ФЭНДОМ


Дисклеймер: в книжном каноне война с Иными не описана на момент создания статьи, а к сериальной версии у автора множество серьезных претензий. Все изложенное ниже - сугубо точка зрения автора мира, который, разумеется, открыт для предложений. 

____


Великая Зима, также известная как Война на Севере - глобальный вооруженный конфликт, связанный с вторжением на территорию Вестероса Иных и отражением его силами Семи Королевств

С момента восхода на престол Рейгара I, Вестерос начал постепенно готовиться к отражению нашествия с далекого Севера. И хотя первоначально лорды Королевства не относились к своей задаче с настоящей серьезностью, упорство монарха и постепенное ухудшение ситуации привлекли их внимание. 

Славная победа укрепила статус Эйгона VI, который вскоре унаследует от отца всю страну. Авторитет короля стал непререкаемым, вокруг него собрались красные рыцари, а он обрел возможность для проведения глобальных реформ в стране. Король-дракон царствовал, не встречая чьего-либо сопротивления железной рукой, опираясь на всеобщую любовь простого народа, союзников среди аристократии и адептов Огненного бога.

Северная война не стала самым разрушительным конфликтом в записанной истории Вестероса, но унесла множество жизней знатных людей, особенно родом с Севера. Она способствовала угасанию целого ряда домов и возвышению новых; многие простые пехотинцы получили рыцарское достоинство за свои заслуги в ходе боя. 

Предыстория

Если верить древним легендам и преданиям, то в истории Вестероса уже случалось нашествие врагов извне. Врагов, не принадлежавших к роду человеческому и желавшему полностью его извести. В ту легендарную пору только доблесть некоего героя спасла будущие Королевства от вечной Зимы; особым мечом он сразил лидера вражеского войска, и то обратилось в бегство. Истории не уточняли, был ли тот спаситель одинок, был ли он сопровожден армией союзников; неизвестна также его дальнейшая судьба. Желая заслонить род человеческий от повторения такой опасности, мифологический основатель дома Старков воздвиг исполинскую Стену, прибегнув к помощи последних великанов. Тогда же был учрежден Ночной Дозор - организация, призванная быть "щитом, охраняющим царство людей"

Однако на начало повествования картина несколько изменилась. Уже многие сотни лет главной угрозой с севера были племена одичалых, бороться с которыми было не легко, но не настолько опасно и достойно, как с Иными. Постепенно "белые ходоки" превращались исключительно в персонажей сказок, песень и легенд; большинство мейстеров, даже изучавших магию, даже получивших звено из валирийской стали, отвергали возможность их бытия. Дозор пришел в упадок: главным источником формирования стали преступники, из 19 замков были заброшены 16, а численность организации постоянно убывала. Наиболее достойные братья гибли в мелких стычках с одичалыми, а новички представляли собой жалкое зрелище. Северные лорды на свои обязанности по снабжению Ночного Дозора смотрели свысока, а собственные ресурсы были ограничены. 

Джиор

Джиор Мормонт, 997-й Лорд-командующий Дозора.

В 284-м году лорд-командующий Джиор Мормонт отписал Рейгару I о плачевном состоянии Стены, Дозора и положения на крайнем Севере материка вообще. Ответ был довольно неожиданным: на Стену прибыл сам монарх, оставивший управление столицей на своего десницу. Увиденное действительно потрясло правителя Семи Королевств, убежденно веровавшего в пророчество о грядущем сражении. С того момента делами Дозора пристально занимался монарх; пополнения отправлялись регулярнее, на Север отправились обозы с припасами,  а также был дан приказ возобновить регулярные вылазки за Стену. Некоторое сопротивление со стороны недовольных братьев не смогло остановить процесс преображения Ордена, который постепенно начинал набирать силу. 

Пока лорд-командующий занимался укреплением Стены, Рейгар и его приближенные собирали всю возможную информацию, относящуюся к событиям легендарной древности. 

Ход событий

Предыстория

Мейби ы

Эйгон, принц Драконьего камня.

Первоначальные планы короля Рейгара I отличались значительной амбициозностью и оптимизмом. Предполагалось укрепить Стену, восстановить 10 из 19 замков Дозора, подтянуть снабжение и дать Иным решающее сражение на старинном укреплении. Сам король желал лично возглавить войско, но Тайвин Ланнистер убедил его остаться в Королевской Гавани, а непосредственное руководство армиями Вестероса поручить кронпринцу Эйгону. Монарх Семи королевств, говорил десница, должен не рисковать своей жизнью на фронтире цивилизованного мира, а обеспечить войско всем необходимым, гарантировать всеобщую явку на зов и назначить Эйгону мудрых советников. Наследник престола показывал явную предрасположенность к военному делу, за ним уже числились заметные победы, но он никогда не руководил настолько крупными силами. Ему требовались способные советники, грамотно подобрать которых мог только его отец. Победу Семи Королевствам и вечную славу династии Таргариенов должны были принести вновь обретенные драконы и доблесть пришедшего с Юга рыцарского войска.

Грандлорды Вестероса относились к приготовлениям короны со скепсисом; Долина, Речные земли, Дорн и Штормовые земли не готовились к войне, ограничиваясь заверениями в своей верности и готовности появиться "как только, так сразу". Запад был бы рад последовать их примеру, но заразившийся от Рейгара его убежденностью Тайвин потребовал от сына Джейме привести знамена в порядок, убедиться в их готовности к сражениям. Молодой мужчина, знаменитый рыцарь и дамский кавалер, был совершенно не против стать героем новой Рассветной битвы, поэтому своим вассалам спуску не давал. В Простор регулярно писала тревожные письма Маргери, жена Эйгона и невестка Рейгара; она требовала от отца исполнения приказов Рейгара в точности и порядке.

Черный замок

Черный замок - главная цитадель Дозора.

Разительные перемены произошли весной 300 года - в движение пришли племена Одичалых. Манс-Налетчик, давно уже доставлявший неприятности Дозору, объединил вокруг себя все племенные союзы одичалых и провозгласил себя Королем-за-стеной. Началось движение дикарей на юг, в сторону Стены; передовые патрули Дозора либо исчезали, либо поспешно возвращались к Черному замку, сообщая далеко не самые обнадеживающие новости. Со своих мест снялись почти все одичалые, к преграде двигаются десятки тысяч мужчин, женщин, детей и стариков, в рядах которых даже обнаруживаются великаны. Лорд-командующий Джиор Мормонт сообщил о происходящем и в Винтерфелл, и в Гавань - Брандону Старку он писал с просьбой о помощи, а Рейгару I сообщая о новой угрозе. Монарх быстро предпринял меры: к нужному часу на Стене оказались не только северные лорды, но и принц Эйгон со своим драконом и отрядом рыцарей Королевских земель. Орда одичалых была именно что ордой: многочисленной, но лишенной дисциплины и плохо вооруженной. Им противостояли, в свою очередь, дракон, северяне, воины обновленного Дозора и достойные рыцари Юга. Победа сил Вестероса была по-сути предначертана; дозорные и северяне сдержали замки, а рыцари и дракон нанесли удар во фланг, довершив разгром одичалых.

Поражение орды, однако, не завершило историю народа одичалых. Внимательно выслушав историю Манса-Налетчика и доверившись его словам об Иных, Эйгон отказал Брандону в праве перебить всех оставшихся одичалых. Принц, доказавший свою доблесть в ходе битвы за Стену, смог переубедить Хранителя Севера в праве одичалых начать новую жизнь на территории Ночного дозора. Все мужчины "свободного народа", способные носить оружие, обязались служить под руководством Мормонта, формально не считаясь братьями Дозора. Разумеется, решение кронпринца не понравилось северным лордам, привыкшим считать одичалых главными своими врагами. Брандон Старк в весьма гневных выражениях высказал свое отношение к идее Эйгона, получив поддержку от Амберов и Карстарков, чьи земли непосредственно примыкали к владениям Дозора. Эйгону пришлось пойти на сделку: Манс-Налетчик был казнен, а с ним пало еще тридцать племенных вождей. Только лишенным привычных лидеров одичалым разрешили остаться по южную сторону Стены. Недовольный и таким решением Брандон распустил знамена и отправился домой, искренне считая свою задачу выполненной. На Стене же закипела бурная работа по восстановлению разрушенного и поврежденного; дозорные получили неоценимую помощь, лорд-командующий даже смог приступить к реконструкции давно оставленных замков.

Принц Эйгон, стоит сказать, смог обмануть Старка и других северных лордов. Волк отрубил голову человеку, похожему на Манса, но не имевшего ничего общего с Королем-налетчиком. Сам вождь одичалых сменил имя и, путем нанесения некоторых шрамов, лицо; они провели пару вечеров с принцем, обсуждая дальнейшие перспективы. Твердая уверенность Манса в своих словах, отсутствие в нем и тени подобострастия по отношению к будущему правителю Вестероса, наконец, поддержка его рассказов со стороны других одичалых - все это убедило Эйгона в близости катастрофы. Ворон был отправлен в Гавань давно, но теперь Эйгон отправился в столицу самостоятельно, понимая, что ему нужно донести настолько важную информацию до родителей самостоятельно. 3 июня Эйгон вернулся в Королевскую Гавань, минуя Драконий Камень, на котором его ждали его женщины; Рейгар I и Серсея встречали своего первенца тепло одетыми - даже лето в этом году выдалось очень холодным. Его слова были спокойны, но четки; в них монарх слышал настоящего воина, ответственного за судьбы сотен тысяч людей всего материка. Наследник объявил о своем скором возвращении на Стену, от отца потребовал немедленно собирать знамена и выдвигать их к точке сбора - Винтерфеллу, столице Севера. Благодарно приняв родительское благословение, Эйгон отбыл на Камень, в свое владение Там он успел попрощаться с Маргери, проведя бурную ночь, взял с собой леди Мелисандру и Томмена Ланнистера, после чего уехал обратно на Север.

Эйгон в начале славных дел

Принц Эйгон Таргариен отбывает на Север.

Совсем скоро к ним на Стене присоединился младший брат Эйгона, принц Дейрон, со своим драконом Яростным. Дейрон Таргариен не был признанным лидером или прирожденным полководцем, зато славился как исключительно талантливый администратор и управленец - к тому же он был великолепным драконим всадником. В Винтерфелл прибыла принцесса Рейнис, наездница Вхагар: ее задачей было проследить за сбором знамен и выдвинуться в назначенный час навстречу братьям. Тогда Эйгон еще оставался верен прежним планам на войну: ждать противника на Стене и защищать ее всеми силами Семи Королевств. В Черном замке постоянно функционировал своего рода "штаб" из двух принцев, Эйгона и Дейрона, лорда-командующего Джиора Мормонта, гвардейца Артура Дейна и Томмена Ланнистера. Эти люди должны были первоначально руководить обороной, пока с юга не прибудут более опытные полководцы. Кроме них к Эйгону была вхожа леди Мелисандра, его новая фаворитка и жрица Бога Света; гостья из далекого Эссоса не пользовалась особой популярностью среди воинов или знати, но расположенность к ней самого принца явно давала ей особое положение.

Однако уже в августе, когда злобные северные ветра понесли с собой настоящие снежные бураны, наследный принц испытал в полной мере, что такое Зима на крайнем севере Вестероса. Прежде он и его советники о ней только читали, но даже закаленные ветераны Дозора говорили, дескать, настолько злобной стужи они не помнят. Работы по восстановлению отдаленных замков Мормонту пришлось свернуть: нельзя было вольно расходовать дерево. К тому же пиратство в Студеном море осложнило доставку новых припасов в Дозор-у-моря, а Амберы и Карстарки регулярно срывали поставки, жалуясь на свои собственные трудности. На самом деле ими двигала обида на Эйгона, пустившего одичалых на юг Стен; даже личные визиты самого принца ненадолго улучшили положение со снабжением. Дейрон, в свое время руководивший перестройкой Летнего дворца, становился все мрачнее с каждым днем; хорошо знавший его сир Артур Дейн не на шутку встревожился. Если уж такой весельчак, шутник и дамский угодник как Дейрон помрачнел, то ситуация в самом деле плоха. Сам Эйгон верхом на своем драконе летал надо всей Стеной, тщательно осматривая ее уязвимые места, которых оказалось больше, чем он надеялся, и пытаясь прикинуть тактику в грядущей битве. Письма от Рейнис, в свою очередь, горели азартом и нетерпеливостью, которые казались просто искусной маской для ее настоящих чувств.

Благословение Семерых

Церковь Семерых благословляет отправляющееся войско.

На юге тем временем происходили менее напряженные, но ничуть не менее важные события. Король Рейгар I сразу после отбытия Эйгона обратно на Север приказал лордам вооружаться и собираться в путь. Весь июнь ушел на сборы войска, равного которому в числе Вестерос не видел - свыше 120 000 воинов, из которых было 13 000 славных рыцарей прибыли в распоряжение монарха. Железные острова своих воителей послали сразу к владениям Ридов, что могло бы дать еще 10 000 человек. Весьма логично, что северные лорды повели свои знамена сразу к Винтерфеллу, где соберется около 30 000. Здесь стоит сказать, что это не были все возможности Семи Королевств; при желании их владыка мог заметно увеличить количество солдат... Но давно составленные планы не предполагали подобного подъема на войну; наконец, нужно было и в домах оставить охрану. Повел же все это огромное войско на Север десница, Тайвин, который по такому случаю снова надел на себя воинские доспехи. Огромная армия, получившая благословение великого септона и короля на борьбу, выдвинулось из Гавани к Винтерфеллу. Десятки тысяч людей, множество коней и повозок растянулись по всему Королевскому тракту, напрочь парализовав любую торговлю в регионе и объедая окрестные города с селами и весями. Только к середине сентября войско Ланнистера завершило переправу у Близнецов, а ведь впереди была дорога хуже...

Сообщения от лорда Тайвина, в которых умудренный опытом десница делился сведениями о численности войска, как и своими опасениями на этот же счет, вызвали споры в Черном замке. Дейрон Таргариен 8 октября пришел в комнату своего брата Эйгона и заявил ему прямо, что Стену удержать попросту невозможно. Древнее укрепление находится так далеко от обжитых районов Вестероса, что наладить здесь хоть какое-то снабжение для такой громадной армии просто нереально. Ухудшение обстановки в Узком море, прямо связанное с деятельностью пиратского короля Эурона I, не дает надеяться на снабжение морем; по земле же припасы везти можно бесконечно долго. Подобная армия просто сожрет сама себя... Но на этом аргументы Дейрона в пользу смены планов не заканчивались. Он сообщил брату, что состояние Стены заставляет желать много, много лучшего: всех усилий лорда-командующего и трудов его подчиненных не хватило чтобы привести ее в приличный вид. Невозможно организовать сплошную оборону Стены, в то время как полное отсутствие любых укреплений с тыла сделает любой прорыв крайне опасным. Прорыв же вполне возможен в силу полуразрушенного состояния Стены. Сам Ночной дозор вместе с ополчением одичалых тоже вызывал у Дейрона скорее скепсис, чем уважение, он искренне сомневался в их способности сделать хоть что-нибудь на поле боя. Наконец, такая огромная армия не сможет быстро отступить в случае неудачи - река Последняя и ее долина станет общей могилой для всех, кто на свою беду оказался вовлечен в поход. Гибель же всего войска вполне может стать прологом к уничтожению всех Семи королевств... Словом, Дейрон Таргариен настаивал на полной смене плана.

Эйгон, его старший брат и представитель короля на Стене, остался доволен услышанным. Он показал брату письмо, в котором изложил почти что те самые доводы матери и отцу, и другое письмо, уже лорду Брандону, со строжайшим приказом укреплять замок. Кронпринц уже сделал выбор, который ему пришли предлагать - новым местом решающей битвы был избран Винтерфелл. Братья остались довольны друг другом, но теперь оставалась другая преграда: нужно было определиться с ролью Дозора в новом сценарии. Строгие клятвы запрещали покидать Стену, лорд-командующий и многие рядовые братья не желали оставаться в человеческой истории сборищем клятвопреступников. На пространстве между укреплением и Винтерфеллом жили многие тысячи мирных и слабо вооруженных людей, могущих стать легкой добычей для Иных - если же учесть, что они, по словам Манса, могли поднимать себе на службу мертвецов, то армия тьмы может получить значительное пополнение. Тогда младший брат предложил организовать отход мирных жителей на юг, в область Хорнвуда и Дредфорта, где их можно спасти от гнева Иных, а Дозор... А Дозор оставить на Стене, дабы его братья могли с достоинством исполнить принятые на себя обеты. Дейрон сказал, что пришествие армии зла ожидается в ближайшие недели, а дозорные могут выиграть простым людям время. Озвучивая свою версию, принц Летнего дворца выглядел усталым и разбитым: ему было нелегко подписать смертный приговор двум тысячам братьев Дозора, с которыми провел последние несколько месяцев. Слушавший его Эйгон теперь прекрасно понимал слова десницы короля, говорившего о трудности полководческого дела. Сегодня ему пришлось сделать сразу несколько сложных выборов, и, как ему казалось, навсегда отягчить свою душу.

Последняя ворона

Джиор Мормонт, последний командующий Дозора, с фамильным мечом.

Лорд-командующий Джиор Мормонт хорошо понимал, что для сообщения хороших новостей поздней ночью не вызывают. Угрюмые лица принцев подтвердили его догадки, основанные на хорошем знании людей: но даже тогда слова Эйгона стали очень неприятным сюрпризом для старика. Мормонт давно для себя решил, что он не переживет Зиму, но знать, что командующие решили отказаться от самой мысли спасти кого-нибудь из Дозора... Решимость, с которой Эйгон говорил, не оставляла престарелому северянину ни шанса его переубедить, да и аргументы в пользу Винтерфелла звучали убедительно. Дейрон к тому же сказал, что жертвы братьев Дозора помогут спасти людей прилегающих земель - тех самых, чьим щитом братья поклялись стать. Джиор Мормонт 10-го числа сообщил братьям Дозора и ополченцам о решении принца Эйгона: около сотни бойцов отказались подчиниться приказу принца и поплатились за это своими жизнями. Остальные, самые опытные, доверенные и надежные, повторно поклялись Эйгону отдать свои жизни ради спасения остальных людей Севера. Было решено, что принц Эйгон останется на Стене вплоть до самого вторжения и попытается спасти оставшихся братьев Дозора; по приказу Мормонта в замках делались запасы сена, солосы и других легко горящих материалов.

Наконец, 1 ноября войска Тайвина Ланнистера достигли Винтерфелла, где их уже ждали Брандон Старк и Рейнис Таргариен: хранитель Севера и принцесса не ладили, между ними регулярно происходили стычки практически по любому поводу. В глубине души оба порадовались прибытию Ланнистера, чье командование никто из них не мог оспорить. К тому же, Рейнис столкнулась с печальной реальностью, в которой далеко не все лорды и простолюдины были готовы с радостью служить женщине. Прежде она нередко казалась себе достойной наследницей королевы Висеньи, пусть и нелюбимой, но властной и гордой жены Завоевателя. Висенья заставила себя уважать; ее крутому нраву покорялись величайшие рыцари и правители, еще помнившие эпоху самостоятельных королевств. Однако у Рейнис не получалось добиться аналогичного эффекта; здесь, на Севере, большим авторитетом пользовался Брандон, менее всего походивший на благородного южного рыцаря. Окружающие принцессу люди не спешили восторгаться ее навыками и умениями, или восхвалять красоту и характер. Северные лорды не спешили занимать ее сторону в ходе многочисленных споров с Брандоном, а когда речь заходила о военных вопросах, они не стеснялись говорить с принцессой резко, грубо и неучтиво. Словом, ждавшая с нетерпением своего первого бранного опыта Рейнис начала быстро терять уверенность в своих силах, как и надежду на победу. Она оказалась слабее, чем ей казалось в прежнее мирное время.

Эвакуацией мирных жителей руководил Дейрон, пока принц Эйгон исполнял свое обещание остаться на Стене вплоть до ее падение. Страшный холод, почти не прекращавшийся мощный снегопад и морозы, с каждым днем все усилявшиеся, доказывали быстрое приближение армии Иных, так что времени у братьев было немного. Принц Летнего замка сам посетил владения Карстарков и Амберов, уговорив их оставить родные очаги и в полном составе прибыть к Старкам. Сам Дейрон руководил отходом бывших одичалых, справедливо не доверяя их жизни решениям северных правителей. По совету принца лорд Болтон вывел население из своих северных деревень, а подходы к Дредфорту завалил старинными деревьями. Этой уловкой они надеялись направить войско Иных по одному маршруту, прямо на хорошо укрепленный Винтерфелл. Как покажет практика, хитрость сработает: земли Болтонов не понесут заметного ущерба в ходе Зимы, что позднее скажется на истории всего края. Пока же лорд Русе Болтон выдвинулся к замку своего сюзерена, а его амбициозные мечты еще только ждали подходящего момента.

Печальный обоз людей, вынужденно бросивших свои дома и скромные пожитки, достиг Винтерфелла только 10 числа, потеряв по пути более 7 000. Всех умерших Дейрон и леди Мелисандра сжигали во прах, не вслушиваясь в жалобы родственников и друзей; но куда большую тревогу у них вызывали отбившиеся и потерявшиеся. У принца не было сомнений, что ужасный холод просто убьет их, а армия Иных позднее призовет к нежизни. Брандон Старк, не стесняясь в выражениях, высказал Дейрону свое недовольство, будучи уверенным, что его доброта в условиях войны настолько наивна, насколько и бесполезна. Только своевременное вмешательство леди Старк помогло погасить конфликт между хранителем Севера и принцем Летнего дворца. Довольно мудрая женщина, леди Барбри Старк пришла к взвешенному решению: отправить обоз в Город-на-Кургане, достаточно далекий и обладавший нужными запасами. Она воспользовалась этой возможностью покинуть замок

15 ноября в Винтерфелл прибыл принц Эйгон... Его вид сказал все сам за себя: на доспехе осталось множество вмятин, а меч был затуплен. С ним спаслось всего четыре десятка братьев Дозора, тоже не отличавшихся хорошим видом. Сразу после прибытия Эйгон собрал совещание, на котором присутствовали все великие воины и славные рыцари того времени: лорды Брандон и Робб Старки, Тайвин, Джейме и Томмен Ланнистеры, Станнис и Аргиллак Баратеоны....

Ночь перед битвой

Принц Эйгон сообщил, что армия тьмы, во-первых, более чем реальна, во-вторых...

Битва 

Ночь после битвы

Итоги и последствия

История Севера не закончилась победой над Иными. (Русе Болтон, лорд Дредфорта)

Некролог

Лорды Вестероса

Принцесса Рейнис Таргариен и ее дракон Вхагар - погибли во время решающей битвы, прикрывая Эйгона. 

Остальные

В культуре

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.