обмен историческими и военными познаниями; в частности, в Нирн Сын пламени передал значительную часть коллекции магических артефактов, как приданое. Например, 

Примечания

  1. Высший воинский чин в Земле Дракона.
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.