ФЭНДОМ


Инцидент, Нулевой Год, Обнуление или же Год Жатвы – геополитическая катастрофа всемирного масштаба, представляющая из себя каскад экономических и политических кризисов, приведших к полной деконструкции существующего начиная с 1946 года миропорядка и гибели более миллиарда человек. Именно в связи с этим данное событие назвали Жатвой. 

Предпосылки

Не смотря на то что причиной катастрофы принято считать всю экономическую и политическую повестку дня в мире, начиная с деконструкции социалистического блока. Начало основным трагическим изменениям была положено дважды. Первый раз, во время фондового кризиса 2008. Второй, во время государственного переворота в Украине, произошедшего в 2013 году. Положившего начало торговой войне между Россией и западом, что усугубило и без того тяжко протекающий мировой экономический кризис.

Общепризнанный «обратный отсчёт» начался за тридцать два месяца. С начала введения США, запрета на прохождение Панамского канала для судов зарегистрированных в Китайской Народной Республике.

Ситуация в мире во многом напоминала схожую на кануне Первой Мировой.

Реакционизм в политике для ряда стран первого и второго мира стал нормой. И правительства многих держав пошли на жестокую конфронтацию ко всем кто угрожал их влиянию. От внутренних противников, до соседних держав и международных институтов власти. Полноценная холодная война началась между США, её североамериканскими союзниками а так же Японией, против Российской Федерации, Китайской Народной Республики и ряда стран ШОС. Начало масштабной гонки вооружений одновременно со стремлением замалчивать застарелые но насущные социальные и экономические проблемы, привели расширению и углублению этих кризисов. Развал экономики в связи с разрушением глобального рынка, углубления долгового кризиса и «экологического бешенства» приводящий к стагнации целых регионов и массовой безработице. Рост преступности и безработицы по экспоненте на фон сворачивания социальных программ. И всё это происходило в благополучных странах.

Во втором и третьем мире начались военные эскалации и постепенные скатывания внутренних ситуаций к постоянным восстаниям и гражданским войнам. Неонацисткие режимы Боливии и Перу пришедшие к власти путём кровавых переворотов стянули войска к границам собираясь начать войну за месторождения руды. Не смотря на то что и в другой стране полным ходом шёл фактически геноцид индейцев и их идеология власть имущих в обеих странах была одинаковой, они не собирались уступать друг другу и над континентом повисла угроза крупной локальной войны. В тоже самое время в Африке в семи одновременно идущих локальных войнах в месяц погибало свыше ста тысяч человек. И там воевали не за руду или алмазы, а за источники чистой пресной воды. Спасаясь от «зелёной экономики» многие жадные дельцы перенесли свои грязные производства в страны экваториальной Африки, и в результате умудрились за несколько лет угробить экологию на территории в сотни квадратных километров во многих районах континента. Из-за этого позиции различных радикалов, особенно исламистов на чёрном континенте крепли день ото дня. А войны перекидывались на «благополучные» сельскохозяйственные страны, что приводило к дефициту продукции по всему миру, включая и «золотой миллиард». Который так же нёс убытки и так далее...

Попытка же общемировых культурных и политических элит замолчать или «заболтать» эти проблемы, приводили (и со временем привели) к полному нивелированию доверия к правительствам, СМИ и всем консервативным, светским или же религиозным институтам, отдавая предпочтения различным радикальным группировкам. Повсеместный рост радикализма на фоне развала социальных институтов и кризиса в экономике, привёл к таким событиям как массовые выступления молодёжи в Лионе, приведшие к большим жертвам среди служителей порядка, протестующих и случайных людей. Силового захвата кампуса в Гарварде приведшего к трагедии 17 марта. И многих других трагедий, особенно на территории стремительно теряющего устойчивость и страдающего от колоссального всплеска террора и преступности Европейского Союза.

Ответные действия правительств на подобные проявления неповиновения были чаще всего необдуманными и чрезмерными. Приведшие к трагедиям в Праге, Чикаго и Гамбурге, как самым масштабным по количеству жертв. В последствии уличные выступления стали постепенно перерастать в погромы, а экстремистская деятельность в кровавый террор. Количество терактов совершаемых неонацистами и исламистами в Европе, исламистами и членами мегабанд в Юго-Восточной Азии, членами псевдохристианских сект и боевиками картелей в Северной Америке, росло в геометрической прогрессии каждый месяц. Обществом стало править паранойя, государственные структуры работали на износ. И каждый полюс мира справлялся с этим по разному.

На этом фоне возникла лавинообразная тенденция к формированию и огромного количества частных военных подрядчиков. В Евросоюзе эта тенденция была схожа с тем что происходило в США после 11 сентября. Однако если ЧВК в США создавались в первую очередь для поддержания американского влияния в дальних горячих точках в период истерии перед началом война с терроризмом, европейские подрядчики в первую очередь привлекались для операций внутри самой Европы. В том числе на стороне правительственных структур, не имеющих возможностей справится с кризисами своими силами. Частные военные подрядчики не имеющие общего профессионального стандарта и не несущие никакой ответственности не перед кем кроме Европейской Комиссии по Безопасности и Контртерроризму, вскоре стали причиной нескольких крупных трагедий. Что сделало их врагами в глаза широких народных масс и желанной целью для радикалов. Однако ЧВК стабильно выполняли свою работу, и общее количество терактов и уровень уличной преступности, после принятия «Акта Норсента», снизился на 12% за первые три месяца. Однако вскоре частные компании, такие как «Ле-Каен», «Грэйсноу» или «Меерхольм», сумели оскандалиться жестоким подавлением гражданского населения. Такие страны как Италия, Румыния, Греция и Болгария, не имели возможности поддерживать порядок на своей территории. Правоохранительные структуры были обанкрочены, многие сотрудники или отказывались выходить на работу без зарплат. Или же переходили на сторону многочисленных демонстрантов. С одобрения Брюсселя и по приглашению местных правительств, ЧВК получили мандат на наведения порядка на улицах любыми средствами. В результате был достигнут прямо противоположный эффект. Если в Греции и Венгрии порядок пусть и шаткий, был восстановлен. Во многих регионах Италии и на территории Болгарии, затишье оказалось временным, и уже через несколько суток, народ этих стран воспринявший наёмников как интервентов, начал ожесточённую партизанскую войну. Уже через полгода после принятия «Акта Норсента» частные военные компании с дозволения напуганных правительств и части общественности, стали локализоваться и открыто действовать во всех регионах Европейского Союза, часто неадекватно применяя силу. Во многих регионах Восточной Европы или же неблагополучных регионах Европы западной, они стали целями прямых и смертоносных атак экстремистов всех мастей. Во многих странах было введено чрезвычайное положение.

В Соединённых Штатах массовое банкротство региональных правительств привело к аналогичной тяжёлой ситуацией. Однако хорошо отлаженный репрессивный аппарат и повышенная милитаризация органов правопорядка помогала сдерживать насилие в подверженном истерии обществе. Однако в США наметили куда как более страшные тенденции, радикальные группировки привлекающие к себе всё больше людей, старались не подвергать себя нападкам со стороны правительства, а в течении очень долгого времени копили ресурсы для начала полномасштабного вооружённого восстания. Особенно большое недовольство вызвал совместный проект Северо-Американских компаний, под названием «Гавань». Создающий на территории Канады три особые экономическо-производственные зоны в Ванкувере, Калгари и Ниагара-Фолс, полностью освобождённых от налогов, и предоставляющих особые оффшорные привилегии. Переезд многих американских компаний и основание новых индустриальных зон пускай и привело к форсированному развитию этих регионов на фоне всеобщего упадка, точно так же привело к росту миграции с территории юга, юга-запада в Канаду, в последствии начавшей носить неконтролируемый и угрожающий характер. Администрации корпоративных территорий, провинциальные и центральные власти Канады, в первые в истории страны, строго ограничили степень передвижения по стране. Установив вокруг корпоративных территорий строгие границы. Предоставив право передвижения по территориям лишь ограниченному кругу граждан США, Канады и других государств, имеющих разрешение от правительств или корпораций на даже просто присутствие в этих местах. Не смотря на народное недовольство, эксперимент был признан успешным, и в течении последующих семи месяцев после запуска проекта, подобные корпоративные территории стали возникать на всей территории Северной Америки, Европейского союза, Японии и ряде других стран мира.

На фоне всё растущего противостояния националистических и строго прогосударственных сил против глобалистов и международных корпоративных гигантов, а так же всё нарастающих противоречий между различными общественно-политическими фракциями. Ряд стран мира, в первую очередь КНР, начали проводить национализацию собственности западных компаний на своей территории. Не смотря на массированные экономические санкции, объявления сотен тысяч граждан персонами нон-грата на западе и частичное или полное эмбарго с рядом государств. Не смотря на то что подобные действия серьёзно подорвали экономику стран участниц ШОС и ряда государств Ближнего Востока, желаемый эффект был достигнут. Правительства или же прикормленные ими предприниматели получили в своё распоряжение колоссальные промышленные мощности, заставив их работать или по старому назначению, либо же перепрофилировав под новые нужды. А западные компании получили многомиллиардные убытки.

Российская Федерация этот кризис переносила так же тяжело. Однако всем без исключения международным компаниям было предложен концессуальный договор, предлагающий им полностью перевезти свои производственные и административные ресурсы в Россию, на территории со смягчённым налоговым режимом. В обмен на выполнение государственных заказов. Вопреки ожиданиям, подобные меры себя оправдали. Не смотря на то что многие международные концерны окончательно покинули страну, многие международные конгломераты распались на отдельные корпорации, и многие из них обосновались на территории РФ. Что не привело не к росту экономики находившейся в глубоком упадке, не наполнило бюджет деньгами. Но дало весомый вклад в развитие индустрии и науки внутри страны, что послужит одним из сильнейших локомотивов в восстановлении экономики после Жатвы. Тем не менее, действия властей Российской Федерации в большинстве случаев, так же оцениваются крайне критично.

Необходимым решением, является перераспределение средств из бюджета РФ, при приоритете инфраструктурных и международных проектов над социальной политикой. Что привело к росту недовольства в обществе, значительно снизило качество социальных услуг. Но оправдало себя в посткризисной период. Позволив в кризисный период предотвратить в стране гуманитарную катастрофу, а в период «отхода» способствовал быстрым темпам роста экономики.

Тем не менее, ситуация на всей территории бывшего Советского Союза, Варшавского Блока в целом и большинстве стран Ближнего Востока, за исключением Ирана и стран Арабского полуострова, развивалась примерно по одному сценарию. Отрыв от глобальной экономической системы приводил к серьёзному дефициту товаров, приведший на грань краха потребительскую систему, огромное количество компаний специализирующихся на поставках импортных товаров, а так же западных (или наоборот, азиатских) финансовых или иных организаций, обанкротились. Выпустив на улицы десятки миллионов людей оставшихся без работы. Во многих регионах начался продовольственный кризис, а коррумпированные власти многих регионов, ничего не могли с этим поделать. Рост преступности и терроризма стал принимать характер не менее угрожающий и разрушительный чем в Европе. А в некоторых регионах, таких как Малая Азия или бывший Ирак, гораздо страшнее. Действуя сообща для всеобщего блага, страны Евразэс и Шанхайской Организации Сотрудничества начали тесно взаимодействовать, вплоть для проведения совместных антитеррористических операций в зонах недостатка всеобщего контроля, таких как Памир, Сирия или Иракский Курдистан. Так же стоит отметить что в странах Восточной Европы, особенно на территории бывшей Югославии, Греции и Болгарии, наблюдались отчаянно антиисламисткие и антиевропейские настроения. Болгарская война привлекла в начале сотни а потом и тысячи добровольцев со всего мира, самых разных взглядов и идей, но объединённых единой целью, остановить агрессию западных империалистов любой ценой. Тоже самое происходило на обнищавшем и разорённом Донбассе. Где эскалация нарастала всё сильнее. И в то самое время как на территории Украины, Польши и Прибалтики начали дислоцироваться многотысячные мобильные подразделения США, Канады и Великобритании, поддерживаемые многочисленными ЧВК, правительство РФ было увлечено борьбой различных группировок внутри себя. Пытаясь поддерживать видимость мира. Что уже так же вызывало активное недовольство внутри страны, в том числе среди большого числа сотрудников силовых структур и военнослужащих. 

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.