ФЭНДОМ


Белозерская конфедерация, также Белозерье, Белозерские княжества, Край Белых озер - рыхлое государственное образование нескольких десятков племен, расположенных у Гномьих гор и граничащих с кочевьями диких гоблинов, Королевством обеих Рек и Сурией.

Продолжительное время этот край оставался районом жизни дикарей и варваров, но резкий рост торговли Великой горы с внешним миром в X-м веке после Славной битвы вызвал к жизни новые силы истории. Необходимость в установлении стабильности и возможная выгода от посредничества стали силой, сплотившей самые развитые племена: в 967-м род Маличей основал Белозерскую конфедерацию, во многом заимствуя государственное устройство, социальные модели и технологии у соседей - гномов и людей Междуречья. Закрытие Врат в 1081-м, радикальный переход гномов к внешнеполитическому изоляционизму, стал подарком судьбы для белозерцев, позволив им многократно увеличить свой доход.

Впрочем, на пути стабильного развития государственности в этих землях стоят многочисленные и весьма серьезные проблемы. Так, социальная сфера жизни общества явно не поспевает адаптироваться к экономическому росту, что вызывает социальные конфликты; за власть в полунезависимых землях постоянно конкурируют аристократические рода и представители одного рода; попытки заимствовать модели развития гномов привели к перениманию только худшего опыта. Наконец, агрессивные и опасные соседи разоряют торговые караваны и нападают на города, порой уничтожая целые княжества в своих походах.

На данный момент Белозерье стоит на границе всеобщей гражданской войны, которая может стать последствием многократного увеличения иностранного давления. Империя людей и Сурия соревнуются за привлечение жителей Края на свою сторону в грядущей войне; и Карл XI, и Владыка Тьмы обладают в этих землях и верными сторонниками, и яростными противниками. Стратегически важный доступ Белозерья к редким металлам и непредрешенность его дипломатического курса в конечном счете оказались гибельной слабостью; в конце концов, слабость общей культуры и принадлежность разных племен к разным верованиям тоже ослабили единство конфедерации до критического значения. Собирающийся Княжеский съезд хочет вынести окончательное решение, но, скорее всего, ему придется лишь констатировать печальный факт развала страны и прекращения ее существования как единого целого. 

Новая, разрушительная и всеобщая война скорее всего начнется именно здесь, в Белозерье.

Государственное устройство

Белозерская конфедерация характеризуется отсутствием обладающего реальной политической силой центра притяжения. Формально, столицей считается Дом Белой воды, принадлежащий роду Маличей; на самом деле контроль указанного рода за остальными землями и в пик могущества Маличей был весьма условным, а теперь он практически полностью исчез. Объединенные земли существуют только на картах Университета и в воображении Маличей, а на практике можно говорить о полном развале общности. 

Высшим органом управления Белозерьем считается Княжеский съезд, на который раз в пять лет собираются все правители конфедерации для обсуждения вопросов, имеющих наибольшую важность для всех. Таковыми, например, могут считаться вопросы о торговле с остальными странами и совместной обороны с набегающими гоблинами-кочевниками; впрочем, с XII-го века, подобные собрания гораздо чаще занимались выяснением отношений, а не строили диалог. Князья выдвигали одну за другой страшную претензию, стараясь отрезать себе еще земли, выбить торговую привилегию; наконец, отстоять свое право торговать с Сурией в обход остальных участников союза. С 1175 по настоящее время прошло свыше двух сотен съездов, но ни один не принес окончательного успокоения Белозерью. 

Следовательно, настоящим правителем той или иной области будет считаться местный князь, чья власть ограничена волей как его дружинников, так и вечевыми порядками, сильными у многих племен. При таком распределении, князь воспринимается как командующий войском и главный судья; в управлении ему помогает дружина, в Белозерье исполняющая роль мелких чиновников и порученцев.  Относительная слабость князей объясняется многочисленностью феодалов в крае, легкой заменимостью непокорных традиции и порядкам и, наконец, отсутствием развитого частного землевладения. Попытка "верховного" правителя поступить вопреки всеобщей воле чревата: так в 1289-м году княгиня Хродвин Рыжая, известная самовластным нравом и самолюбием, попыталась отказать пришедшим под стены ее города сурийцам в дани, надеясь дать им бой; в итоге, Хродвин, решением вече отстраненная от власти, сама стала частью отправленной в тот год дани. 

История

Дикие времена

Горы Дали

Горы Белозерья.

Сведения о первых человеческих поселениях в этом районе относятся к началу V-го века, т.е. последнему этапу заселения людьми территории Континента. К тому времени самые плодородные и перспективные земли уже были заселены и поделены, а кое-где уже формировались государства; оставшиеся не у дел племена отходили все дальше и дальше, пока 66 из них не осело на огромном пространстве от истока реки Фонтир до северо-восточного конца материка. Доставшиеся им земли для земледелия подходили еще меньше, чем Северная долина вендейцев, единственным преимуществом можно было назвать величину пространств, легкую доступность строительного материала... Впрочем, у белозерцев было еще одно заметное преимущество: в богатейших лесах округи водилось множество самой разной дичи, что способствовало заметному и скорому возвышению охотников в племенной иерархии. 

О первых веках истории дикарей известно очень мало. Во-первых, этому способствует слабая развитость их собственной письменности; во-вторых, князья зачастую препятствуют деятельности ученых из Университета, опасаясь, что их исследования на самом деле имеют своей целью подрыв их собственной власти; в-третьих, собственных книжников в этом краю очень мало, и большинство образованных людей заняты обслуживанием хозяйства знатных персон. У них попросту нет времени на изучение истории своего народа, тем более, что она постоянно меняется: оценки исторических деятелей и событий в Белозерье могут быть не просто противоречивы, но даже полярны - уникальная для континента ситуация, невозможная ни для Империи людей, ни для Сурии, ни для Поднебесного царства и других государств. В прочих странах мира оценка прошлому дана компетентными людьми достаточно давно и основательно, она принята подавляющим большинством как элиты, так и народа, крупных изменений в ней быть не может. В Белозерской конфедерации одно и тоже события в разных землях будет рассматриваться по-разному; один и тот же правитель получит разные отзывы; да даже в рамках одной земли, при приходе к власти другой ветви одного рода, может произойти переоценка произошедшего. 

Сказитель

Белозерский сказитель в лагере воинов рода Маличей.

Однако какие-то попытки синтезировать малочисленные сведения таки были предприняты. Главными носителями исторической памяти в условиях слабой развитости письменности и полной немощности слоя книжников становятся бродячие сказители, путешествующие из края в край и предлагающие всем желающим выслушать рассказы, песни и баллады о старине. Белозерские князья не препятствуют никак их деятельности, в основном блюдя традицию их независимости и свободы от мирского правления; на плечах сказителей лежит сохранение, переработка и передача памяти наследующим поколениям. И хотя время от времени случаются различные инциденты, в целом братство сказителей отличается независимостью суждений и стремлением донести до людей свою версию. Именно на основе услышанного от них, присовокупив малочисленные сведения из иностранных источников, ученые братья Университета в 1297-м году издают "Сочинение о истории края Белых озер", моментально переведенное на белозерский и разосланное дружественным Империи правителям. И хотя к изложенной в нем версии истории края стоит относиться с некоторым скепсисом, ее можно взять за основу дальнейшего рассказа.

Итак, к 670-м годам завершается заселение территории будущей конфедерации; племена стараются закрепить за собой занятые участки, регулярно вступая в противостояние друг с другом. Показательно, что некоторые рода возводят свою вражду к мифическим, догосударственным временам, что показывает невозможность их полного примирения и основательность взаимных претензий. Споры между племенами возникали по самым разным вопросам, среди которых главнейшим, разумеется, оставался вопрос о принадлежности куска плодородной земли посреди их сел и деревень. Постоянная борьба за выживание способствовала складыванию в Белозерии особенного характера: каждый свободный белозерец - прирожденный воин, тесно связанный со своим племенем, родными и землей, на которой проходит его трудная, тяжелая жизнь. Этот воин всегда готов защищаться или атаковать, оберегать свое добро или добывать чужое; его нравы могут показаться грубыми, но зато он честен и прямолинеен, подобострастие или услужничество ему претят.  Женщины Белозерья подстать своим мужьям: верны, честны, хозяйственны и порядочны. Зачастую они участвуют в защите родного поселенья; многие из них принимали участие в походах наравне с мужчинами, а то и становились правительницами своего племени. 

Весьма интересно, что от тех времен не сохранилось сведений о наличии или отсутствии у древних белозерцев отношений с гномами, чья цивилизация находилась под их лесами и полями. Сказители хранят удивительно единодушное  молчание об этом аспекте истории своего народа; гномьи архивы славятся своей неприступностью и закрытостью для всех чужаков. Имперские ученые предполагают возможными два варианта: либо цивилизации действительно развивались параллельно, никогда не пересекаясь, либо предки нынешних белозерцев посчитали тот опыт недостойным сохранения и преуспели в его забытии. Смелые предположения едва ли не приводят ученых мужей к оскорбительному для белозерцев выводу, ставящему их предков в рабскую зависимость от гномьих королей. Впрочем, такая постановка вопроса тоже оставляет некоторые вопросы: если факт рабского состояния действительно унизителен, то вот борьба за освобождение от порабощения точно возвышает народ; на ее основе могли бы возникнуть красивые и героические истории, которые сказители бы однозначно сохранили. 

Объединение

Времена стремительно изменились в X веке, когда Империя людей установила прочные и крепкие торговые связи с Гномьей конфедерацией. Обе страны оказались заинтересованы в стабильности караванных путей, нуждавшихся в надежной защите от сурийских набегов и алчных гоблинских вождей. Только при наличии надежной защиты взаимовыгодная торговля могла продолжаться, процветать и приносить прибыль обеим сторонам; однако ни Империя Запада, ни гномы не могли самостоятельно поддерживать аванпосты. Земли Ветаров лежали слишком далеко от Гор, были отрезаны от гномьих владений враждебными территориями Пограничья. Даже направленный в такую далекую даль корпус находился бы под постоянной угрозой оказаться оторванным от линий снабжения; а аристократы явно не горели желанием отправляться в такую ссылку. Сами гномы не горели желанием покидать подземные города и крепости, ссылаясь как на традиции, так и на свою изначальную немногочисленность. Был и еще один мотив у Семи подземных королевств не отправлять крупные войска на поверхность: вечная Игра гномов, в которой одни дома пытаются подняться за счет других, взобраться на ступеньку выше нынешнего положения любой ценой. Разумеется, при таких обстоятельствах, никто из Семи королей не желал отправлять свою армию так далеко от родных застенок. 

Мстислав Великий 1

Мстислав Великий и сказитель Боян.

Нашлось, впрочем, решение, требовавшее незначительных затрат, но вполне могущее окупиться в дальнейшем. Гномы и люди Запада решили создать посредника, способного обеспечить защиту караванов и торговых путей. Конечно, с ними позднее придется делиться, но тогда высокие договаривающиеся стороны надеялись, что им удастся держать ситуацию под контролем достаточно долгое время. К 950-м в Белозерье смог возвыситься княжеский род Маличей, названный так в честь легендарного героя Мала: у князя Мстислава Малича была самая большая дружина, состоявшая из 800 воинов. Именно к нему решили обратиться правители Империи и Подземелий с предложением объединить, при их помощи, белозерские племена и воцариться. Слова гномьих послов, подкрепленные дарственным вооружением, легли на хорошую почву: Мстислав собирался войти в историю, и теперь, опираясь на поддержку влиятельных и богатых стран, мог воплотить старую мечту своего рода - править всем Белозерьем. Сказители сохранили множество историй и рассказов о жизни, судьбе и подвигах Мстислава Малича, самым известным из которых считается "Сказ о встрече князя Мстислава и сказителя Бояна". В его тексте будущий объединитель показал нетерпеливым, горячим, но справедливым человеком, хитрым, но верным данному слову. 

В 964-м году Мстислав Великий начал свою кампанию, направленную против окрестных племен. Предоставленное гномами вооружение и помощь советников с Запада сделали его войско практически непобедимым: остальные вожди мало что могли противопоставить быстрому, жестокому и умелому натиску. Попытка дать сражение Мстиславу в поле неизменно заканчивалась позорным и быстрым поражением; попытка отсидеться за городскими стенами тоже не приводила к успеху. Победы достигались им самыми разными путями: где-то он вел традиционное сражение, где-то побеждал вражеских князей в поединке, где-то прибегал к хитрости и уловкам. Одно за другим белозерские племена падали под его ударами; через три года Мстислав добился полной гегемонии в родных краях. В 967-м он вызывает всех оставшихся князей к себе в Дом Белой воды, где они приносят присягу в верности и обещаются не выступать против него на войну - взамен Мстислав признавал за родовой знатью право возглавлять ее прежние территории и быть его полновластными представителями на их землях.  С этого года и ведется отсчет существования объединенных Белозерских княжеств. 

Практически век будет оформляться новая государственность; прямые наследники Мстислава продолжат ее укреплять, активно вступая в династические браки и стараясь принять участие в каждом межплеменном споре. Страх перед ними и отцовской дружиной у племен оставался значительным, поэтому их правосудие в подавляющем большинстве случаев принималось обеими сторонами без особого сопротивления. Недовольство, разумеется, будет оставаться, но сведений о прямых восстаниях против власти Маличей на тот период сказители не сохранили - вероятно, потому, что в тот момент их память была больше всего подвержена нынешним реалиям, при которой противостояние и оппонирование Маличам было чревато смертью. 

В эту эпоху складывается новый тип социально-общественного устройства, при котором у белозерского общества появляется формальный лидер - старший из Маличей. К нему за окончательным судом приезжали со всех Белых озер; он рассуждал споры племенных верхушек, возглавлял общебелозерскую рать в дальних походах или в случае вторжения зарубежных сил. 

Эпоха процветания

Время усобиц

Ярополк Никитич

Князь Ярополк Никитич в медвежьей шкуре.

Однако процветание и стабильность Белозерья завершаются во второй половине XII-го века, и связано это с возросшими разногласиями внутри княжеских семей и упадком международной торговли, посредничество в которой составляло главную статью дохода белозерских правителей. Давно копившиеся противоречия в государстве искали только повода, дабы вырваться наружу; такой повод вскоре предоставился. В 1175-м году из дома Белой Воды бежит княжич Ярополк Никитич, подозревая старшего брата в желании убить его ради монополизации власти. Ярополк попытался найти помощь у окрестных племен, но те не желали вступать в противостояние с Маличами; тогда Ярополк убегает в Гаттингс - крепость Королевства обеих Рек на его северной границе. Там его встречают с гораздо большим дружелюбием и сопровождают на встречу с сурийским наместником, хитроумным орком Дружгом. Дружг разглядел в Ярополке возможность прибрать к рукам Владыки новый, перспективный регион, и пообещал от имени своего повелителя поддержку для Ярополка... при соблюдении им некоторых условий. Через год Ярополк Никитич возвращается в Белозерские княжества, уже как зять Дружга; за ним шло сравнительно малочисленное, но отлично подготовленное сурийское войско в восемь тысяч существ. Обиженный семейными интригами Ярополк собирался любой ценой вернуть свой престол в Белой воде, готовый идти по трупам ради достижения такой цели. 

Воцарившийся к тому моменту Роман Никитич не воспринял своего вернувшегося брата как реальную угрозу. Действительно, женившийся на орчихе, ведущий за собой чужеземное войско - на что он вообще рассчитывает? Как оказалось, было на что: в поддержку Ярополка выступили князья юго-восточных княжеств, тесно связанные с Сурией и принявшие Веру Восьмерых. Князю Роману пришлось срочно выдвигаться навстречу претенденту; власть Маличей тогда еще была сильна, поэтому ему удалось привлечь на свою сторону большинство родовой аристократии и заполучить их собственные дружины. Армии двух братьев встретились у реки Альты поздней весной, когда лед уже заметно растаял. Вид многочисленного войска Ярополка посеял сомнения в душе слабовольного Романа, которому некоторые воеводы предложили заключить с братом мирное соглашение и разделить власть над княжествами по-братски. Однако пришедшие с ним младшие князья жаждали боя, их поддержали командиры ополчения и в итоге Роман приказал форсировать реку. Сражение на Альте стало настоящей катастрофой: стоило воинству законного князя пройти половину реки, как в дело вступили сурийские военные машины, своим огнем обрушившие лед под ними. Армия разделилась, самые везучие оказались ближе к изначальному берегу и убежали, многие потонули в холодной и быстрой воде, а остальные приняли неравный бой, оставшись без толкового командования. Возможно, победа князя Романа спасла бы Белозерье от всех последующих бед, но он оказался совершенно бесталанным полководцем и попросту трусливым человеком. 

  • Князь Изяслав Филисович, враг Ярополка.
  • Навир, княгиня Ярополка.
Победа Ярополка была полной: из 12 000 войска его брата с поля боя едва-едва ушло тысяч три, причем большинство из спасшихся немедленно разбежалось по лесам, желая укрыться и пробраться к родным поселениям. За несколько недель войско Ярополка Никитича достигло Дома Белой воды, где родовая верхушка выдала ему бежавшего с поля боя брата - Роман был казнен сурийцами, а Ярополк взял на себя бразды правления. И уже с этого момента начались проблемы: обряд был проведен жрецами Восьмерых, а венец княжий Ярополк принял из рук посланного с ним сурийского воеводы. Тем самым весьма четко обозначился курс, которым младший сын последнего великого Малича собрался вести конфедерацию - тесный союз с Сурией и полная переориентация торговли. Правда, у такого направления сразу же нашлись влиятельные враги: несколько родов с юго-запада Белозерья под предводительством Изяслава Финисовича объединились в коалицию, причем творцепоклонника Изяслава поддержали и князья-староверы, не желавшие идти на поклон в Нирн. Еще одним заметным больным вопросом оказалась княгиня Навир: вопреки обычному для орчих характеру, она была избалованной и гордой, обожала деньги и постоянно попрекала окружающих варварством и невежеством. Избавиться от нее Ярополк не мог не потеряв при этом поддержки Сурии, а изменить ее тоже оказалось не в его слабых силах. 

Активное противостояние началось в 1177-м, когда Ярополк Никитич обязал все племена выплатить чрезвычайный налог в качестве уплаты за содержание сурийского гарнизона. Это стало сигналом для выступления Изяслава и тех, кто еще сомневался, по всей конфедерации: более-менее лояльными к Ярополку остались только центральные и юго-восточные территории. Впрочем, он, Навир и советники не унывали: в их распоряжении оставался отряд сурийцев, верная дружина самих белозерцев и они рассчитывали победить противника. Пожалуй, в прямом столкновении действительно победа осталась бы за Ярополком IV.. Но Изяслав не собирался повторять ошибок былого, а перешел к тактике ведения изнурящей войны. Изяслав Финисович собрал вокруг себя небольшой, но верный и сильный ударный отряд легкой конницы, 

Короткое правление Изяслава I (1180-1185) стало важным прецедентом: впервые землей Белозерья правил человек, никаким образом не принадлежавший к династии Маличей. Полководец даже показательно отказался от идеи сочетаться браком с сестрой князей Романа и Ярополка, поскольку не желал ради этого разводиться с женой; брать оную сестру в наложницы, по обычаю Белозерья, творцепоклонник Изяслав тоже не стал.  

Следующая усобица началась сразу после смерти победоносного Изяслава I. В 1185-м году княгиня Навир, Ярополк и их ребенок вернулись в Белозерье, ведя за собой новый сурийский отряд и наемников-гоблинов. Из поражения Ярополк Никитич сделал правильные выводы, как и его супруга; Навир теперь демонстрировала невиданное прежде почтение к старцам родов и племенным вождям, а Ярополк отказался от силового насаждения Освобождающей веры, тем самым идя на компромисс со сторонниками прежних языческих традиций. Ярополк IV оставался последним Маличем, сохранял внушительные права на престол, 

Замятня

По-настоящему плохи дела стали после смерти Мстислава Ярополковича в 1228-м, когда прервался род прямых потомков Мстислава Великого. О своих правах на 

Раскол Белозерской конфедерации и прекращение существования даже минимального единства среди племен сыграло на руку Сурии, начавшей резко увеличивать свое присутствие в регионе. С 1260-х годов из пограничных крепостей регулярно отправляются карательные отряды во главе с послами, требующими от белозерцев выплаты дани.  Теперь уже не только юго-восточные княжества признавали над собой правление Владыки Тьмы, но и другие были вынуждены платить унизительную дань. Разрозненность племенных союзов, внушительные расстояния между центрами и неприязнь друг к другу мешали князьям объединиться для противостояния внешней угрозе, 

Собрание князей

???

Общество

Армия

Экономика

Культура

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.