ФЭНДОМ


"Тьма и пламень" - принятое в Западной империи название для глобального военного конфликта между людьми Творца и Сурией, произошедшего в 843-845-хх годах после Славной битвы. Вплоть до XIV века эта война была самой разрушительной, опасной и кровопролитной в истории людей Запада,  Традиционно конфликт делят на три самостоятельных этапа, каждый из которых характеризуется своими уникальными особенностями. Первый (843-й год) - момент вторжения войск Сурии, разгрома основных войск Империи и уничтожения городов на восточных границах. Второй (844, начало 845) - осада силами Владыки самой Столицы, проникновение сурийских отрядов в глубинные земли Империи и самоорганизация сословий Запада для обороны. Наконец, в 845-м году оставшиеся силы Запада самоорганизовались, собрались и нанесли ответный удар, отстояв независимость государства и свою собственную свободу. 

Трудно переоценить последствия "Тьмы и пламени" для Империи людей. В результате войны на троне сменилась династия: герой битвы у Лайтстейна Артур Ветар был коронован Артуром IV и приступил к наведению в стране жесткого порядка. Кроме врага внешнего, Артур IV и его ближайшие наследники поведут борьбы с теми, кто последовательно ослаблял Империю в предыдущие царствования, позволив сурийским полчищам пробраться настолько глубоко и практически нанести смертельный удар. 

Одним из других последствий конфликта, наверное, одним из самых долгоиграющих, стало формирование личности и взглядов будущего Всеслава Вечного, который посетил разоренные земли в ходе своего путешествия за знаниями и навыками. 

Предыстория

Сурия

История знает о многих нашествиях Сурии на Запад. Рано или поздно Владыки Тьмы собирают достаточно сил и ресурсов, чтобы приступить, как им кажется, к воплощению Великого пророчества. Дальше события развиваются примерно по одному сценарию: после продолжительных боев в Пограничье, сурийцы прорываются во внутренние земли Империи людей, где их встречают основные силы Творца. Затем в паре решающих битв люди Запада сокрушают армию противника, которая обращается в бегство и отходит обратно, за горы. Затем следуют десятки лет мира, прерываемого только рейдами отдельных группировок сурийцев за Реку в поисках легкой добычи, которые гораздо больше похожи на грабительские, трусливые набеги. В большинстве случаев именно такой сценарий повторяется из столетия в столетие. Но в во второй половине IX века Континент потрясла невиданная прежде война. Война, едва ли не ставшая последней для людей Запада и всех племен, враждебных Сурии.

Восточной империей в те дни правил Седьмой Владыка, прославившийся кровожадностью, яростью и жестокостью, попросту не имевшей аналогов в записанной истории. До Вознесения он был вождем малого орочьего клана на просторах Великого океана - клана захудалого, безвестного до поры до времени. Из них не происходило ни легендарного героя, ни храброго бойца, ни удалого чемпиона, ни великого шамана - а все их владения были жалким клочком каменистой земли. Оный орк с болью взирал на убожество родной земли, с презрением относился к окружающему быту, не высказывал должного уважения обычаям и традициям своего племени. Еще большую горечь ему доставлял он сам: он не был крупного размера, не славился на округу физической силой, на поединках он побеждал уловками, балансируя на грани запретного. Только хитростью, жестокостью и ненавистью к такому образу жизни он мог бы похвастаться. Но со смертью Шестого правителя настало время перемен: вождь сам направился в Нирн, где летом 840-го года громогласно объявил о своем желании принять дары Покровителей. Согласно записям имперских хронистов, его желание было принято дружным издевательским смехом: пред ликами Восьмерых собрались предстать известные воины, могущественные маги, талантливые интриганы и искусные ремесленники. Каково же было удивление всего Нирна, когда из Башни вышел новый Владыка, оказавшийся именно тем несуразным, небольшим орком из глубинки.

Новый правитель немедленно занялся укреплением военной мощи государства. Воспользовавшись своей властью, Владыка самолично допросил пойманных на Западе пленников с особой, уникальной даже для сурийцев, жестокостью; их рассказы о великолепных красотах родных краев, огромных городах, полных золота и драгоценностей, пленили воображение Седьмого. Орк приложил все свои усилия, показал неожиданное от него упорство, ради собрания уникальной в истории Континента армии. Он отказался следовать советам Сумеречного совета насчет поиска союзников - прошедший Вознесение, он полностью уверился в силе как остальных подданных Освободителей, так и своей собственной. При нем постоянно находился нэси Саргон Коварный, командующий гарнизоном Врат и опытный генерал, взявшийся "натаскать" правителя в военном деле. К себе Владыка также приблизил Яфит Посвещенную, могущественную колдунью и верховную жрицу бога Нанну; она, во-первых, посвящала правителя в тонкости придворных игрищ, во-вторых, наставляла в учении Освободителей, которым правитель Сурии мало интересовался.

И именно наставления Яфит убедили Седьмого Владыку в его высшем предназначении. Они совместно изучили древнейшие свитки и писания, в которых самые первые жрецы Освободителей оставили 

Империя людей

В Империи людей на тот момент правил престарелый государь Иоганн II Шатийонф, руководивший страной в общей сложности сорок лет. Его правление выпало на период стабильно высоких урожаев - население государство росло, его казна пополнялась, новые города возводились, а дворянство богатело. Давным-давно не случалось крупных военных компаний, удалось найти компромисс с западными городами, требовавшими увеличения своих полномочий; даже перворожденные перестали беспокоить берега страны своими разорительными набегами. Словом, все в царстве было спокойно и тихо. Иоганн в молодости был писаным красавцем и повесой, но теперь он вел жизнь примерного семьянина со своей второй женой, Жанной Ройсс, моложе его на тридцать лет. Теперь они совместно правили страной рука об руку, подчеркивая достоинства друг друга и скрашивая недостатки. Значительную роль в управлении страной играл тесть Иоганна, герцог Эдгар, оказавшийся грамотным управленцем и неплохим командиром. Ему удавалось грамотно балансировать между интересами различных придворных группировок, именно он стал гарантом мира на крайнем Западе, наконец, он несколько раз одерживал знаменательные победы над дикарями, гоблинами да мерсийскими предателями.

Монархия Шатийонфов на тот момент достигла своего исторического пика: для нее были характерны слабая власть императора и, пожалуй, самое значительное число феодальных свобод и привилегий в истории Империи людей у престола Творца. 

Ход событий

Первый этап

Седрик предатель

Мерийские воины середины IX века.

К тому времени в Пограничье доминировали проимперские силы, у Сурии был только регион Тетрархии под контролем. Туда убегали потерпевшие поражение в интригах феодалы, нежелательные наследники, беглые маги и т.д. Постоянные локальные войны, предательства и нарушения договоренностей, набеги из-за обеих Рек - все это привело Пограничье в состояние беднейшего региона Континента, переполненного обедневшим населением и озлобленным дворянством, отчаянно ищущим себе покровителя повыгоднее.

Новость о пришествии подобного войска с востока испугала всю мерийскую знать, за VIII-IX века переметнувшуюся на сторону Империи людей. Регион, на свою беду, часто видел нашествия с Востока, но подобный размер вторгающейся рати был действительно в диковинку. Даже сообща, все разом, правители Междуречья, более-менее лояльные Иоганну II, могли выставить только двадцать восемь тысяч человек, что не шло в сравнение с надвигающейся ордой. Причем их войско не привыкло воевать вместе и доверять друг другу, оснащением они уступали даже бедным орочьим племенам, а о едином руководстве даже говорить не приходилось. Все говорило, что в прямом бою силы Творца потерпят сокрушительнейшее поражение и очень быстро, после чего армия Сурии разорит немногое оставшееся в Междуречье. Тогда верховный король Эдуард III велел всем верным собраться в Лайтане, своей столице, откуда он хотел отходить на Запад и искать помощи у сюзерена. Ветеран войн Пограничья хотел спасти свои вооруженные силы и предупредить Иоганна о грозящей ему опасности. Но он не учел одного - предательства.

Инициативу взял на себя граф Седрик, правитель малозначимой и нищей области в верховьях реки Фонтир. Молодой, амбициозный и коварный, прежде старательно державший сторону Империи, он не собирался мириться с бедностью своего края, или, тем более, бороться вместе с остальными правителями против сурийцев. Ему выпал уникальный шанс и он собирался им воспользоваться. Седрик сделал свой ход: сам с небольшим отрядом витязей отправился за реку, где встретил Владыку и авангард армии Сурии. Там он предложил правителю Востока взаимовыгодную сделку: он лично проведет корпус во главе с Владыкой на Запад, тайными дорогами и тропками, а господин Сурии дарует ему власть над Междуречьем и восточными провинциями Империи людей. Заодно он передал в руки орка письмо Эдуарда, где была указана точка сбора всех враждебных захватчикам сил. Разумеется, будущий Седрик II признает власть Хозяина на земле и Освободителей над мирозданием. Седьмой Владыка охотно соглашается на предложение: он и Яфит во главе тридцатитысячной рати отправились за предателем, а Саргон повел остальную армию напрямик, желая перехватить верных Западу господ.

Седьмой Владыка

Седьмой Владыка верхом на питомце.

Предательство графа Седрика позволило войску Владыки перейти реку Тайкун в местах, где никогда прежде не появлялись крупные враждебные к Империи людей части. Здесь не было оплотов священных орденов, крупных замков владетельных феодалов, сильных форпостов - зато располагалось несколько торговых городов, делавших деньги на продаже гномьих товаров с северо-востока Континента. Этим-то и решил воспользоваться Седьмой Владыка: нанести внезапный и обезоруживающе жестокий удар по мирным поселениям Империи. Корпус Владыки словно гром среди ясного неба обрушился на поселения людей, лишенные надежной защиты и стойкого гарнизона: за пару недель сурийцы уничтожили четыре городка и несколько десятков крупных селений. Атаки носили одинаковый характер: внезапное появление сурийцев, пролом слабой стены силами великанов и магов, после чего следовали кровавая баня и пожар.

Поход Саргона Коварного ознаменовался двумя победами: сперва под самим Лайтаном он разбил основную армию Верховного короля, а потом уничтожил ее остатки, пленив самого Эдуарда III. Авторитетный нэси в каждом сражении прибегал к уловкам и хитростям: так, в первом бою, он приказал авангарду изобразить бегство и тем самым смог заманить армию мерийцев в ловушку. Внезапный удар по флангам растянувшегося строя опрокинул дружины князей и королей, не готовых сопротивляться настолько численно превосходящему войску. 

Захват Речных королевств затянулся на более продолжительное время, чем сурийцы рассчитывали первоначально: местность идеально подходила для партизанской войны, а местное население привыкло к подобным приемам ведения кампаний. Можно сказать, что именно тут начинается цепочка событий, которые в конечном счете пророют подкоп под военными успехами и победами Восточной империи. Дело в том, что по приказу своего Владыки Саргон был вынужден вести основные силы войска сразу же на Запад, на территорию Империи людей, вместо того чтобы заняться подобающей расчисткой лесов и полей Речных долин от растворившихся в них, но отнюдь не пропавших партизан. Лояльные Творцу мерийцы вскоре начнут нападать на отстающие отряды и подкрепления, обозы и склады, оставляя действующее войско без стабильного и надежного пополнения или перевооружения. 

Руины Фальца

Горящие соборы Фальца после окончания штурма.

Впрочем, последствия такого решения Седьмого Владыки станут очевидны только историкам - на данный момент он все еще побеждает, да еще как. Известия о вторжении Сурии в северные, казавшиеся неуязвимыми, земли, стали шоком для Императорского двора. Иоганн II уже давно собирал войска, но теперь ситуация резко накалилась: он считал, что у его страны еще есть время, но сурийцы уже были здесь. Более того: торговая столица северных земель, город Фальц, уже был осажден и срочно просил о помощи, а его окрестности превратились в пепел и пыль. Тесно связанные с Фальцем экономическими интересами аристократы требовали отправить туда войско, бывшее под рукой уже здесь и сейчас - собственный императорский штандарт. Силы Иоганна II тогда ровнялись 25 тысячам воинов, и он согласился отправить их на выручку северным провинциям не дожидаясь помощи остальных феодалов - во главе войска он, скрепя сердце, поставил супругу, рвавшуюся в бой и желавшую доказать свою преданность делу Творца в бою.

К Фальцу Жанна Ройсс опоздала, несмотря на все ее попытки добраться туда вовремя: сурийцы уже день как разорили город, полностью вырезав всех его жителей. Были уничтожены  Близкие к императрице советники настойчиво предлагали отход к столице или другому крупному городу, советовали не ввязываться в прямой бой с армией Сурии, не имея заметного превосходства. Однако Жанна и несколько ее доверенных рыцарей поспешили доказать восточным дикарям свое собственное воинское искусство. Войско императрицы, едва отдохнув после изнурительного марша, выстроилось в боевые порядки.

Поражение императорской армии были полным, тяжелым и решающим для первого этапа войны. Ее гибель и пленение императрицы нанесли тяжелый удар по Империи людей. Иоганн II самоустранился от принятия решений, ослабленный как возрастом, так и новостями с полей сражений; феодалы, прознавшие о настолько ужасном поражении Империи, в своей массе приняли решение проигнорировать призыв сюзерена к Столице и заняться защитой своих собственных земель - ведь монарх уже и так ничего не мог им предоставить на помощь. 

Второй этап

Армии Седьмого Владыки и Саргона объединились в одно на границах Речных королевств и Империи. К этому времени Владыкой была подчистую уничтожена императорская армия, пленена императрица и выжжены северные города, богатевшие на торговле с гномами. Нэси, в свою очередь, добился уничтожения сил Верховного короля мерийцев, лояльных Творцу; в награду за свое предательство, князь Седрик принял корону Мерии из рук Седьмого, поклявшись в вечной преданности Владыке и пройдя через процедуру посвящения в культ Освободителей стал Седриком II. Ему на верность присягнули немногие оставшиеся в живых дворяне региона, каждому из которых он пообещал значительное увеличение земельного надела.

Оттуда единая армия Сурии начала свой марш по пограничным землям Империи людей. Здесь располагались крепкие замки, чьи владельцы были готовы к бою... Но явно не подобного масштаба. Скорость перемещения сурийцев не давала пограничным феодалам шанса объединиться, а по отдельности на один из них не обладал достаточной силой. Крупнейшие замки были осаждены и за удивительно короткое время взяты, жертвами штурма становилось практически все их население, от графа до последнего конюха. После взятия крепости Владыка обязательно проводил торжественный пир на фоне догорающего укрепления и, при наличии таковых, изуверских казней захваченных в плен. Даже традиционные для Сурии раздачи рабов проводились редко, поскольку Владыка был больше заинтересован в казнях и убийствах; впрочем, первый забравшийся на стену сохранял право взять в трофей любую понравившуюся женщину, а пленивший значимого врага получал выкуп золотом по весу пленника. За два месяца сурийцы практически полностью опустошили эти территории, уничтожив почти всю аристократию и разрушив все замки. Дольше всех продержалась цитадель Монфоров, задержавшая основные силы врага на целый месяц, но и она пала. Благодаря жертвенной отваге слуг и рыцарей, спаслись братья Георг и Ричард Монфоры, успевшие покинуть горящее родовое гнездо вместе с сестрой Эрией: далеко не все феодалы были настолько же удачливы. Разграбление Пограничья, с одной стороны,

Пока сурийцы грабили и жгли, Иоганн II безвольно лежал в постели, разбитый усилившейся на новостном фоне болезнью. Потерявший армию и любимую жену старый император мгновенно постарел еще на двадцать лет, потеряв волю к жизни и желание властвовать. Следовательно, он утратил и способность командовать людьми, управлять ими - а ведь население Столицы как никогда в нем, как своем защитнике и сюзерене, нуждалось. Требовался кто-то, способный организовать оборону, установить нормы жизни в осажденном городе, успеть собрать зерно и скот с окрестностей, и стало ясно, что сам император уже ни на что не способен. Но у горожан и беженцев нашелся человек, готовый встать грудью на защиту Столицы, обладающий не только статусом, но и дарованиями, необходимыми для ведения обреченной битвы. Им стал герцог Зигфрид Церингер, занимавший придворную должность кастеляна и отвечавший за защиту замка. Ему, как самому знатному и при этом наиболее опытному человеку в городе, магистрат и предложил взять защиту Столицы на себя: зная из первых рук о состоянии главы государства, Зигфрид согласился и приступил к делам немедленно. Ему удалось пополнить запасы продовольствия в городе, перекупить услуги хорошо известной наемничьей компании за личный счет, перевооружить городское ополчение и привлечь к кооперации нескольких окрестных феодалов. Наемники и мелкие рыцари взялись за усиленную тренировку ополчения, а специальный конный отряд уничтожал все в окрестностях города, что могло представить интерес для нападавших. Усилиями Церингера город был теперь готов к тяжелой и продолжительной обороне, а скоро к ним присоединился Георг Монфор, собравший остатки своих вассалов и приведший их к главному городу Империи. На вопрос Зигфрида он ответил, что его брат Ричард погиб в дороге от страшных, отравленных ран, а у Церингера явно не было времени, сил и желания выведать правду.

Наконец, рать Владыки показалась у стен Столицы. Его попытка заставить городан открыть ворота угрозами и шантажем ни к чему не привели, магистрат и феодалы, а равно и их подопечные, были готовы сражаться и умирать за свою Столицу. Иоганн II закрылся в покоях и никого не пускал к себе, а все остальные лидеры города собирались сражаться до самого конца. Естественно, сурийцами была установлена блокада, но за все время осады никто не смог определить местонахождение тайных механизмов, поставлявших в город чистую питьевую воду. Более того, изобилие потайных ходов помогало отдельным компаниям выбираться за пределы осажденного города и проводить те или иные диверсионные операции в лагере противника; и хотя после успехов нередки были жертвы, в добровольцах недостатка не было.

Тогда-то сурийцы впервые поняли некоторые из совершенных ими ошибок. Оказалось, что столь стремительное продвижение к Столице растянуло армию и ее обозы на долгие километры, поставив отдельные отряды под угрозу нападения ушедших в леса молодчиков. Дошедшие до этого момента великаны оказались бесполезны без значительного запаса камней, а снаряды для них не были взяты с собой к городу. Начали сказываться главные слабости сурийского войска образца тех лет: гипертрофированная численность при слабом снабжении, откровенно плохая дисциплина, несовершенная тактика и в целом больший интерес воинов в грабеже, нежели в войне их повелителя. Несомненно, в чистом поле да под личным командованием Владыки эта орда могла "смыть" любое сопротивление, как и случилось под Фальцем; но теперь ситуация потихоньку начала меняться.

Пока же Седьмой не задумывался над подобными материями. Его армия взяла Столицу в кольцо и начала готовиться к штурму городских стен, вполне уверенная в легкой и скорой, уверенной победе.

Проигранная битва означала затягивание осады на неопределенный срок, и тогда сурийские воеводы столкнулись с необходимостью хоть как-то наладить снабжение и прокормить огромную армию. Земли вблизи Столицы были вовремя опустошены самими имперцами: крестьяне уничтожили свои хозяйства и вместе с семьями и пожитками укрылись за крепкими да высокими стенами.

Третий этап

Итоги и последствия

В культуре

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.