ФЭНДОМ


Артур IV
Артур Ветар
Ветар первый

Флаг Габсбургов
Император людей у престола Творца
Герб Ветаров 2
845 - 862
Девиз: Творец и мое право
Предшественник: Династия основана; Иоганн II как последний император предшествующей династии.
Преемник: Карл VII
Флаг Престола
Глава Братства Алого знамени
Герб Ветаров 2
844 - 845
Предшественник: Братство созвано
Преемник: Братство распущено
 
Вероисповедание: Вера в Творца
Рождение: 844
Смерть: 862
Похоронен: Собор всех Святых
Имя при рождении: Артур
Супруга: Катерина Леви (с 844)
Дети: Карл, Латрия, Годрик, Генрих.

Биография

Становление героя

Путешествие в вечность

Решение

Стратегические ошибки Седьмого Владыки, слабость его командиров и банальный фактор логистики давали людям Империи шанс дать отпор. Трусливое решение многих феодалов запереться в своих землях неожиданно оказалось возможной надеждой: их профессиональные воины остались живы, целы и готовы к сражениям, отбиваясь лишь от незначительных сурийских сил, дававших им знание и умения, а не смерть и гибель. Не все города были разорены; даже сепарация Западных городов не означала, что там не осталось союзников. Многие наемные отряды ждали своего часа, равно как и ополчения, толком не видевшие боя. Леса были заполнены бравыми егерями да удалыми охотниками, которыми часто предводительствовал одинокий рыцарь или харизматичный священник. У всех был резон ненавидеть сурийцев: сожженый дом, убитые родственники и любимые, грабеж - мало ли что. В хорошо укрепленных монастырях собрались не только монахи, люди довольно крепкие, но и беженцы, рвущиеся вернуться домой. Замки, города, леса, монастыри - они могли выставить новую армию, взамен потерянной под Фальцем. Армию, способную бросить вызов основным силам Владыки и иметь при этом шансы на победу, победу, которая означала бы собой освобождение Запада от угрозы. Оставалась всего-навсего одна маленькая загвоздка: оную победоносную армию надо было бы собрать, желательно, до того, как сурийцы возьмут Столицу или Лайтстейн.

Тут начинается увлекательная, полулегендарная история Артура Ветара - молодого и благородного рыцаря, которому Создателем было суждено стать Артуром IV и Рассекшим тьму клинком. События происходили в VIII-м веке, они не настолько далеки от нынешнего поколения как Эра двух сотен королей, Славная битва или тем более мифические времена, предшествовавшие приходу людей на Континент. Однако сила его личности, характер совершенных им деяний, масштабность подвигов - всё это сделало основателя новой династии чрезвычайно популярной, по-настоящему легендарной фигурой, и его история моментально обросла целым

Сохранилось немало письменных источников, повествующих о жизни, личности и деяниях Артура IV, а еще большее число преданий передается в устной форме. Здесь встречаются все жанры: от серьезного исторического исследования до простонародной кабацкой песенки, от религиозного наставления до увлекательной легенды, полной чудес и магии. Очень сложной задачей стало создание подробной истории восхождения Артура Ветара, поэтому дальше будет взята информация сразу из нескольких источников. Во-первых, основой послужила классическая "История династии Ветаров", написанная в 1050-м году для воспитания кронпринца Вильгельма, но сумевшая покорить аристократических читателей и стать распространенной классикой. "История" была создана кропотливым трудом и тонким анализом, и, даже несмотря на ее явную предвзятость и склонность к прославлению героя, она все еще остается главным сочинением на заданную тему. Церковь Творца еще раньше создала свою "Хронику Тьмы и пламени", в которой значительная роль отводилась изображению характера Артура и его взаимоотношениям с Церковью. Информация же о связях Ветара, его друзьях, конкретных эпизодах его приключений - они взяты из рассказов и легенд, которые с одинаковым удовольствием и почтением слушают от придорожной таверны до блестящих залов дворца Столицы. Возможно, ученые мужи, преисполненные надменности, и воротят носы от них, но подлинно образованные люди никогда бездумно не отвернутся от мудрости, неважно кто ее произносит.

Он и его младший брат Гилеон начали вооружаться при первых слухах о нападении сурийцев, так что в момент разгрома у Фальца они были готовы защищать свои земли. Всего у Артура и Гилеона было только 700 ополченцев и 30 младших рыцарей, вассальных им, но владения Ветаров крайне удобно располагались по реке, и им удалось организовать патрулирование. В их земли зашло несколько сравнительно крупных отрядов врага, но ни одному не удалось вернуться, они все были убиты в землях, за счет которых думали легко поживиться. Именно тогда братья Ветары впервые вкусили настоящей войны, проявив себя с наилучшей стороны. Артур - как харизматичный командир и одаренный мечник, а Гилеон - как исполнительный адъютант и хороший исполнитель чужих приказов. В это время никто еще не знал, что старшему брату была предначертана столь грандиозная судьба, как спасителя Империи и защитника веры, поборника простонародья и союзника аристократии.

Но скоро вскоре все изменилось. С очередным караваном беженцев, который Ветары согласились принять, прибыли и двое людей, которым суждено было накрепко связать свою судьбу с жизнью Артура. То были отец Годрик, совсем недавно получивший благословение Конклава молодой священник, и магесса Латрия из Красного холма, подруга детства Ветаров и некогда приближенная Артура. Она и убедила Годрика привести караван сюда, зная, что ее хорошие знакомые не откажут в гостеприимстве и помощи нуждающимся. Но на пути в Холм Годрика посетило видение, ниспосланное Творцом в час нужды: настоятель уверился, что Артуру будет под силам спасти всю Империю, нежели только лишь свой феод да пару десятков пришлых. Латрия, с которой он поделился своим видением, поддержала отца в начинании: верная дочь Церкви, она была в восторге от перспективы видеть своего друга избранным воителем и спасителем.

Темной и долгой ночью, Годрик и Латрия встретились с Артуром в занятой им хижине, желая внушить ему свои мысли и раздумия. Потрескивали дрова в печи, нервно колыхался огонек единственной свечки на столе, а на лавках сидели трое и отчаянно спорили. Как говорят легенды, Артур продолжительное время отказывался покидать родной феод, полагая, что Годрик либо блефует, либо льстит, желая получить лучший прием и паек. Дискуссия была сложной и долгой, но считается, что уговорить героя взяться за меч и сесть на лошадь удалось благодаря грамотной реализации нескольких случаев. Во-первых, когда Артур в раздражении от назойливости гостей, взмахнул рукой, он нечаянно погасил свечу: Годрик подметил, что Империя людей ему напоминает именно эту свечку, готовую погаснуть от малейшего дуновения. Ища свет, группа спорщиков вышла на улицу, где они стали свидетелями ужина семьи беженцев: ослабленная, потускневшая и уставшая, молодая мать, остатки платья которой говорили о былой зажиточности, отдала свой кусок хлеба дочери, пожертвовав собственным пайком. Тогда Латрия, всегда полная сострадания и любви к ближнем, спросила Артура, неужели его рыцарские обеты и клятвы о защите обиженных и обездоленных имеют сугубо местечковое значение, неужто он клялся защищать справедливость, ограниченную земельными наделами. Наконец, подойдя к дороге, они увидели, как

Решение было принято. Вот здесь истории заметно расходятся: официальные источники и авторитетные книги опускают важный эпизод, сохраненный в легендах и песнях. Согласно устным свидетельствам, Артур призвал Годрика и Латрию стать свидетелями принесения им клятвы, обязавшей бы его не сходить с избранного пути. Священнослужитель Годрик напомнил о необходимости клятвы на вещи, и Ветар пообещал, что под камнем, куда он их приведет, они найдут эту вещь. Рядом с местом их беседы находилась небольшой лес, куда сир рыцарь и повел И действительно, при свете полной Луны на поляне, поросшей маленькими цветами, Артур извлек из земли прекрасный меч, словно только что сделанный талантливейшим мастером. Пролежавший в тайнике многие поколения, он не покрылся ржавчиной, не утратил ни остроты, ни смертельно опасной красы; пользуясь своим правом, отец Годрик благословил оружие, и рыцарь на нем принес торжественную клятву изгнать сурийцев с территории Империи.

Брат Гилеон, узнав о решении старшего, вспылил: он не мог поверить, что разумный и всегла так здраво мыслящий Артур отправится преследовать мираж, небылицу. Между ними разгорелся спор, в зоде которого большинство вассалов встало на сторону Гилеона. Мало кто верил в победу, а помирать вдали от отеческого крова, отчаянно пытаясь найти какой-то фантом, добровольцев не нашлось. И рыцари, и крестьяне посчитали предложение блажью, предпочитая остаться подле своих очагов и не покидать их. Раз поражение дело практически решеное, так зачем помирать в чужих краях? Гилеон предложил брату одуматься и снова заняться обороной своего участка земли, но теперь уже ему пришлось выслушать отказ. Будущий спаситель понял, что здесь он не найдет ожидаемой им помощи, и решил не тратить ни силы, ни время. Разочарованный Артур покинул башню, служившую их штабом, с Годриком, Латрией и своим верным оруженосцем Сэмом Тиготом - всего-навсего 4 человека начинали предприятие, которое в дальнейшем спасет все государство.

Обретение артефактов и базами

Вновь сформированное Братство, названное Братством Алого Знамени, отправилось на Юг, где Артур рассчитывал договориться о помощи с влиятельными и богатыми феодалами тех земель. По крайней мере, именно такую цель своим людям объявил Артур, нуждавшийся в их преданности. На самом деле, хорошо зная южное дворянство и его эгоистический характер, ему требовалось составить собственный список успехов и побед, достаточно длинный и убедительный для Леви и их вассалов. Но кроме оного списка, не помешало бы обзавестись некоторыми регалиями и артефактами, тесно связанными со славным прошлым Империи людей. Учитывая огромную значимость символов в мировоззрении западных людей, Артур нуждался в таковых. В его семье передавалась легенда об утраченном людьми сокровище, перстне, который носил сам Альфред I Основатель и который был утерян в ходе Войны сестёр - обретение подобной вещицы точно помогло бы, и именно за ней отряд направился в свой первый поход.

Они сразились с несколькими сурийскими мародерствующими отрядами, а избежали схваток еще больше, перешли через реки и разоренные деревни. Братство взяло за правило не вмешиваться в бои, которые невозможно выиграть, поэтому им приходилось увиливать и уклоняться от крупных банд сурийцев. В последнее время никто не мог гарантировать путникам добрую волю встреченных ими вооруженных людей Запада, так что их тоже приходилось по мере возможностей избегать. Впрочем, группе приходилось порой извлекать клинки из ножен и крайне редко дело доходило до лечебного искусства Латрии: Артур, Годрик и Сэм показали себя достойными бойцами. Где рыцарь-Ветар брал опытностью и специальными навыками фехтовальщика, грузный Годрик прибегал к чистой силе мускулов, а бойкий Сэм использовал ловкость и хитрость для обмана противника. Глава группы обычно отдавал предпочтение сочетанию щита и фамильного меча, Годрик дрался дубиной, а потом раздобытым молотом, Сэм применял кинжалы, а Латрия отбивалась коротким мечом или простенькими оборонными заклятьями.

Наконец, компания очутилась у границы Запретного леса - прозванного так за строгий запрет окружавших его лордов на охоту в нем, так никогда и не объясненный публично. Лежащий в северных провинциях, он был давно предоставлен самому себе: уже век окрестные лорды отказались от продвижения в чащобы, чем-то явно испуганные, убежденные, что покой окрестностей лучше не тревожить. Но теперь героям легенды предстояло пробраться в самую глубину леса, ибо, как говорилось в рассказах семьи Ветаров, именно там было утеряно кольцо Земледельца; разумеется, им требовалась помощь. За дело взялся Годрик, сумевший разговориться с сельским старостой, чье село лежало по соседству с деревьями. Старик явно считал себя мастером поболтать да вынюхать, но вот нарвался он на достойного соперника. Совсем скоро отцу стало очевидно, что в деревне действует некий гарнизон, который ее оберегает от недоброжелателей, но при этом гарнизон этот счел компанию Артура нестрашной и не проявил себя в открытую.

Егерь Дуглас оказался действительно хорошим следопытом и опытным лесничим: в Запретном лесу он ориентировался так естественно, как его любой естественный обитатель. Как и любой закаленный охотник, он отличался суеверностью и требовал от гостей леса строжайшего соблюдения всех выдаваемых ими инструкций, насколько бы абсурдными, лишенными смысла и логики они не казались бы. По счастью, все герои рассказа отличались здравомыслием и не ставили под сомнение компетентность проводника, благодаря которосу они миновали смертельно опасные топи, густые заросли да логова диких зверей. Однако на закате первого дня произошел конфликт: Дуглас отказывался сопровождать группу в настоящую чащу, говоря, что там обитает угроза опаснее диких зверей, распугавшая всех крестьян окрестных сел. Уговаривать бывалого охотника пришлось всеобщими усилиями, и только когда Ветар шепнул ему нечто на ухо, разговор был окончен. Впереди у них была еще долгая и тяжелая дорога,

Завладев артефактом, Артур смог заполучить и поддержку первого отряда: "веселой компании" своего нового знакомого. Бывалый егерь признал в нем достойного лидера, и его примеру последовал весь небольшой отряд умелых стрелков и опытных разведчиков, тем самым значительно увеличив силу Братства, которое начало напоминать воинское подразделение. Он покинул окрестности Запретного леса с куда более внушительной компанией и направился на исследование слухов: один из егерей рассказывал, дескать, небольшой город Штадхольм на юго-востоке страдает от самоуправства и лиходейства разбойника-рыцаря, и отчаянные магистранты предлагают каждому, кто их прогонит, щедрую награду по его выбору.

Братство двинулось по этому направлению, по пути разбив несколько мелких шаек и присоединив к себе нескольких младших рыцарей, бесцельно путешествующих от места к месту. К этому моменту всем сопровождавшим с самого начала Артура людям стала очевидна его удивительная харизма, берущая исток в подлинном аристократизме. Некая возвышенная отстраненность, профессионализм и глубокое чувство собственного достоинства одновременно поднимали его над остальными, и возбуждали в остальных удивление, постепенно перераставшее в восхищение. Его уверенная фигура истинного лидера внушала соратникам послушание, а врагам - страх; посреди боя Артур

И действительно, проникший в город Сэм вернулся ночью с неутешительными новостями. Марвилль действительно был захвачен бандой сира Алотея, состоящей из нескольких сотен бывших наемников, бандитов с большой дороги и даже парочки магов. Горожане платят им деньги "за защиту", вынуждены снабжать "гарнизон" всем необходимым и желаемым, а сам Алотей и его доверенные адъютанты пользуются положением и открыто грабят богатых горожан в свою пользу. Поговаривают на улицах, будто бы он дезертировал из армии императрицы Жанны еще до ее поражения, а теперь насильно Банда сидит внутри стен, она численно превосходит Братство и находится в превосходящей позиции - Годрик спросил, не сигналить отход? Нет, Артур велит трубить вызов, и трубить громко, пока не будет дан со стен ответ, а пока что разбить лагерь в пределах видимости и ждать действий противника... Пока сам Артур инструктировал Латрию и Сэма об их особом задании.

Неожиданно скоро, показался сам сир Алотей в сопровождении нескольких подручных; между двумя рыцарями произошла короткая, но яркая сцена, в ходе которой Ветар официально вызвал ренегата на поединок. Возможно, при других обстоятельствах, или другой человек могли бы ему смело отказать - но Артур смог прочитать характер оппонента и сыграть на его слабостях. Тщеславный гордец не мог допустить, чтобы с ним разговаривали требовательным и презрительным тоном, а главарь шайки не мог отклонить вызов на бой в присутствии своих бойцов, не рискуя потерять авторитет и начальственную позицию. Атаман повелся на уловку и согласился, сам того не зная, сыграть по правилам противника в его игру. Уже вечером состоялся поединок предводителей, и менее чем через десять минут ренегат рыцарского сословия был сражен наповал. Против него сыграли как продолжительное отсутствие практики, так и тот простой факт, что его-то противник действительно был настоящим мастером меча. Деморализованные смертью главаря бандиты замешкались, и в это время посланные вчера ночью в город Сэм и Латрия провели в него отряд Братства - сражения в итоге не состоялось. Горожане приветствовали освободителей, бандиты были взяты под стражу, восстановлено самоуправление, а отцы города предложили Артуру воспользоваться их предложением награды.

Тогда инициативу взял отец Годрик, потребовавший установить небольшой помост на главной площади: владетельные горожане без споров командовали своим работникам исполнить это поручение. Отец взошел на трибуну с подлинным достоинством и умиротворенным спокойствием, хоть за несколько минут до этого Латрии приходилось его успокаивать и убеждать в его силах. Толпа слушателей собралась заранее: прийти послушать молодого проповедника захотели богатые отцы города и полунищие поденщики, гордые хозяйки мастерских и приниженные служанки, юнцы и старцы. И Годрик создал настоящий шедевр ораторского искусства:

Очередная победа принесла Артуру новый отряд копейщиков-горожан и желающих заслужить прощение Творца боевых магов. Усиление позволило Братству смелее перемещаться по дорогам, долам и весям: только самые крупные мародерские отряды сурийцев теперь могли представлять угрозу. Несколько недель силы Артура перемещались по провинции, уничтожая шайки и банды, очищая леса и дороги от наводнившего их сброда. Штадхольм служил центром его операций и штабом, куда подразделение неизменно возвращалось после каждой победы. Постепенно к походам Артура присоединялось все больше людей: во многих горожанах выросла уверенность, спасенные люди желали отблагодарить спасителя и, наконец, случилось то, на что Артур изначально рассчитывал. По Империи людей пошли гулять слухи и рассказы о Братстве и его командире, их победах и свершениях; об этом шептались в замках, болтали на площадях, за их успех молились в церквях. Щедро отправляемые их Штадхольма гонцы, равно как и простые люди, заметно

Заключение союзов

Настала пора менять тактику. Слава Братства уже стала новым оружием, которое можно было обратить на свою пользу: Продвигаясь на юг, по направлению ко владениям Леви и южного дворянства, Братство как раз наткнулось на крупный отряд в тысячу орков при поддержке нескольких сотен дикарей из Речных королевств. Посланные на разведку следопыты донесли, что они разбили хорошо укрепленный лагерь на перекрестке дорог, который служит их штабом; что буквально день назад туда вернулась очередная "партия" с богатыми трофеями, и банда продолжает праздновать свой сказочный успех. Отряды мародеров никогда не отличались высокой дисциплиной, но только по-настоящему стоящий повод мог распугать всех дозорных и оставить стены лагеря без единого наблюдателя. Еще не зная, какому же трофею грабители так сильно обрадовались, Ветар решил уничтожить гнездо мародеров и очистить от их присутствие дороги.

Атака состоялась поздней ночью, примерно через час после того, как веселое и пьяное пение в лагере улеглось. По совету Дугласа, бойцы делали как можно больше шума и старались

Оказалось, что в плен к мародерам попала Катерина Леви - старшая дочь предводителя южной аристократии, чей конвой был перебит по пути домой, а сама она попала в плен. Беглый осмотр, совершенный Латрией, показал, что ничего необратимого не произошло, а пленители в издевательствах ограничились угрозами да обещаниями. Искренне благодарная Ветару за спасение, Катерина сама подсказала следующий шаг: доставить ее отцу и потребовать за спасение дочери не только ее руки, но и помощи ее отца, его будущего тестя, в идущей войне. Тем самым Братство обретет, наконец, поддержку южной аристократии и сможет сформировать полноценную армию для ведения крупных боевых действий.

Обладая подобным козырем на руках, Артур продолжил свой путь в Левипорт, уверенный, что теперь-то ему на переговорах обязательно улыбнется удача.

Знаковые личности вокруг Артура

Вокруг Артура собирается не только Братство, но и его доверенные адъютанты, помощники и в скором будущем друзья, чьи жизни сплелись во единый клубок судеб. Можно смело сказать, что без этих людей не было бы того Ветара, каким история его запомнила. Пожалуй, имеет смысл рассказать о компаньонах Артура несколько подробнее, призвав на помощь легенды и сказания, дабы оживить образы этих героев. Конечно, упоминания о них разбросаны и по официальным хроникам, но там эти люди появляются без контекста, без пояснений, что вызывает недоверие и не дает полностью осознать значимость каждой маленькой фигуры в столь грандиозной игре. О каждом из людей, сопровождавших Артура, складывались свои истории, песни и рассказы, сочетавшие подлинную правду с нереальными до смешного элементами. Да, многие высокоученые мужи смотрят свысока на такие источники, открыто высказывая презрение к сплетням и толкам простонародья да песням менестрелей... Забывая, что именно подобные рассказы, если их очистить от наносного, доносят самую подлинную и красноречивую правду. Начать стоит с лиц, первыми присоединившихся к походу: отца Годрика, магессы Латрии и оруженосца-леди Джанет Тардисской.

Годрика "отцом" можно было назвать только из уважения к священному сану: годами он был очень молод, только недавно получив посвящение от самих первосвященников, что стало огромной честь для сына мельника. Выпускник колледжа Лайтстейна, он вел жизнь доброго студента: регулярно шатался по тавернам, активно участвовал в кулачных диспутах, прогуливал занятия и веселился как мог. Только любовь к чтению и феноменальная память помогли ему закончить обучение, а его ученая диссертация на тему допустимости браков в Церкви принесла ему определенную известность; но крепок в вере он никогда не был... До совсем недавнего времени. Ему в видении явился сам Творец и приказал отыскать Артура Ветара из Красного холма и помогать ему в сложном и тяжелом путешествии - тогда-то отец Годрик и направился в путь-дорогу. Которую он переносил с достоинством: крепкий детина, известный в колледже как "Бык", он отличался силой и выносливостью, по случаю мог всем доказать это.

В Братстве Алого знамени Годрик служил полевым священником: он . Но ничуть не менее к месту пришелся его красноречивый язык, заостренный в схватках во времена учебы...с

Магесса Латрия сравнительно поздно проявила свои силы: в возрасте семи лет, когда она, дочка любимой служанки матери Артура, играла с оным наследником. Артура угораздило разбить коленку, и, желая ему помочь, Латрия впервые применила целительную магию. Вскоре ее забрали для обучения, где стали очевидны ее потенциал и альтруистическое желание помогать окружающим, которое еще больше питало магию силой. Ее обучение шло очень гладко: манеры и воспитание она усвоила с детства...

Латрия сыграла важную роль в формировании Братства и сопровождала его от начала и до самого конца. Она, будучи профессиональным лекарем, отвечала за здоровье офицеров и бойцов, собирала травы и ягоды, варила по мере сил и возможностей


Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.